понедельник, 6 декабря 2021 г.

КОШМАР СО "ЩЕЛКУНЧИКОМ"

 

Кошмар cо «Щелкунчиком»

Рождественский балет «Щелкунчик» удален из программы Берлинского государственного балета. Причина – гаремные красавицы и покрытые коричневым гримом детские лица. Они стали жертвой «духа времени». Почему это решение ошибочно и кто несет за него ответственность.

Photo copyright: James Brooks, CC BY 2.0

Гаремные красавицы в классическом балете, созданном 129 лет назад?— Долой! Детские лица, покрытые коричневым гримом?— Изъять! (Существовавшая много лет в Европе и США традиция «блэкфейс» — наложения грима в «негритянском стиле» — сейчас объявлена в США и ЕС расистским пережитком — прим. ИноСМИ.) Этого требует дух времени, царящий преимущественно в злобных социальных сетях. И поэтому в этом году берлинские дети будут лишены удовольствия увидеть роскошную постановку классического балета Петра Чайковского «Щелкунчик», в точности воспроизводящую премьерный вариант спектакля от 1892 года!

Вина за это лежит на Кристиане Теобальд, в настоящее время и.о. художественного руководителя труппы. Помимо этой должности, она с восьмидесятых годов выполняет и другую функцию — сначала в балете в Немецкой Опере, затем в театре «Линденопер», а с 2004 года и в созданном с таким трудом Государственном балете Берлина (Госбалете Берлина). Эту функцию можно обозначить приблизительно так — могильщица балета в его традиционной форме. Почему? Теобальд, еще будучи заведующей репертуарно-литературной частью, и в этом качестве не отличалась стилистическим чутьем. А в ранге художественного руководителя (худрука) труппы она решила податься на куда более важный фронт — идеологический. Госпожа Теобальд оказалась просто перегружена своей борьбой за политкорректность. Но главная вина за отмену «Щелкунчика» — политическая. Балет стал жертвой политизированного подхода к искусству, не отягощённого базовым образовательным багажом и безучастно смотрящего на деградацию Государственного балета Берлина.

За прошедшие непростые годы мы привыкли к тому, что Госбалет Берлина, насчитывающий 90 танцовщиков и являющийся самой большой классической труппой Германии, дает о себе знать преимущественно в скандальных публикациях в прессе. Это уже стало традицией, потому что в отличие от Лондона, Парижа, Петербурга, Москвы, Милана и Нью-Йорка, где народ любит свои классические труппы и гордится ими, в Берлине на классику смотрят с растущим подозрением.

Так, известный российский танцовщик Владимир Малахов, который за десять лет с нуля превратил Госбалет в блестящую балетную труппу, регулярно подвергался нападкам театральных критиков. Вину за подчас плохую постановочную часть никогда не возлагали на госпожу Теобальд. Так же, как и за недостаточную проработку материала с назначенными в разное время руководителями труппы: бывшими танцовщиками Петером Шауфусом (Немецкая Опера), Мишелем Денаром (Балет Штаатсопер). То же самое относится к назначенному по ее инициативе преемником Малахова Начо Дуато, нанятого тогдашним государственным секретарем по культуре Андре Шмитцом. Сомнительная с эстетической точки зрения эра Дуато закончилась в 2018 году еще до истечения срока его контракта.

Власть перешла к дуэту, состоящему из явно не рожденной для работы в классической труппе госпожи Саши Вальц и найденного ей Кристианой Теобальд помощника — Йоханнеса Омана. При этом дуэте все стало еще хуже. Теобальд держалась в стороне и спокойно отнеслась к тому, что Оман, а затем и Вальц в начале 2020 года, отслужив один шесть месяцев, а вторая — полтора года, покинули театр, оставив о себе самые плохие воспоминания.

А теперь еще один новый худрук балетной труппы, работающий с прицелом на сезон 2023-2024 годов, должен будет навести порядок в запутанной ситуации. Речь о Кристиане Шпуке, ничем не примечательном цюрихском хореографе, известном своими авторитарными методами руководства. Ну, а на промежуточный период исполняющей обязанности худрука труппы вновь назначена госпожа Теобальд, которая вроде бы еще в этом сезоне хотела удалиться на покой.

Не в лучшем свете

Впрочем, ранее, еще осенью 2020 года, фрау Теобальд устроила еще один скандал, получивший международную огласку. Речь о надуманных обвинениях в расизме, выдвинутых темнокожей французской танцовщицей по имени Хлоя Лопес-Гомес. Свара возникла после того, как в числе других десяти танцовщиков с ней был расторгнут контракт, так как увеличенную при госпоже Вальц труппу нужно было вновь сократить. И вот тогда темнокожая француженка стала утверждать, что в «Лебедином озере» ее заставляли накладывать светлый грим, не давали надевать белую вуаль и вообще дискриминировали из-за цвета кожи.

Обвинения Лопес-Гомес были направлены преимущественно против одной из женщин-балетмейстеров. Кристиана Теобальд сделала вид на публике, что знать ничего не знает об этом. Но потом под давлением общественного мнения Теобальд, наоборот, и вынесла строгий выговор обвиненной женщине-балетмейстеру, даже не выслушав её и не разобравшись в сути дела. Во время последовавшего судебного разбирательства удалось договориться с Лопес-Гомес о продлении контракта еще на один год и о выплате ей компенсации в размере 16 тысяч евро. Деньги балерина взяла, а затем все-таки уволилась. Сейчас у нее контракт с менее ориентированном на классику Рейнским балетом в Страсбурге.

А совсем недавно состоялось еще одно разбирательство в суде. На этот раз иск против Госбалета Берлина подала уже та самая женщина-балетмейстер. В ходе процесса она добилась того, что выговоры были сняты, а большинство выдвинутых Лопес-Гомес обвинений опровергнуты представленными истицей свидетелями. И вновь Кристиана Теобальд предстала не в лучшем свете: выходит, она практически не защитила свою сотрудницу, слишком быстро пойдя на поводу у общественного мнения.

И вот теперь Кристиана Теобальд (как она надеялась, без лишней огласки) падает ниц перед духом времени и на всякий случай удаляет из репертуара «Щелкунчика», поставленного в 2013 году за 1,5 миллиона евро. Об этом стало известно только благодаря разоблачениям газеты Berliner Zeitung. Кстати, один раз «Щелкунчика» уже удаляли из репертуара. Но не классического «Щелкунчика», а бессмысленным образом переделанную «осовремененную» постановку, предпринятую на деньги налогоплательщиков приглашенным госпожой Теобальд хореографом Начо Дуато.

При этом Теобальд, как заведующая репертуарно-литературной частью, перед тем, как возмущаться разрисованными под африканцев лицами детей, должна бы вспомнить, какую значительную роль играл экзотизм в искусстве прошлых веков. Благодаря ему происходило сближение культур разных стран. И именно в романтических балетах он занимал центральное положение. Это относится и к вызвавшей массу споров новой постановке балета «Баядерка». Яркая инсценировка Малахова в 2018 году была заменена бледноватой версией Алексея Ратманского, также основанной на первоначальной версии спектакля. В этом балете, действие которого происходит в условной Индии, во всем великолепии представлено колониальное очарование Востока с факирами и гаремными наложницами. Что ж, теперь и этот балет, несмотря на объяснения в программках, без всяких комментариев будет удален из репертуара?

Что будет дальше?

Конечно, можно и должно просвещать публику, и конечно, можно наносить меньше грима и не делать образы слишком стереотипно-экзотическими. Но что же будет дальше? Во дворце восемнадцатого века Сан-Cуси снесут Китайский павильон, во дворце на Павлиньем острове в Берлине закрасят роспись, изображающую экзотику южных морей? В Мраморном дворце выбросят на свалку все из Восточного кабинета? Экзотизм — часть прусской истории, так же как и «Щелкунчик», где хореографы во втором акте поместили арабский и китайский танец в декорации сказочного царства феи Драже.

В Гамбурге сейчас отмечают 50-летнюю годовщину «Щелкунчика» в постановке Ноймайера, в которой также отдана дань великому петербургскому хореографу Петипа и царскому балету. И, естественно, там танцует загримированный «египтянин», а семенящая танцовщица неазиатского происхождения изображает китайскую птицу. Ну, и что в этом плохого? Суть театра в преображении: сегодня ты — князь, завтра — крестьянин, сегодня — хороший, завтра — плохой, сегодня — француз, завтра — марокканец.

Кстати, в берлинском «Щелкунчике» танцуют еще подсолнухи и снежинки. Не заявит ли какое-нибудь экологическое лобби, что это дискриминация растений? А когда Кристиану Теобальд спросили, не собирается ли она удалять национальные танцы из «Лебединого озера», она выдвинула абсурдный аргумент. Мол, модернистский хореограф Патрик Барт учел подобную критику в своей хореографии. На самом деле в ней только переделаны классические шаги в Неаполитанском и Испанском танцах Чайковского. Такое нестрогое отношение к стереотипизации европейских народов объявляется тем, что итальянские, испанские и русские танцы еще не попали в черные списки. Эти народы еще не считаются угнетаемыми меньшинствами.

Но госпожа Теобальд нашла выход из этой дилеммы: «Нам нужно провести много специальных мероприятий, послушать ученых. Подключить публику, переделать программки», — сказала она в интервью газете Berliner Zeitung. Как будто это что-то изменит в духе времени, проявившего себя так агрессивно в этой истории.

Мануэль Бруг (Manuel Brug)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..