пятница, 26 ноября 2021 г.

ДНЕВНИК МАЙОРА

 

Александр Куприн | Дневник майора

Ленд-лиз. Огромный пласт истории Второй мировой. Интересный и на тот момент беспрецедентный пример взаимодействия стран с совершенно разной политической структурой. В стране откуда мы приехали, как мы все помним, эта тема или замалчивалась, или извращалась до такой степени, что у слушателя оставалось стойкое ощущение – эти американцы на нас нажились! Поставили просроченные консервы, а взамен выгребли червонное золото. К счастью, сегодня каждый сам может найти в сети цифры и объемы этих поставок, осмыслить и самостоятельно оценить огромный масштаб этой помощи, гигантский риск и невосполнимые потери, которые понесла американская сторона, исполняя свои союзнические обязательства. Я же хочу сегодня поделиться с вами отрывками из удивительной книги «Из дневников майора Джордана», вышедшей в свет в 1952 году. На русский язык, насколько мне известно, эта работа никогда не переводилась. А жаль – книга эта содержит доказательства тотальной открытости американской стороны своему новому союзнику. Открытости, граничащей с поразительной недальновидностью в работе с Москвой.

Майор ВВС США Рэйси Джордан был одним из офицеров, курировавших отправку грузов в СССР сначала из Нью-Джерси, затем из Монтаны. Въедливый майор самостоятельно вел учет всех поставок, проходящих через его зону контроля, и аккуратно вносил данные в три больших амбарных книги, ставшие впоследствии основой его «Дневников». Читателю предоставляется уникальная возможность посмотреть на этот процесс со стороны, предоставляющей эту помощь. Перевод мой.

***

Поздно вечером в мае 1942 года несколько русских ворвались в мой офис в аэропорту Ньюарка. Они были в ярости из-за преступления, которое только что было совершено против советской чести. Я подошел к окну, где смог собственными глазами увидеть доказательства этого преступления. Там на перроне перед зданием администрации находился средний бомбардировщик А-20. Douglas Havoc. Он был изготовлен на американском заводе за счет американских налогов. Теперь он был готов нести Красную Звезду Советских ВВС. Таким образом, для русских это уже был советский самолет. Я спросил переводчика что произошло. Оказалось, что DC-3, пассажирский самолет, принадлежащий American Airlines, вырулил с взлетно-посадочной полосы и, разворачиваясь на бетонной площадке для разгрузки пассажиров, задел моторный кожух Havoc. К счастью, повреждение не было слишком серьезным и его можно было исправить. Но русские отнеслись к этому совсем по-другому. Их взбесило то, что американский коммерческий лайнер повредил «их» советский самолет! Взволнованными голосами они требовали «paneesh peelote!». Я спросил, что бы они хотели сделать с пилотом-нарушителем. Один из них поднес воображаемый револьвер к виску и спустил курок.

«Ты в Америке», – сказал я ему. «Мы так не поступаем. Самолет отремонтируют и приготовят к конвою». Тогда они придумали другое слово: «Бан!» и стали взволнованно повторять его снова и снова. Тут я понял, что им нужен не только пилот. Они хотят, чтобы American Airlines была изгнана из аэропорта. Я попросил переводчика объяснить, что армия США не имеет юрисдикции в отношении коммерческих компаний. В конце концов, авиакомпании использовали аэропорт Ньюарка задолго до войны и еще до того, как существовал аэропорт Ла-Гуардия. Я попытался успокоить русских, объяснив, что наш офицер по техническому обслуживанию самолетов, капитан Рой Б. Гарднер приготовит бомбардировщик к конвою, даже если это означает, что специальная бригада будет работать всю ночь чтобы закончить работу. Тут начальник советской делегации полковник Котиков заявил через переводчика что хочет говорить со своим посольством в Вашингтоне. Все междугородние звонки в Россию должны были быть разрешены через мой офис, и я всегда следил за тем, чтобы разговоры полковника, которые иногда могли быть чрезвычайно длинными, соединялись как collect calls. Я сказал оператору вызвать советское посольство и передал трубку полковнику. К этому времени других русских выгнали из офиса, а я сидел за своим письменным столом. Полковник Котиков начал длинную речь по телефону по-русски, которую прерывал для нескольких походов к окну. Я понял только слова «American Airlines» и порядковый номер на хвосте, который он мучительно зачитал по-английски. Когда звонок был завершен, полковник ушел, не сказав ни слова. Я пожал плечами и пошел посмотреть на поврежденный Havoc. Как и было обещано, самолет был отремонтирован и готов к эксплуатации.

Я был уверен, что это конец истории…

Я был неправ. 12 июня из Вашингтона пришел приказ – не только American Airlines», но и всем остальным авиакомпаниям прекратить деятельность в Ньюарке немедленно. Приказ действовал не день и не неделю. Он держался на протяжении всей войны!

Я был ошеломлен. В такие вещи невозможно поверить, и уж точно нельзя забыть. Придется ли нам прыгать каждый раз, когда полковник Котиков щелкает кнутом? Для моего усвоения это был трудный урок. Мне пришлось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что мы, американцы, а не русские являемся донорами по ленд-лизу. «В конце концов, Джордан, – сказал я себе, – ты не знаешь подробностей всей операция: это только одна ее часть. Ты солдат, и кроме того, ты был предупрежден, что это будет трудное задание”. Однако, именно тогда я и решил завести дневник, собирать записи разного рода, делать заметки и памятки обо всем, что произошло.

***

Итак, по звонку советского представителя весь аэропорт Ньюарка был передан для нужд транспортировки грузов по программе ленд-лиз. Далее капитана Джордана ждет новое потрясение – по рекомендации полковника РККА Котикова ему, офицеру военно-воздушных сил США присваивают звание «майор»! Сам Герой Советского Союза Котиков приколачивает табличку со своим именем на двери одного из освободившихся офисов.

Одним из стойких заблуждений о поставках в СССР является военно-индустриальный характер отправляемых грузов. Это не совсем так. Впрочем, давайте вновь предоставим слово автору дневников:

***

…Портсигары, Женская пудра, Фонографы, Ноты, Мебель для дома, Куклы, Рыболовные снасти, Банковские сейфы, Губная помада, Парфюмерия, Игрушки. А ведь это вещи, которые мы отправляли в Россию по ленд-лизу. Могу еще упомянуть несколько других фантастических предметов: мы также отправляли пианино и другие музыкальные инструменты; антикварную мебель; календари; 13 328 комплектов зубных протезов; зубные щетки; женские украшения и т. д. и т. п. При этом Закон о ленд-лизе исключал «товары, предназначенные для оказания помощи и реабилитации»! У женщин России есть все основания быть хорошо одетыми даже сегодня (книга написана в 1952 году, прим. редактора). За три года 1942–44 мы отправили русским модельное белье на сумму более 152 миллиона долларов, плюс 24 миллиона долларов на атласную саржу, ленты, тесьму и отделку, на стоимость еще миллионы – всего 181 миллион долларов на женскую одежду.

Но, если женская одежда майора просто удивляла, то невероятно выросшее количество советских дипломатических грузов не могло не насторожить:

Первые черные чемоданы, всего шесть, были у советского офицера, и я прошел мимо них без вопросов после его заявления, что они были «личным багажом». Но количество мест багажа быстро выросло до десяти, двадцати, тридцати и, наконец, до партий по пятьдесят, которые весили почти две тонны и занимал грузовое пространство всего самолета. Вскоре офицеров заменили вооруженные курьеры, путешествующие парами, а оправдание для избежания досмотра было изменено с «личного багажа» на «дипломатический иммунитет». В Советский Союз шли тонны материалов, и я понятия не имел каких. Я начал преследовать полковника Котикова с вопросами и протестами. Он отвечал одним вечный рефреном – эти чемоданы носят «дипломатический характер». Я отметил, что они отправлялись не советским посольством, а советской правительственной Комиссией в Вашингтоне. Он утверждал, что независимо от происхождения они были покрыты дипломатическим иммунитетом. Летом 1943 года была еще одна партия «дипломатических чемоданов». В соответствии с установленным мною распорядком я открыл три – по одному на каждом конце самолета и один в середине. К моему удивлению, все они содержали оттиски патентов из Патентного ведомстве США – подразделения Министерства торговли. Полковник Котиков сказал, что весь груз состоит из этих записей, и что они будут проходить непрерывно. При этом с 1927 года сам Советский Союз не выдал нам ни одного патента! Патентное же ведомство США было открыто для команды технических экспертов из Амторга. Они работали на полную ставку – каждый день просматривали файлы и могли выбирать то, что хотели. Документы были предоставлены самим Патентным ведомством. Российским чиновникам удалось собрать много наших промышленных и военных изобретений просто копируя патенты на изобретения в нашем Государственном патентном ведомстве. Это было сделано прямо, в открытую, и с нашего разрешения. Среди оттисков патентов, переданных в Россию: бомбовые прицелы, танки, самолеты, органы управления кораблем, бомбометные устройства, вертолеты, тральщики, боеприпасы, пуленепробиваемая броня.

Еще одним «дипломатическим» грузом, прибывшим в Грейт-Фоллс, был самолет с фильмами. Полковник Станислав Шумовский, ответственный за них, пытался препятствовать моему осмотру, выставив напоказ письмо Госдепа. Я сказал ему, что письмо ко мне отношения не имеет. Это было письмо Госдепартамента, разрешающее этому русскому полковнику посещать любой военный завод и снимать сложные механизмы и производственные процессы. Я посмотрел полдюжины из сотен банок фильмов. Этот самолет унес огромный количество технических ноу-хау Америки для России!

***

Одна из самых удивительных историй, с которыми пришлось пересечься майору, была связана с печатанием денег для оккупированной Германии:

***

Однажды полковник Котиков упомянул о «денежном самолете», который разбился в Сибири и был заменен. Я спросил, что он имел в виду под «денежным самолетом»? Он пояснил, что министерство финансов США отправляло в Россию гравюры, матрицы и другие материалы чтобы русские могли печатать для немцев те же оккупационные деньги, что и США. Я был уверен, что он ошибался. Я был совершенно уверен, что никогда в истории мы не позволяли печатным матрицам дензнаков покидать страну. Как можно было контролировать их использование?

“Вы, полковник, имеете ввиду, – сказал я, – что мы напечатали деньги для жителей оккупированной Германии и отправили эту валюту в СССР”. «Нет, нет», – ответил он. Он настоял на том, чтобы пластины, цветные чернила, лак, тонировочные блоки, образцы бумаги – эти и подобные материалы прошли через Грейт-Фоллс в мае двумя партиями по пять самолетов С-47 для каждой. Доставка была организована на высшем уровне в Вашингтоне, и самолеты были загружены в Национальном аэропорту. Почему Россия так настойчиво печатала немецкую оккупационную валюту без подотчетности? Ответ довольно прост. Они знали, что армия США обратит такую валюту в доллары. С материалами, предоставленными Вашингтоном, они захватили бывшую нацистскую типографию в Лейпциге и на безопасном расстоянии от американской инспекции запустили прессы. Любой солдат мог купить пачку сигарет за 8 центов США. Но черный рынок России и Германии предложит ему 100 марок из Лейпцига. Чтобы получить прибыль почти в 10 долларов с пачки сигарет за 8 центов, американцу нужно было только принести свои 100 лейпцигских марок в армейское почтовое отделение и купить 10 долларов за эти “деньги”. 25 долларов за фунт кофе и 2500 долларов за наручные часы стоимостью 17 долларов. К декабрю 1946 года военное правительство США получило и оплатило более 250 миллионов «марок» напечатанных Советами.

***

А вот еще один аспект сотрудничества с советскими коллегами, неприятно поразивший автора:

***

Я начал осознавать важный факт: пока мы осуществляли свой поток в Россию, Россия тоже потоком отправляла нам кое-что. Один действительно тревожный факт, который заставил меня понять это, заключался в том, что въезд советских кадров в Соединенные Штаты был абсолютно неконтролируемым. Регулярно из Москвы прилетали самолеты с неизвестными россиянами на борту. Я видел, как они сходят на землю, перепрыгивают через заборы и бегут за такси. Казалось, они заранее точно знали куда они направлялись и как туда добраться. Это была идеальная установка для внедрения шпионов в нашу страну с поддельными именами для использования во время и после войны. Вот что генерал-майор Фоллетт Брэдли, ВВС США, писал в New York Times 31 августа 1951: “Я знаю, что с начала 1942 г. Российские гражданские и военные агенты были в нашей стране в огромном количестве. Они могли свободно передвигаться без каких-либо ограничений или препятствий и для того, чтобы посетить наши арсеналы; склады, заводы и полигоны, им нужно было только заявить о своих желаниях. Их санкционированные визиты в военные учреждения исчислялись тысячами. Я также лично знаю, что многим россиянам разрешили въехать на американскую территорию с 1942 года без виз».

***

Это лишь небольшая часть записей ветерана двух мировых войн майора Джордана. И если вам интересен взгляд на историю Ленд-лиза с этой, отправляющей, стороны, либо захотелось побольше узнать об авторе – поищите в сети эту невеликую по объему, но весьма любопытную книжку “From Major Jordan’s Diaries” (ISBN-10‏: ‎158840272X)

www.panorama-e.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..