воскресенье, 26 сентября 2021 г.

Леви, Тирца и Эзра: почему голландские родители-неевреи называют своих детей еврейскими именами?

 

Леви, Тирца и Эзра: почему голландские родители-неевреи называют своих детей еврейскими именами?

Перечисляя имена своих многочисленных внуков, Йооп ван Оойен произносит то, что звучит как перекличка в типичном израильском классе, пишет JTA.

Photo copyright: pixabay.com

Яир, Яэль, Лаэль, Оделиа, Нетания, Йоаз и Шилон – некоторые из его внуков с современными именами, любимые израильским средним классом. Барух, Моше, Элишева и Иегуда — относятся к числу классических имен, пользующихся популярностью у родителей – религиозных евреев во всем мире. Но ни Ван Оойены, ни их 16 детей не евреи. Это протестантская христианская семья из небольшого городка в Нидерландах, который входит в число немногих мест в Европе, где неевреи обычно носят имена, которые широко воспринимаются как явно еврейские. «Мы набожная семья, и Библия всегда присутствует в нашей жизни, а это означает, что иудаизм всегда присутствует в нашей жизни, и мы назвали своих детей, чтобы отразить это», – заявил Йооп ван Оойен, 69-летний продавец химикатов.

В дополнение ко всемирно популярным библейским именам, таким как Симон, Давид, Руфь и Эстер, явно еврейские библейские имена, кажутся, особенно распространены в набожных христианских кругах в Нидерландах. Но многие нерелигиозные родители в Нидерландах также дают своим детям имена, звучащие по-еврейски, потому что они воспринимают Библию как часть голландского наследия и их привлекает короткое, решительное звучание еврейских имен. Некоторые родители говорят, что эти имена напоминают голландские. «Мы не хотели чего-то иностранного и английского, но мы также хотели серьезное имя, которое имело бы определенный вес, когда ребенок вырастет», – заявила Янтин Вонк, 35-летняя мать двоих детей, Арона и Тирзы, с юга Нидерландов. Вонк добавила, что она считает, что многие еврейские и нееврейские голландские родители по разным культурным причинам отдают предпочтение коротким, сильным именам с отчетливым звучанием, таким как Боаз и Тирца, в отличие от более «мягких» имен, таких как Райан и Оливия.

Хагар Джобсе, 34-летняя журналистка из Амстердама, выросшая в светской семье, получила свое имя, потому что ее родители «просто нашли его красивым», – рассказала она JTA. В голландском языке это произносится как «Хакар» с использованием небной согласной, которая существует в иврите (но не в имени «Хагар») и в голландском. Джобсе говорит, что ее имя вызывает в основном любопытные и положительные отзывы, потому что для Нидерландов оно экзотично. Арабы узнают его как Хаджар, арабский вариант имени этого библейского персонажа. «И у испаноговорящих есть некоторые трудности с этим», – заметила она. По словам Джобсе, она никогда не испытывала негативной реакции на свое имя. «Но у Ван Ойеенов такие примеры есть», — заметил Йооп. «К сожалению, в школьной системе много антисемитизма», – заявил он JTA. «К нашим детям с еврейскими именами приставали, а некоторые даже издевались над ними». Особенно часто с этим сталкивался Моше Ван Оойен, но Ари, Вооз и Сифра тоже иногда встречались с этим.

JTA связалось с Моше, которому около тридцати, сначала он согласился дать интервью для этой статьи, но дальнейшие попытки связаться с ним не увенчались успехом. По словам отца Моше, его братья и сестры с типичными голландскими именами – Герда, Йохан, Корнелис и Андреас – не подвергались антисемитским издевательствам.

По данным исследовательского института общества и лингвистики Меертенс, популярность библейских имен значительно возросла с 1980-х годов. Например, имя Тирца практически не давали в 1950-х годах. Но с 1990 года по крайней мере 20 младенцев в год стали называть Тирцами, причем пик пришелся на 2000 год, когда было около 120 Тирцев. В 2014 году их было около 100.

В отношении мальчиков та же тенденция прослеживается с именем Леви, которое почти не давали в 1980 году. В 2014 году в Нидерландах насчитывалось не менее 8000 Леви, и сотни получали его каждый год (в 2016 году их было около 700, в основном мужчин, но также и нескольких женщин.) Один из них – Леви Вершуф, 26-летний мужчина из Нордвейка, прибрежного города, расположенного примерно в 30 милях к юго-западу от Амстердама. Вершуф, который работает в церковной группе, говорит, что ему нравится его имя отчасти из-за его близости к иудаизму. «Когда я думаю об иудаизме и евреях, у меня возникает положительное чувство, поэтому мне приятно, что с этим связано какое-то имя. Я горжусь, когда евреи слышит моё имя и положительно реагируют на него», – заявил он, вспоминая встречу в 2010 году с раввином в Гааге, который обсуждал с ним библейское значение его имени. Вершуф и его жена назвали своего сына Эзрой – другое имя, которое многие за границей считают явно еврейским, но которое распространено среди неевреев в Нидерландах.

В Бельгии, где проживает около 11 миллионов человек, только несколько десятков младенцев получают имя Леви каждый год по сравнению с сотнями в Нидерландах, население которых составляет 17 миллионов человек. (Почти все бельгийские Леви происходят из районов с фламандским населением, численность которого составляет около 7 миллионов человек.) В обеих странах проживает около 30000 евреев в каждой – цифра, которая, по крайней мере, в Нидерландах, не объясняет сколько-нибудь значительную часть из тысяч явно еврейских имен, которые каждый год дают новорожденным. Согласно правительственным данным, имя Боаз, которое ежегодно получают сотни голландских младенцев, в Бельгии ежегодно получают менее 20 новорожденных.

Такие имена, как Тирза, Сифра и Тамар, которые носят тысячи людей в Нидерландах, слишком редки, чтобы их даже можно было перечислить среди имен, учитывающихся в Бельгии. Одно редкое еврейское имя, Браха, известно далеко за пределами своего распространения благодаря известной киноактрисе Брахе ван Дусбург, которая не является еврейкой. Она одна из 44 Брах, которые жили в Нидерландах в 2014 году. Ее детей зовут София, Кес и Борис. По совпадению, попытки измерить распространенность антисемитских настроений неизменно показывают, что они гораздо чаще встречаются в Бельгии, которая, согласно этим опросам, сталкивается с более серьезным антисемитизмом, чем в Нидерландах, где число проявлений ненависти к евреям является одним из самых низких в Европе.

Геррит Блутофт, социолог Утрехтского университета, который специализируется на изучении имен и работает с институтом Меертенса, говорит, что у него нет данных о том, почему именно еврейские имена относительно популярны в Нидерландах, но он считает, что христианские религиозные чувства объясняют только некоторые из этих имен. «Я подозреваю (и это только подозрение), что родители не слишком задумываются о еврейском происхождении этих имен (или о возможных последствиях)», – заявил Блутоофт, которого голландские СМИ часто цитируют как эксперта по именам. «Не больше, чем при таких именах, как Давид, Сара или Юдит. Люди просто думают, что это красивые имена».

Крис Вонк, отец Арона и Тирзы, говорит, что он действительно хотел эти имена, потому что они кажутся ему симпатичными. Но он и его жена Янтин обдумывали последствия. «Честно говоря, мы думали об этом, да. Мы рассмотрели возможность того, что наших детей могут дразнить или донимать из-за того, что у них есть имена, звучащие по-еврейски», – заявил Крис JTA. «Но мы все равно решили дать им эти имена. Дети всегда найдут, чем подразнить. Так что пусть так и будут с этими именами».

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..