пятница, 10 сентября 2021 г.

СМИ все еще не могут заставить себя винить Клинтона в саге с Левински

 

СМИ все еще не могут заставить себя винить Клинтона в саге с Левински

После #MeToo очень мало женщин, которых основные СМИ не воспринимают всерьез. Моника Левински – до сих пор одна из них.

«Она ВСЕ ЕЩЕ не закончила с ним?» – сказал заголовок в The Drudge Report после того, как Левински отправилась на телешоу чтобы продвигать «Импичмент: американская история преступлений». Заголовок связан с историей, в которой Левински заявила, что ей не нужны извинения от Билла Клинтона, но он должен захотеть извиниться.

Ничего шокирующего в этом нет – хотя заголовок абсолютно неправильный. В нем Левински была изображена во многом так же, как и в 1990-е годы: нестабильная, истеричная женщина, в то время как Клинтон постоянно уклоняется от расплаты со стороны #MeToo. В последний раз, когда его спросили, по совпадению в том же телешоу, должен ли он извиниться перед Левински, он едва сдерживал ярость.

Это было в 2018 году. К тому времени мы знали о Косби и Вайнштейне, Чарли Роузе и Эле Франкене и многих других мужчинах, которые носили либеральную феминистскую маску на публике и были монстрами по отношению к женщинам в частной жизни.

И мы очень быстро пришли к пересмотру того, что называется сексуальными домогательствами и злоупотреблением властью.

На самом деле здесь был только один хороший ответ, но Билл Клинтон всегда считал порядочность столь же незначительной, как и правду.

Вопрос: «Я спросил, извинились ли вы [перед Левински]. И вы сказали, что да.

Клинтон: «Да».

Вопрос: «Вы извинились перед ней?»

Клинтон: «Я извинился перед всеми в мире».

Вопрос: «Но вы не извинились перед ней лично?»

Клинтон: «Я не разговаривал с ней. Я… я думал это…»

Вопрос: «Вы чувствуете, что должны перед ней извиниться?»

Клинтон: «Нет. Я никогда с ней не разговаривал. Но я действительно публично не раз говорил, что мне очень жаль. Это совсем другое. Извинения были публичными».

Типичный Клинтон. Этот скандал – до сих пор женоненавистнически именуемый «делом Левински», а не «скандалом Клинтона» – показал нам Билла в лучшем виде, когда он проскользнул перед большим жюри с незабываемой фразой: «Все зависит от значения слова «есть» (It depends on what the meaning of the word ‘is’ is)».

«Отношения» – не совсем то слово, которое я бы использовал для описания 49-летнего женатого мужчины, самого могущественного на земле, известного своей харизмой и обаянием, нацелившегося на симпатичную 22-летнюю практикантку, который использовал и отверг ее, а затем побуждал ее солгать под присягой, что в результате давление и унижения подтолкнуло ее к суицидальным мыслям.

Левински стала вечным изгоем. Тем временем президент, который ее преследовал – которого достоверно обвиняют в изнасиловании, не забывайте об этом, – позволил своей жене и беспомощным лоялистам выступить в защиту «чокнутых и бешенных».

Так что да, я бы сказала, что Билл Клинтон должен извиниться перед Моникой Левински.

Между тем, издание Drudge Report, которое опубликовало эту историю в 1998 году озадачено, но разочаровано этим пересмотренным повествованием. Вот их заголовки:

«Диснефикация импичмента»

«Не угадали!»

«Увидеть злодейку Трипп в костюме толстяка»

В качестве ремарки: покойная Линда Трипп была плохим человеком. «Заклятый враг» даже не собирается это скрывать. По-прежнему не принято издеваться над ее весом. Это просто кажется сексистским и грубым. Это было сделано с Левински еще в конце 1990-х, и тогда мы тоже должны были знать лучше. Но почему главный злодей в этой драме – Трипп, а не президент?

В «Нью-Йорк Таймс», конечно, интересуются, что мы вообще тут нашли. Лжесвидетельство? Сексуальные домогательства? Президент Соединенных Штатов изнасиловал несколько женщин у себя в кабинете? Да бросьте, здесь не на что смотреть, ребята.

«Импичмент», – пишет критик Джеймс Поневозик, не имеет никакой цели, кроме как «предложить вам спросить, что это было за преступление, если таковое вообще было, и кто его совершил».

Известный психотерапевт Диана де Вег, сейчас ей 83 года, практикующая в Вест-Виллидж, недавно написала статью для Air Mail News о сексуальных отношениях, которые у нее были с Джоном Ф. Кеннеди, когда она была 20-летней студенткой колледжа, а он был женатым сенатором, затем президентом, вдвое старше ее.

В течение десятилетий де Вег считала это отношениями по обоюдному согласию, несмотря на бессердечное поведение Кеннеди по отношению к ней, несмотря на то что RFK относился к ней как к прислуге, несмотря на безумную разницу в статусе – зрелый мужчина с огромной славой, могуществом и авторитетом полностью контролировал молодую девушку, в те времена, когда женщины получали большую часть своей власти через мужчин.

#MeToo, как сказала де Вег The Post, заставили ее пересмотреть свое мнение.

«Сама идея того, что тебе дадут нечто исключительное – «ложись со мной в постель, я сделаю тебя особенной» – мы видели это с Харви Вайнштейном, Роджером Эйлсом, и, в общем-то, всем шоу-бизнесом», – сказала де Вег.

Этот секрет, который она хранила, усугубляло ее травму. Де Вег сказала, что она носила его в себе как «пузырь с мертвой энергией» в течение десятилетий после убийства Кеннеди и последующего его обожествления. Им была поглощена вся ее сознательная жизнь.

«Я была готова взглянуть на Джона Кеннеди прямо. Я никогда не думала, что он будет со мной помолвлен. Я надеялась, что он «полюбит» меня», – сказала де Вег.

Моника Левински пережила то же самое.

Так что сказать, что де Вега или Левински не получили никакого вреда – это тоже преступление.

Maureen Callahan, NYPost

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..