среда, 22 сентября 2021 г.

Кабул. Встреча запада с востоком. Часть четвертая

 

Кабул. Встреча запада с востоком. Часть четвертая

Начало.

Вероятное слово года

Словом года именуется акция, которую проводят в различных странах, чтобы выявить наиболее актуальные, значимые и популярные слова и выражения. Если проще, слово (а, случается, выражения), которое, едва родившись, не хочет сходит с языка. Оно называется, исходя из частоты его употребления в устной и письменной речи определенного региона или даже целого мира.

Если так, то самый вероятный кандидат на этот титул применительно к нынешнему году – слово «волна». Сила его в многозначности. Волной в 2021-м именуются природные и рукотворные катастрофы, касается ли это ковида, циклонов, пожаров, беженцев из районов бедствий и гражданских войн.

Актуальные августовские события породили афганскую волну.

Она не прекращается с 15 августа, когда власть оказалась в руках талибов. Афганцы, прекрасно помня о первом пришествии «Талибана» к власти, которая закончилось в 2001-м, ринулись в кабульский аэропорт, стремясь вырваться из жестких тисков радикалов. Спасти могла только удача. Кому-то она улыбнулась, кому-то нет. Поэтому речь не просто о вырвавшихся из Кабула, а о тех, кто, оказавшись на территории других государств, пытается или закрепиться там или в идеале попасть в ЕС и в США.

Каждая страна и каждый народ народ оценивает афганскую волну на свой лад – в соответствии со своей исторической памятью, менталитетом, традициями. Рожденные в послевоенном СССР и живущие ныне далеко за его пределами сегодняшнюю афганскую реальность воспринимают, сопоставляя ее с первой мусульманской волной образца 2015 года, условно названной сирийской, напевая очень популярную в 60–70-х «Песню о первой любви». Помните эти строки в чарующем исполнении суперзвезд тех лет Радмилы Караклаич или Марии Пархоменко: «Первая волна – еще не волна…»

База ВВС США как поле сражения между ФРГ и Америкой

Известный факт: с конца августа США использовали свою базу в Рамштайне (земля Рейнланд-Пфальц, ФРГ) в качестве перевалочного лагеря для эвакуационных рейсов в Новый Свет. В Рамштайн прибыло более 34 тыс афганцев. Говорят, что более 20 тыс человек покинули базу в США. Тем не менее около 14 000 афганцев все еще ждут возможности покинуть палаточный городок на авиабазе в Германии. Они в ожидании вылета. Но за несколько недель житья на немецкой земле все больше охотников остаться в Германии, отмечают СМИ страны. И причины есть.

Как стало известно Bild, по меньшей мере 90 афганцев (данные на 3 сентября) в Рамштайне подали прошение о предоставлении убежища в ФРГ. Другие источники даже называют о 140 заявителях. Число растет, что называется, по часам. За несколько сот человек к моменту публикации этой статьи можно ручаться. Согласно сообщению Spiegel, который первым сообщил о меняющихся планах беженцев из Гиндукуша, американские военнослужащие «передали соответствующие дела ответственным иммиграционным властям Германии через федеральную полицию».

Власти ФРГ в растерянности. Поданные заявления о предоставлении убежища стали предметом спора между официальными органами двух стран, включая Кабмин ФРГ и Госдепартамент США. Ведь согласно договоренностям между МИДами обеих стран, заключенным еще до открытия на немецкой земле транзитного лагеря, все нуждающиеся в защите поедут в США или другие страны. 1 сентября представитель министерства иностранных дел Германии подтвердил, отвечая на запрос Bild: «Это действительно – в соответствии с соглашением с Соединенными Штатами – все лица прибывшие в Рамштайн через Рамштайн же должны снова уехать. Есть соответствующие обязательства со стороны США».

Но, как Bild узнал из документов Госдепартамента США, дело вовсе не так однозначно. Подтверждая соблюдение всех ранее согласованных правовых протоколов, «мы направляем каждое заявление о предоставлении убежища в компетентные органы Германии». Таким образом, некоторые из тех, кто нуждается в защите, могут остаться в Германии, получив положительное согласие на предоставление убежища. Даже при отрицательном ответе процедура рассмотрения заявления, вероятно, может затянуться на гораздо более длительный период времени, чем максимальная продолжительность пребывания в Рамштайне человека, определенную в две недели, определенные США.

Понятно, официальный Берлин выказывает большое недовольство поданными заявлениями о предоставлении убежища. Ведь федеральное министерство внутренних дел Германии полагалось на обещание федерального министерства иностранных дел Германии о том, что все люди, пребывающие в Рамштайне, не проживают там, а находятся и точно покинут территорию ФРГ. Развернулся конфликт между этими двумя ведомствами и двумя партиями правящего блока: МВД, возглавляемое ХСС, обвиняет в «нарушение слова» МИД, возглавляемый СДПГ.

В чем причина внезапного всплеска ходатайств о предоставлении убежища на немецкой земле является то, что, по всей видимости, разрешено выезжать в США не всем афганцам в Рамштайне, как они предполагали, когда их эвакуировали из Кабула. Включая, возможно, и «своих», то есть тех, кто сотрудничал с представителями миссии США в Гиндукуше. Сейчас сложно понять, так ли это на самом деле, или дело касается тех, кто на ходу впрыгивал в самолеты и седлал шасси на взлетной полосе в Кабуле.

Но известно, что Соединенные Штаты планируют переместить часть рамштайнского эвакуированного контингента в третьи страны, среди которых Албания и Уганда. По информации Bild, некоторые из пострадавших отказываются это делать, понимая, что речь идет о таких же беднейших странах мира, сопоставимых с Афганистаном. Получается, шило на мыло. Поэтому сейчас пытаются оперативно найти любую зацепку, чтобы заполучить постоянное убежище в Германии. Парламентский статс-секретарь Министерства внутренних дел Штефан Майер комментирует: «Конечно, каждое прошение о предоставлении убежища должно рассматриваться индивидуально и тщательно. Однако необходимо учитывать, что граждане Афганистана находятся на попечении властей США, которые их не преследуют, а спасают». Почему спасать американских подопечных обязаны немцы, МИДы США и ФРГ не уточняют.

Тем временем талибы, видимо, желая прослыть благодетелями афганского народа не только в Гиндукуше, но и далеко за пределами Гиндукуша, узнав о ситуации в Рамштайне, позвали в гости Ангелу Меркель.

Ну а кого еще звать? Только автора оптимистичного «Мы справимся!» Тема-то важная. Можно на ее фоне что-то да поиметь с той же Германии. Видите, дескать, мама Меркель признает нас, талибов, легитимными. А с кем же вести об этом речь, как не с Меркель, хотя и вскоре уходящую с должности, но пока еще во власти… Вот и льет в микрофон медоточивые речи официальный представитель Талибана Забихулла Муджахид: «Мы готовы сердечно приветствовать здесь г-жу Меркель». Однако мама Меркель восприняла это приглашение в штыки. И то верно. Это тот самый ни на йоту не изменившийся «Талибан», под чьим покровительством и тогда, 20 лет назад, и, не исключено, сегодня действует Аль-Каида. Тот же «Талибан», которым рулят пакистанские спецслужбы.

Ну и на кой это надо под занавес политической карьеры госпоже канцлерше? Ей довольно и сегодняшних улюлюканий немцев, голоса которых встраиваются в европейский хор с его слоганом: «Второй Меркель нам не надо!» В том числе и в контексте ее миграционной политики, которая провалилась, что было понятно уже в 2016-м. А еще раньше провалилась Афганская Концепция, согласно которой надо было с помощью немцев (сотен военных стратегов и инструкторов, современного оружия) построить к 2014 году современные вооруженные силы и полицию Афганистана. Сегодня об Афганской Концепции помнят примерно так же, как об ихтиозаврах.

Так или иначе, станет ли фактически транзитный лагерь для афганских беженцев на базе ВВС США в Рамштайне плацдармом для массовой подачи ходатайств о предоставлении убежища в Германии, остается вопросом.

Не только по воздуху, но и по суше

Афганцы – народ сообразительный. Они понимают, что жизнь на халяву им может обеспечить только благополучная страна ЕС. Ну а как иначе, коли Германия уже приняла больше миллиона беженцев на гребне сирийской волны (а там тоже были афганцы, безбедно живущие в ФРГ уже шесть лет). Более того, продолжает ежегодно принимать, правда, не так активно, ну точно по старому анекдоту: «Приходит любовник к своей даме, а та вся в черном. Что такое? Оказывается, скончался ее муж. При этом от постельных утех она не отказывается, а лишь предупреждает: «Милый, только медленно и печально».

Вот так же, медленно и печально тысячами ежегодно пополняется афганская община Германии.

Ну почему же не попытать рамштайновским афганцам счастья на гребне состоятельного немецкого сострадальца к несчастному народу, который и по сей день уверен, что мир ему вообще-то крепко задолжал, и поэтому должен за него созидать новую страну. Строго говоря, ни народа ни страны в Гиндукуше и не было, и нет, и никогда не будет. Потому что все, что Запад (а до этого СССР) делает поверяется трижды: это – десятки этносов, языков, племенных планов, родов и соответствующих традиций. Желание вписать – хотя бы теоретически – западный норматив в менталитет?! Вряд ли это реально.

Вот афганцы задолго до нынешнего августа пошли проторенным сирийским путем – по суше. Правда, после 2015-го Хорватия и Венгрия возвели высокие пограничные ограждения на балканском маршруте, зато можно использовать другой, тоже балканский, но чуть северней и восточней. Беженцы из Гиндукуша выбрали очень даже перспективный путь в ЕС – через Румынию.

Важный транзитный центр – город Тимишоара на западе Румынии. Многие люди, ищущие благополучной жизни на западе Европы, нанимают здесь грузовик, на котором они смогут незамеченными добраться цели. А пока нужные люди заняты поисками транспортного средства, можно покантоваться в заброшенных жилых домах и парке Тимишиоары, уже прозванном Афганским. 17-летний Ахмади тоже решил попытать счастья, но не через посредников, а напрямую: ему вручили сотовый телефон с уже вбитым номером – пробуй. Не удалось. Каждый день полицейские устраивают проверки на предмет наличия сотовых телефонов. Находят – давят каблуком. Сотовый Ахмади тоже испытал тяжесть полицейского ботинка. Ну и как парню теперь держать с контрабандистами? Да и новый сотовый так просто не купишь – кругом осведомители полиции.

Есть отчего печалиться. Он покинул свой родной регион Нангархар с печальной известностью: это здесь, в Тора-Боре, рядом с пакистанской границей, в 2001 году скрывался Усама бен Ладен. Случилось это задолго до вывода международных войск, иначе домашние принудили бы Ахмади делать выбор. Или присоединиться к радикальным исламистам (а это не только талибы, но еще пара-тройка разновидностей откровенных головорезов). Или, второй путь, – скрываться от экстремистов. Куда от них скроешься в регионе, если и Пакистане, и в Иране, и в Индии (на родине «Талибана»), сплошные сети радикалов. А парень хочет учиться, вести достойную жизнь в Западной Европе. Он уже преодолел 5000 километров, большая часть из них – по балканскому маршруту из Греции через Болгарию в Сербию. Он надеялся, что через считанные месяцы вместе с братом окажется в Германии. Но в бегах уже больше года. Он трижды пытался пересечь сербско-венгерскую границу. Безуспешно. Совсем недавно выбрал маршрут через соседнюю Румынию, которая долгое время считалась тупиком среди тех, кто искал защиты: границы в Румынии строго контролируются, в том числе и с соседкой по ЕС Венгрией.

Румыния месяц за месяцем накачивается беженцами. Ее пограничные службы зарегистрировали почти 9000 пунктов пересечения границы в первой половине 2021 года, что на 200 процентов больше, чем за тот же период прошлого года. Большинство ищущих защиты прибывают не из Украины или с Черного моря, а из Сербии – через зеленую границу, которая вьется вдоль Дуная, мимо лесов и полей. С холма, у зеленого замаскированного транспортера наблюдает за ситуацией офицер пограничной полиции Тимишоары Космин-Флориан Балачи. Ему помогает тепловизионная камера, установленная на крыше автомобиля, которая сканирует территорию в радиусе четырех километров. Глаза Балачи ищут на экране мерцающие точки, которые различаются по размеру, форме и степени тепла. С годами он научился за секунду распознавать, кто в поле зрения – человек или животное.

И такой жесткий контроль на протяжении десятков километров. Трудно представить, чтобы кто-то вообще мог пройти зеленую полосу, не говоря уже о тысячах людей, ищущих защиты, как в этом году. Но это происходит. На многих участках на подсолнечных полях или рядом с заброшенными оросительными каналами есть укрытия. Иногда нелегалам помогает туман. Попытки афганцев идут по нарастающей. Балачи сокрушается: «Пожалуй, мы живем в эпоху глобального безумия. Беженцы, надеясь лишь на счастливый случай, хотят попасть в Европу. Им помогают не только местные криминальные структуры, но и контрабандисты Афганистана».

Ахмади удалось пересечь румынскую границу только с третьей попытки. Контрабандист перевез его через границу за 800 евро. Его расходы на уже проделанный маршрут эвакуации составили почти 2500 евро, которые пошли в карманы соотечественникам, имеющим разветвленную сеть на северо-балканском направлении.

Ахмади не хочет думать о том, кого он кормит. Он думает о том, кто будет кормить его. Германия. Но для того, чтобы это случилось, ему понадобятся еще 1500 евро. То есть в пересчете на доллары $4730 (по состоянию на середину сентября). Откуда такие деньги у паренька, который на родине толком нигде не работал, он помалкивает. Скорее всего, попал в долговую кабалу к своим же соотечественникам, промышляющим на контрабандной магистрали Кабул – Берлин.

Провожатый спрячет его в кузове грузовика на стоянке в окрестностях города, в специальном трюме. «Он сказал мне, что всегда есть шанс: полиция не обязательно проверяет каждый грузовик». О том, что даже на этой границе он уже несколько раз терпел неудачу, и четырежды его отправляли обратно в Румынию, он вспоминать не хочет.

Надо надеяться на лучшее. Нужна помощь Casa Logs, организации социальных работников и волонтеров. Они обеспечивают беженцев в Тимишоаре продуктами питания и медицинской помощью. Некоторые сюда обращаются в поисках утешения или в тупиковой ситуации, как сейчас Ахмади. Социальный работник Флавий Лога основал Casa Logs в ноябре прошлого года, когда ежемесячно почти тысяча афганцев прибывала в город, чтобы найти грузовик для бегства в Западную Европу. «Наше дело – гуманитарная поддержка, неважно, хотят ли люди получить убежище в Румынии или ехать дальше, – говорит Лога. Он не удивлен, что большинство беженцев – транзитники. Его страна и сама переживает сильнейшее потрясение в течение трех десятилетий. – У нас почти пять миллионов румынов, которые покинули свою родину, потому что считали, что в Германии и Западной Европе лучше. Поэтому у нас нет морального права осуждать афганцев».

Ахмади не определился. Следует ли ему продолжать попытки пересечь границу с Венгрией или подавать заявление о предоставлении убежища в Румынии? Учитывая возвращение талибов в Афганистан, у 17-летнего подростка были бы хорошие шансы получить статус международной защиты, даже если Румыния отклоняла подавляющее большинство ходатайств о предоставлении убежища в прошлом. Несколько дней назад ему позвонили друзья из Нангахара, чтобы узнать, как ему удалось попасть в ЕС. Они интересовались номером телефона, добыть который сейчас очень проблематично. «Ребята, похоже, сейчас я застрял надолго – нет телефона. А в нем нужный номер. Решу проблему – позвоню сам». Так что ребята из Нангахара тоже вот-вот подтянутся к Ахмади, который к тому времени, глядишь, и бросит якорь в Германии.

Афганская волна не унимается. Поневоле запоешь: «Первая волна – еще не волна». За ней, напомню, идет вторая песенная строка: «Шторм придет, погоди».

И, похоже, пришел. Вслед за ковидом, наводнениями, пожарами, землетрясениями. Тут ни ВОЗ, ни МЧС, ни волонтеры – никто не выручит. Но как спасется Европа – второй вопрос. Вопросы первого порядка: кого она получила, получает и от какого восточного донора, по каким маршрутам? Надеюсь, теперь это более или менее понятно.

Александр МЕЛАМЕД
По материалам СМИ ФРГ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..