понедельник, 20 сентября 2021 г.

Гротеск — оружие Артура Шика

 

Гротеск — оружие Артура Шика

Василий Дворыкин 13 сентября 2021
Поделиться1384
 
Твитнуть
 
Поделиться

70 лет назад умер польский художник Артур Шик

Реакция человека, впервые увидевшего рисунки Артура Шика, всегда одна — потрясение. Такова природа влияния на наше восприятие гротеска — особого типа художественной образности, основанного на причудливом, контрастном сочетании фантастического и реального, прекрасного и безобразного, трагического и комического. Гротескный мир особый: тая многозначную содержательность, он является публицистическим средством изображения социальной действительности — достаточно вспомнить работы Иеронимуса Босха, Питера Брейгеля, Жака Калло, Франсиско Гойи, Оноре Домье. Рисунки Артура Шика — это, безусловно, гротесковый мир; вместе с тем его работы удивительно пластичны, в них сочетаются наглядность и головоломная композиция. Персонажи Шика отличаются яркой театральностью — схваченные острым глазом художника, как фотовспышкой, фигурки людей запечатлены в тот момент их жизни, когда особенно проявляется их характерная гротесковая сущность. Поэтому его карикатуры, как, впрочем, и его судьбу, рассматривают не как иллюстрации к новостным заметкам на злобу дня, а как иллюстрации к самой истории…

“Четыре сына”, 1934, The Haggadah

Артур Шик родился в 1894 году в еврейской семье в польском городе Лодзь, бывшем тогда частью Российской империи. В 15 лет отец, директор завода, отправляет сына в Париж изучать искусство. В 1912–1914 годах в польском сатирическом журнале печатают его социально-критические карикатуры. Он продолжает учебу в Кракове, а в 1914 едет в студенческий тур в Палестину. Вероятно, эта поездка оказала значительное влияние на его национальную и культурную идентификацию и на размышления о еврейском государстве, поскольку еврейские сюжеты и темы в дальнейшем постоянно сопровождают его творчество. Из поездки он был вынужден вернуться: началась первая мировая война, и его призвали в российскую армию. Артур служил на немецком фронте и принимал участие в сражении за Лодзь. Сохранилось несколько его рисунков, изображающих русских солдат, вместе с которыми он воевал. В 1919–1920 годах, во время польско-советской войны, Шик оказался на польской стороне: он был назначен художественным директором отдела пропаганды польской армии в Лодзи.

В 1921 году Шик возвращается в Париж и в течение нескольких лет иллюстрирует книги. Это было время, когда многие его друзья-художники увлекались кубизмом, сюрреализмом или абстракционизмом, но Шик предпочитал классическую графику и живопись. Ориентируясь на средневековую миниатюру и печатную графику Возрождения, он создает удивительные многокрасочные иллюстрации для исторических документов, таких, как Пакт Лиги Наций или Калишский статут 1264 года польского князя Болеслава Благочестивого — первого документа Европы о правах евреев. Исторические сюжеты, сложная композиция, проработка деталей, динамичная пластика фигур, тонкая работа с цветом и использование его символических возможностей позволяли Шику акцентировать внимание на главном. Вместе с тем уже тогда важное место в его творчестве занимала идеология. Шик бросил иллюстрировать Пакт Лиги Наций, как только убедился в бессилии этой организации.

В1934 году Шик впервые приезжает в США, где получает от Конгресса США медаль Джорджа Вашингтона.

В 1937 году Шик переезжает в Лондон. С началом второй мировой войны его политические рисунки публикуются в лондонской еженедельной газете. Здесь же открывается его выставка, затем проходит еще одна, чуть позже его работы показывают на выставке в США.

“У нас заканчиваются евреи!”, 1943 год

В 1940 году Шик иммигрирует сначала в Канаду, затем в США, где и остается жить. В 1943 году он узнает, что его мать погибла в гетто Лодзи. Дата и обстоятельства ее смерти остались неизвестны. Возможно, именно поэтому Холокост станет одной из ведущих тем Артура Шика. Хотя свою «личную войну против Гитлера» Шик вел с 1933 года, когда жил в Париже и Лондоне…

Как это ни парадоксально, но именно «благодаря» Холокосту Америка получила возможность представить миру целый ряд талантливых художников в качестве своих граждан. И Шик среди них. Именно в США он приобрел известность как один из лучших карикатуристов времен второй мировой войны. Карикатуры Шика — одна из наиболее полных художественных хроник войны — обретают огромную популярность. Они регулярно появляются на обложках ведущих американских журналов Collier’s и Time. Шик становится штатным сотрудником New York Post и за время войны участвует в 25 выставках. В работах Шика снова и снова — Гитлер и его приспешники: Геринг, Муссолини, Хирохито. Они — пассажиры на «Корабле дураков» и шуты в «Пляске смерти». Они не только безобразны, но вдобавок заклеймены символами смерти и дьявола. Это проклятые и обреченные уродцы. Карикатуры Шика не смешны — в них нет юмора, есть лишь ненависть и беспощадность. «Не прощай им, Г-споди, ибо ведают, что творят» — так подписан рисунок, обличающий Ку-клукс-клан; эти слова подходят и для его антивоенных картин. На пропаганду национал-социалистов был мощный и острый ответ Шика. Не случайно Адольф Гитлер обещал за Шика денежное вознаграждение. А в американской прессе художника называли «армией из одного человека, боровшейся с фашизмом».

Артур Шик утверждал, что искусство — не цель, а средство. Еще в 1934 году, во время визита в США, он сказал: «Художник, особенно еврейский художник, не может оставаться нейтральным к важным сегодня темам. Он не может скрываться за натюрмортами, абстракциями и экспериментами. Наша жизнь вовлекается в ужасную трагедию, и я решил служить своему народу всем моим искусством, талантом и знанием».

Шик верил в силу искусства. К политической карьере он не стремился. Его профессиональная деятельность, начатая среди художников-модернистов, и его биография — скорее результат второй мировой войны, изменившей весь мир, в том числе и его жизнь.

“Мой народ. Самсон в гетто” (Сражение в Варшавском гетто), 1945 год

Говоря об Артуре Шике, часто прибегали к военным метафорам. «Человек-армия», «гражданский солдат», «солдат с кисточкой», — писали о нем газеты. «Это личная война Шика против Гитлера, и я не думаю, что мистер Шик ее проиграет!» — сказала Элеонора Рузвельт, жена американского президента.

Все эти метафоры в его характеристике уместны — Шик действительно был воином. Но его творчество не только борьба, не только отрицание. В начале 40-х годов, когда мало кто в Америке представлял себе истинные масштабы Холокоста, он старался разбудить общественное мнение и неутомимо говорил о его жертвах, участвовал в организациях помощи беженцам. Его самый известный рисунок на тему Холокоста — De profundis (1943), где один из убитых и умирающих евреев — Христос. Для Шика характерны далекие исторические связи: от национал-социалистов — к прусскому милитаризму и дальше, к воинственным германским варварам; от восстания в Варшавском гетто — к ветхозаветной борьбе евреев против поработителей.

В связи с этим стоит заметить, что Шик при жизни не испытывал ни малейшего желания побывать в немецкой столице. «Когда мы ехали из Польши в Париж и нам пришлось остановиться в Берлине, отец вообще не хотел выходить из вагона. Он же всю жизнь сражался с немцами», — рассказывала его дочь Александра Брачи.

В 1948 году Артур Шик приветствовал образование Израиля. Он иллюстрировал Агаду и Декларацию независимости еврейского государства.

В том же году он получил американское гражданство.

Шик любил Америку, искренне считая ее страной свободы и демократии. Художник иллюстрировал знаменитую речь Рузвельта «Четыре свободы» и Декларацию независимости США, еще раньше, в Париже, нарисовал серию акварельных миниатюр о Джордже Вашингтоне и американской революции, хранящихся сейчас в президентской библиотеке Рузвельта. Вместе с тем он продолжал заниматься политическими сюжетами, в частности, его волновала дискриминация чернокожего населения Америки. Шик отлично понимал опасность «охоты на ведьм» и, разумеется, не молчал. Характерен его рисунок 1949 года: два человека говорят в спину третьему: «Его дело сейчас расследуют. — Ну да, у него красная кровь, да и сердце слева… — Если задуматься, все мы в беде». Не удивительно, что в 1951 году комиссия по расследованию антиамериканской деятельности инициировала расследование по делу Шика: его последовательная борьба с фашизмом показалась проявлением коммунистических идей.

Автопортрет, Ink and Blood: A Book of Drawings, 1946 год

Комиссия допрашивала художника в апреле 1951 года, а в сентябре Артур Шик умер от инфаркта в возрасте 57 лет. Выходит, что даже его смерть продолжала его дело — иллюстрировала очередной, жестокий и несправедливый, поворот истории…

Искусствоведы и критики считают Артура Шика одним из величайших художников XX века, работавшим в стиле миниатюристов XVI века. Его творчество стало ярким отражением веяний в культурной и социальной сферах того времени, и, что особенно примечательно, художник получил мировую известность как приверженец демократии и иудаизма. В своих работах он старался донести свое отношение к миру, свои мысли до людей всех национальностей и поколений.

«Его картины изощреннее, чем швейцарские часы», — писала New York Times 7 сентября 2007 года. И в то же время его работы универсальны, их печатали на плакатах и марках, и Шик с удовольствием давал право на использование своих иллюстраций для благотворительности и пропаганды.


(Опубликовано в газете «Еврейское слово», № 467)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..