воскресенье, 12 сентября 2021 г.

Красота, запечатанная на 20 Веков

 

Красота, запечатанная на 20 Веков

Так современные эксперты назвали бы косметичку Агриппины, если бы таковая отыскалась. Какие секреты красоты она хранила? 

Неспешно и с чувством

Косметичка Агриппины содержала вещества, которые были известны в первом веке нашей эры по трудам Плиния Старшего (23-79 гг. н.э.), автора 37-томной «Естественной истории». Экстракты трав, плодов деревьев, фрагменты тел животных были тогда основным ресурсом для приготовления мазей, масок и парфюма.

(Однако Агриппина (15-59 гг.), жена императора Клавдия, что весьма примечательно, и сама экспериментировала, причем, о результатах этих поисков никому не сообщала, запечатывая их в многочисленных сосудах в своей косметичке.

В конце концов, женщина имеет право на маленькие секреты. Но секрет  он только в банках-склянках. А вот когда Агриппина выходила в свет, никто ничего понять не мог: от кого эдакое дивное благоухание?

В Древнем Риме царил культ гигиены тела. Поэтому косметика органично вписывалась в него составной частью.

Агриппина не удивлялась распорядку дня: она же сама его и учредила. Утро начиналось стандартной процедурой – втиранием в кожу рук, лица и груди специального жира, который затем отмывали мылом. Руки обливали молоком, а перед едой — холодной водой. Вечером она погружалась в ванну с отрубями, после чего шла обработка ногтей. Их красили, срезали мозоли, и Агриппина считалась готовой ко сну.

Эти процедуры были частью концепции ars ornatrix, как именовалось в Риме искусство использования целебных средств, которые можно было добыть, искусно обрабатывая растения и фрагменты представителей фауны.

В промежутке между утренними и вечерними моционами Агриппина бывала в свете.  Выход в свет – а пиры и оргии во дворце Калигулы, брата Агриппины, где она жила, шли нескончаемым потоком – это, что называется, отдельная песня. Приготовления по тщательности и неспешности были поразительны. Тело нещадно чистилось банной скребницей, затем с него удалялись мальчайшие волосики.

Затем приводились в порядок волосы на голове. У Агриппины они были не очень пышные. Дефект устранялся применением накладной косы.

Ямочки и складочки протирались, умасливались, родинки покрывались мушками. В ход шли сок шафрана для подведения бровей, барбарисовый экстракт для нанесения легкого румянца на щеки. Но главная тяжесть была в слое белил: ими маскировалась смуглая кожа, поскольку загар у знатных римлянок был не в чести. Выразительность взгляду придавали с помощью теней из малахита и кайала, который еще и предотвращал воспаление глаз. Эти средства нередко готовились самой Агриппиной: она боялась, что ей вотрут в кожу яд. (Однако в кожу яд все же попадал. В состав белил входил свинец, из-за чего замедлялся обмен веществ и портились зубы). Из-за этого слоя мимика Агриппины – дамы по природе красивой, – была скована и искусственна.

Но на что не пойдешь в погоде за неотразимостью?! 

Райский сад

Жена Клавдия была с амбициями, и ей хотелось не просто быть красивой, но и задавать тон в моде. Причем, не только в Риме, но и в колониях. Изредка она отправлялась в Oppidum Ubiorum, поселение на Рейне, сегодняшний Кельн – от двусловия Colonia Agrippina.

Живя в северной Европе, она пополняла свой арсенал набором красок, названном Germanae herbae. В него вошли местные изобретения pilae Mattiacae, spuma Battava и другие мыла и мази, которые изобрели жители прирейнских селений. Германцы использовали в виде мыла смесь из козьего жира и для окраски волос – пепел березовых полешек.

Она стала компоновать составляющие, непрестанно экспериментируя. Если ее вопрошали, у какого торговца она приобрела ту или иную мазь, то гордо отвечала, что и сама способна позаботиться о красоте. «Могу даже при случае открыть косметическую лавку, – запальчиво говорила она, и вокруг знали, что это не высокомерное бахвальство. – Да еще с какими изысками!»

Переводя на современный язык, она гордилась собственной эксклюзивной продукцией и торговым брендом «От Агриппины». И на то были свои основания.

Ее покои во дворце брата Калигулы напоминали райский сад. Повсюду были пучки трав, свежих и засушенных, в которых были полынь и лебеда, крапива и шалфей. С потолка свисали кипарисовые листья. На полках стояли банки с бобовыми и бутыли с миртовым вином. Корни сельдерея соседствовали со стеблями укропа и сушеной корой апельсинов.

Клавдий, навещая в райском саду супругу, не понимал, где оказался – в царстве поваров или в гостях у фармацевта. Между тем, повсюду соблюдался строгий порядок и безукоризненный учет.  Где, сколько, кем и когда собрано, сколько взято для очередного эксперимента.  

Косметика и интересы государства

Говорят, именно Агриппина побудила возлюбленную своего сына Поппею заняться изготовлением чудо-мазей.

Однажды намекнула на состав особой маски – ржаная мука, листья вербены, мед, молоко ослицы. Девушка с готовностью разложила инструментарий, качнула чашечки весов. «Какого веса должна быть мука?»

Агриппина усмехнулась: «Ну ты, милая, теперь уж сама как-нибудь сообрази – ты же не плебейка, которую надо постоянно наставлять, а любовница моего сына императора Нерона». «Пока я буду наугад подбирать объем, я стану старухой». «Ну значит, у тебя есть  стимул сделать эту работу побыстрее. Кстати, от твоей привлекательности зависит, как скоро я вторично стану бабушкой».

Поппея поняла, что мазь, как и любой другой придуманный ею экстракт, становится стратегическим средством в интригах Рима.

Вклад Агриппины и Поппеи в придворную косметику отмечен в популярном сочинении врача Критона (I—II век н. э.) «Cosmetica». Говорят, четыре тома рецептов воспринимались на уровне стихов Катулла.

Кстати, тогдашние поэты были не в восторге от дамской косметики. От сдержанного пожелания Овидия «Красота милей без прикрас – поэтому лучше, чтобы не видели вас за туалетным столом» до резкой эпиграммы Марциала, где сказано, что по обилию макияжа на лице узнавались старые женщины и гетеры. Но что делать? Что-то одно: или непринужденность естественной привлекательности или интересы государства, которые должен была отражать в том числе облик жены Клавдия… Поневоле разучишься улыбаться.

 Заветный короб и его судьба

Но Агриппина улыбалась. Она радовалась большому коробу из кипарисового дерева, покрытого воловьей кожей, где хранились ее творения. Они были запечатаны в десятках склянок, баночек и пробирок, рядом с отделениями для шпателей, наборов для макияжа и других косметических принадлежностей. А если распутный братец вдруг шептал на ушко Агриппине нечто двусмысленное, что-то вроде: «Ты так благоухаешь, как самое изысканное блюдо», та могла в тон ответить: «Это желание объяснимо. В состав белил входит мед с тосканских полей, а в румянах участвует порошок из моллюсков».

– Чем-то ты не похожа на других дам, – однажды заметил Калигула в присутствии челяди.

– Разумеется, брат. Ведь мое имя – Агриппина. А так, осмелюсь напомнить, издревле именовали ребенка, родившегося вперед ногами. Что это значит? То, что лицо появилось на свет в последнюю очередь. Стало быть, о нем мне и нужно заботиться особенно тщательно, чтобы оно не чувствовало себя обиженным. Так что попрошу сенат распорядиться о доставке трех либр мускуса с Гималаев.

Казначей, стоявший рядом, закатил глаза. Он стал лихорадочно вычислять, во сколько обойдется очередной каприз Агриппины (К сведению: она заказала почти килограмм ценнейшего продукта). Но делать было нечего: косметичка из кипарисового дерева не должна испытывать недостатка.

К слову сказать, мускус – секрет железы, выдавливаемый из живота кабарги, сыграл мистическую роль в жизни Агриппины. Когда подозревавший ее в заговоре Нерон велел убить мать, она показала на живот, место, где она выносила сына-негодяя.

Куда пропала косметичка Агриппины? Ведь ее хозяйки уже не было, но принадлежности гигиены и украшения остались. В древнем Риме они имели такую ценность, что их – по завещанию владелиц – порой даже помещали в ее могилу. Но бесценной косметичке Агриппины повезло: после ее гибели она перекочевала к Поппее. Впоследствии следы ее затерялись.

Александр МЕЛАМЕД

На фотографиях автора – экспонаты Римского музея в городе Ксантене,ФРГ

ФОТО:

– В этих горшочках находились мази и кремы, которыми чаровницы времен Агриппины пользовались практически круглосуточно

– Изделиями от Агриппины насладиться невозможно. Но вдохнуть аромат компонентов, совершенно таких же, как 20 веков назад, – вполне 

– Неотъемлемая часть косметички – зеркало, палочки для работы с веществами, накладная коса (подобная той, которую применяла Агриппина).

– «В таких склянках Агриппина хранила свое благоуханное добро», – рассказывает гид, с удовольствием замечая вспыхивающие от восторга глаза будущих модниц. Возможно, в ком-то из девчушек вспыхивает желание творить собственный парфюмерный изыск. Как знать… 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..