воскресенье, 12 сентября 2021 г.

Эдуард Тополь | МОЕ 11 СЕНТЯБРЯ

 

Эдуард Тополь | МОЕ 11 СЕНТЯБРЯ

(Отрывок из романа «Римский период», первая публикация – Москва, АСТ, 2003 год)

Photo copyright: pixabay.com

11 сентября, с девяти утра, не отрывая глаз от телеэкрана, я из Флориды судорожно набирал нью-йоркские телефоны своего брата и его дочерей, моих племянниц.  Телефонной связи с Нью-Йорком уже не было.  Между тем я знал, что мой брат Юрий с женой Фридой работают буквально через дорогу от горящих свечей Всемирного торгового центра – Юра инженер по техническому обслуживанию большого, величиной с квартал, магазина «21-й век», что на углу Чорч и Кортланд стрит. И когда две горящие 110-этажные башни ВТЦ стали рушиться, я понял, что с моим братом – беда.

В три часа дня я узнал, что Миша, муж Юриной дочки Гали, тоже оказался в этом пекле. Он ехал на работу автобусом из Нью-Джеси через Баттери-туннель под Гудзоном и, когда они выехали из туннеля к ВТЦ, уже горела первая башня, а во вторую как раз врезался самолет. На их глазах. Все выскочили из автобуса и побежали назад, к Гудзону. Отсюда они смотрели на горящие башни ВТЦ и видели людей, прыгающих из этого пекла с высоты семидесяти этажей, а затем и апокалиптическую картину падения этих супер-небоскребов.

Глядя на это, Миша уже знал, что под обломками этих гигантских башен должны быть его тесть и теща, дедушка и бабушка двух его детей.

В пять часов дня мы узнали подробности.

Обычно в 8.45 утра открываются двери магазина «21-й век», и с четырех сторон в него вливаются ручьи первых покупателей. 11-го сентября в 8.48 утра мой брат Юрий был на 5-м этаже, в кабинете хозяина магазина, они обсуждали какие-то текущие рабочие проблемы. Юра стоял спиной к окну, за которым на расстоянии двухсот метров возвышались гигантские изумрудные близнецы ВТЦ. Он не видел, как в один из них врезался самолет, но услышал взрыв, обернулся и увидел, что верхушка Северной башни горит. Вдвоем с хозяином магазина они подошли к окну и, наученные опытом предыдущего, в феврале 1993 года, взрыва в ВТЦ, стали обсуждать опасно это для их здания или нет.  Юра сказал хозяину, что на всякий случай нужно бы эвакуировать покупателей из магазина, но сделать это следует без паники. Они стали обсуждать эту идею и решили объявить по радио, что магазин закрывается по техническим причинам.

В это время второй самолет врезался в Южную башню ТВЦ, гигантский выброс огня из этой башни полыхнул им в глаза, взрывной волной выбило стекла в окнах. Свет в магазине погас, электричество отключилось. Какая-то сотрудница с криком вбежала в кабинет директора, остальные в панике бросились к лестницам. Юра c женой и другими служащими магазина опрометью бросились по лестнице вниз, на улицу – почти так, как десять лет назад они бежали из Баку во время азербайджано-армянской резни. Правда, тогда у них на руках были еще и две дочки…

Когда они выбежали из магазина на Кортланд-стрит, фантастическое зрелище всего, что вы видели на телеэкранах, оказалось от них в ста шагах – не беззвучная картинка на экране, а с гулом огня, с воем пожарных и полицейских сирен и с криками людей. Каждые десять секунд из верхних этажей ВТЦ выпрыгивали очередные жертвы невиданного пожара, и при появлении нового летящего тела толпа задерживала дыхание. Обожженные люди удивительно долго летели вниз с гигантской высоты – летели живые, размахивая руками и ногами.  Потом они шмякались об мостовую, превращаясь в кровавые пятна, и толпа издавала единый хриплый выдох.

Полиция стала отгонять всех от этого зрелища и горящих башен, люди отошли на квартал в сторону Бродвея и стали на углу Бродвея и Либерти-стрит. Здесь, у здания «Либерти-плаза», собралось несколько тысяч зевак, туристов и счастливчиков, выскочивших из ВТЦ и соседних зданий. Многие покупали в киосках разовые фотоаппараты и снимали горящие башни. Юра и Фрида стояли перед банком «HSBС”, возле камня Хемсли, легендарной хозяйки нью-йоркских отелей и других жилых многоэтажек.

– Идем отсюда! Мало ли что… – сказал Юрий жене.

– Подожди, посмотрим, – ответила Фрида.

Люди, воспитанные телевизором и кино, научились и жизнь воспринимать, как фильм, не имеющий лично к ним никакого отношения.

Юра, Фрида и еще тысячи людей вокруг (кое-кто даже с детьми) стояли и смотрели на горящие над ними небоскребы, словно это не жизнь, а хорошо поставленный голливудский боевик с феноменальными видео и звуковыми эффектами. Никто, даже архитекторы ВТЦ, вызванные властями к месту катастрофы, не догадывались, что тонны чистейшего бензина, вылившиеся из бензобаков самолетов в утробы башен, превратят эти башни в мартеновские печи, способные расплавить их гигантские стальные опоры.

В 9.50 верхушка горящей Северной башни с гулом и грохотом поплыла вниз, разом обрушив на землю и зрителей 11 тысяч тонн обломков металла, бетона, асбеста, пыли и пепла.

Посреди солнечного дня тут же стало темно, как ночью, в воздухе засвистели камни, балки, стальные прутья, бетонные перекрытия.

Толпа закричала, бросилась бежать, слепо толкая и давя друг друга в черном дыму и темноте. Бетонная и стеклянная пыль забивала дыхание, людей рвало, они кричали «Спасите! Я умираю!». Бегущий поток разомкнул Юру и Фриду, Фрида споткнулась, упала, кто-то упал на нее, а по ним, не останавливаясь, бежали люди, и этот слепой поток утащил Юру от жены. Он стал задыхаться асбестовой пылью и бежал в толпе, ослепнув, обезумев, в полной темноте того самого гигантского вала пыли, грязи и копоти, который так эффектно смотрелся на телеэкранах, когда выбивался из узких улиц Уолл-стрита.

Инстинкт выживания гнал тысячи людей, обезумевших и ослепших, туда, где могло быть спасение, – к реке, к Ист-Ривер.

По дороге Юра споткнулся о чье-то тело, упал и услышал женский голос «Хэлп ми!». Он поднял эту женщину, и они побежали вдвоем, держась за руки, все еще в темноте, среди удушающей бетонной и асбестовой пыли. Они бежали, натыкаясь на стены домов, руками нащупывая дорогу из этого ада.

Наконец, впереди появился какой-то просвет, это была Вотер-стрит, Водная улица в районе 13–17-го пирсов на Ист-Ривер.

В беспамятстве и теряя последние силы, они добежали туда.

Здесь стояли пожарники с брандспойтами и обливали водой выскакивающих из ада людей. На каждом спасенном был слой асбестовой пыли толщиной несколько дюймов. Все уличные гидранты были открыты, чтобы спасшиеся могли умываться. «Скорая помощь» раздавала бумажные маски от пыли. Люди обнимались, плакали, поздравляли друг друга со спасением, предлагали друг другу свои мобильные телефоны, чтобы позвонить родным и сообщить о спасении.

Промывая глаза, Юра уже знал, что жены нет в живых, что толпа ее растоптала, и что ему нужно бежать дальше, спасти себя для детей и внуков. Но он побежал обратно – навстречу потокам людей, выбегающим из ада.

Однако на границе этого ада, на Голд-стрит и Вильям-стрит, уже стояли полицейские и агенты ФБР, они никого не пускали в зону катастрофы.

– My wife! Моя жена! – горячечно закричал Юра полицейскому по-английски и по-русски. – She is over there! Она там! She felt down on Liberty Plaza! Она упала на Либерти-плазе! I need to go there! Я должен идти туда!

– Нет, – сказал полицейский. – Туда нельзя. Ты там задохнешься.

– Но она там! Я должен! I must! Я не могу ее бросить!

В его отчаянном крике, безумных глазах и во всем его виде было нечто такое, что к ним подошел мужчина с надписью ФБР на спине, взял Юру за руку и пошел в этот ад вместе с ним. Они шли по слою обломков, руин и пепелища, сквозь клубы пыли и гари и метель миллионов бумаг, вывалившихся из тысяч офисов бывшего ВТЦ.

Когда они, наконец, добрались до здания «Либерти-плазы», там не было ни души.

– Наверно, ты просто забыл, где она упала, – сказал Юре офицер ФБР.

– Нет, я помню, мы стояли здесь, у камня Хемсли…

И вдруг Юра увидел привидение.

Фрида, белая от асбестовой пыли на ее голове, лице, одежде вышла к нему, как невеста, из оседающего облака копоти и пыли.

– Фрида! – закричал Юра, не веря своим глазам. – Где ты была?

– Там… – Фрида махнула рукой в сторону Ист-Ривер.

– А зачем ты вернулась?

– Тебя искать… – сказала Фрида.

Было чуть позже десяти часов утра и канун тридцатилетия их супружеской жизни.

– You are crazy, Russian crazy*! (Безумцы, русские психи!) – покачал головой офицер ФБР.

– Я потеряла очки, серьги и заколку, – пожаловалась ему Фрида. Она еще не чувствовала, что у нее разбиты ноги и все тело в синяках от ушибов.

Вместе с колонной спасенных и спасшихся людей они пешком пошли через Бруклинский мост в Бруклин. Над их головами стелился дым и, как конфетти, кружились миллионы деловых бумаг ВТЦ, легким ветром эту бумажную метель сдувало на Бруклин.

А за спиной у них горел и дымился Всемирный торговый центр, и падала его вторая башня, обрушив на землю еще 11 тысяч тонн бетона и стали. От ее падения пошатнулся Бруклинский мост, люди ухватились за перила…

Когда они перешли мост, они увидели тысячи жителей Бруклина, которые стояли на улицах с водой и медикаментами в руках – встречали выживших. Тут же суетились фото- и тележурналисты с камерами, а сотрудники «Красного креста» зазывали обожженных, раненных и потрясенных пережитым людей в свой офис – промыть глаза и раны, измерить давление…

В пять часов дня, когда восстановилась телефонная связь с Нью-Йорком, я услышал своего брата.

– Мы только перешагнули порог, – сказал Юра и стал возбужденно рассказывать о чуде своего спасения, поминутно кашляя и говоря: – Извини, у меня забиты легкие, я еще не умылся, но ты не перебивай, я хочу тебе рассказать…

Он все еще не отошел от шока, ему нужно было высказаться, отхаркаться, отмыться…

Я слушал его, не отрывая глаз от экрана, на котором все показывали и показывали, как красиво врезается самолет в небоскреб ВТЦ, как летят в воздухе тела тех, кто выбросился из окон, как горят и опадают эти 110-этажные башни. Я смотрел на эти съемки день, два, три. Смотрел и думал, с чего началось это жизнекино, и кто был его Люмьером…

* * *

Международные террористические банды начали формироваться в шестидесятых годах – без опыта, денег, оружия и взаимосвязей. Но очень скоро, буквально за десять лет, они достигли пика профессионализма, и решающую роль в их становлении сыграли, конечно, тренировочные лагеря, оружие, сеть контактов, надежные убежища и идейное, координационное и практическое руководство, которые они сполна получали от Кубы и Палестинского сопротивления.

Кубинские военные силы и разведка были взращены Советским Союзом.  В ноябре 1964 года я, в то время журналист газеты «Бакинский рабочий», сам сопровождал юного министра вооруженных сил Кубы Рауля Кастро в его поездке по Азербайджану. Рауль тогда завязывал отношения с Кремлем, КГБ и Минобороны СССР.  Вскоре вокруг Гаваны возникла сеть тренировочных лагерей для борцов с империализмом со всего мира, они трудились под постоянным руководством КГБ, а кубинские инструкторы, работающие за рубежом Кубы, подчинялись инструкция и приказам Москвы.

ПЛО, родившееся в 1964-м и первым применившее угон самолета в качестве международного оружия, тоже было полностью вооружено Советским Союзом. По данным, опубликованным в журнале «Terrorism» и в других источниках, как минимум один из десяти палестинских боевиков прошел тренировку в СССР или в странах Советского блока. Это были высокопрофессиональные курсы, и я могу подтвердить это следующим эпизодом. В 1977 году, когда по ходу съемок моего фильма «Ошибки юности» нам понадобилось снимать сцены солдатской жизни главного героя, директор нашей кинокартины привез нас под Симферополь, в учебный лагерь палестинских боевиков. Там один из офицеров-инструкторов рассказал нам, как палестинцы-курсанты по ночам уходили в самоволки к русским «телкам» – ножами бесшумно «снимали» русских охранников лагеря…

Аналогичные лагеря были в Болгарии, Чехословакии, ГДР и в Северной Кореи. Все палестинские боевики, которым не пофартило учиться в СССР, ГДР, Болгарии, Чехословакии или на Кубе, прошли, с помощью кубинских инструкторов, подготовку в федуинских лагерях Алжира, Ливии, Сирии, Ливана и Южного Йемена. В то время именно в Южном Йемене находилась главная база оперативных действий палестинского Фронта Сопротивления, ее работу полностью контролировали советские инструкторы. Тут растили как боевиков-палестинцев, так и кадры террористических бригад Европы, Африки и Японии, и сюда же, в поисках убежища, прибывали после своих операций члены самых смертоносных банд в мире.

С самого начала своего существования и потом на протяжении десятилетий Палестинский Фронт Сопротивления охотно делился своим военным опытом и оружием со всеми международными террористическими организациями – от бакских сепаратистов и итальянских «Красных бригад» до японской «Красной армии» и турецких «Серых волков».

Как известно, Хрущева, Брежнева и остальных кремлевских вождей того «славного» прошлого, по которому еще многие скучают в России, мало интересовала политическая ориентация всех этих «марксистских» и «пролетарских» Фронтов, Бригад, Армий и Вооруженных Ячеек. Главной целью Кремля были дестабилизация западного общества, подрыв капиталистической экономики и демократии. «Полезные идиоты» всех мастей и рас замечательно справлялись с этой задачей.

Простой инженер-электрик Ясир Арафат, которого чуть ли не с помощью кулаков Москва обратила в лидера создаваемого ею же палестинского сопротивления, довольно быстро вошел во вкус этой должности, зачастил в Москву целоваться с Брежневым, и уже в августе 1974 года открыл тут свой офис. Это было легализацией «палестинского канала» широкого снабжения оружием всех террористов мира.  Так, в период с 1979 по 1983 ПЛО поставило две крупные партии оружия итальянским «Красным Бригадам» – одну для себя, на хранение, вторую для «бригад». В обмен на это «Красные Бригады» обязались провести несколько атак на Израильское посольство в Риме.

Террористы японской «Красной Армии» именовались поначалу, в 1971-м году, «Арабским Комитетом Красной Армии Японии» и только в 1974-м году отпочковались от Народного Фронта Освобождения Палестины. Когда в 1974-м «Красная Армия» захватила Французское посольство в Голландии, среди террористов уже не было ни одного араба. Но при этом все три свои опорные базы даже японские террористы держали в Ливане, и оружие получали от ПЛО. Когда 30 марта 1972 года они прибыли в Тель-Авив рейсом «Эир-Франс» и осуществили массовую бойню в аэропорту Лод, они были вооружены автоматами и гранатами советско-чехословацкого производства.

16 августа 1972 года палестинские террористы, флиртуя в римском аэропорту с двумя англичанками перед их отправлением в Тель-Авив на самолете израильской компании «Эл-Ал», подарили британским девицам в качестве сувенира магнитофончик.  В этом магнитофоне было 200 грамм высококачественной пластиковой взрывчатки советского производства. Англичанки пронесли этот магнитофон в самолет, и вскоре после взлета эта мина взорвалась.

В сентябре 1973 года пять членов организации «Черный Сентябрь» въехали в Италию и поселились в Остии неподалеку от взлетных полос Римского международного аэропорта Леонардо да Винчи. В распоряжении террористов были две ракеты «земля-воздух» советского производства с пусковым устройством «Стрела».  Это суперсекретное на то время оружие они получили в Ливии для того, чтобы 5-го сентября сбить пассажирский израильский авиалайнер и так отпраздновать первую годовщину убийства израильских атлетов на Мюнхенской олимпиаде 1972 года.

Знаменитый Ильич Рамирез Санчез «Карлос», воспитанник московского Института им. Лумумбы, осуществлял свои акции на кубинские средства и опираясь на московскую информацию.  Так в сентябре 1973 года он организовал захват палестинскими террористами поезда, который вез еврейских эмигрантов из СССР в Австрию. Советский Союз снабдил «Карлоса» точным расписанием движения поезда и номерами вагонов, в которых ехали эмигранты, а чехословацкие власти дали возможность террористам, вооруженным «Калашниковыми», сесть в этот поезд, когда он пересекал чехословацкую территорию.

В сентябре 1975 года, всего за три года до моей эмиграции из СССР, в Голландии были арестованы два сирийца, они готовили аналогичный захват поезда и взятие в заложники советских евреев-эмигрантов.  Во время допросов выяснилось, что и эти террористы прошли, вместе с другими арабами, подготовку в лагере под Москвой.

Это – голые факты, точнее – их малая часть. В июне 1982 года в Ливане, в рядах ПЛО было уже 15.500 боевиков, хорошо обученных и вооруженных лучшим советским оружием – 130-мм пушками, ракетами «земля-земля» и «земля-воздух», ракетными устройствами Б-21 и танками Т-34. Они, практически, оккупировали христианский Ливан еще в 1976 году, превратив его южные города в свои базы, а Бейрутский аэропорт – в убежище для тысяч «революционеров»-террористов со всего мира. Все, кто хотел получить в руки «Калашников» и профессиональные навыки убийцы, могли прилететь в Бейрут без всякой визы, как «гости ПЛО», пройти курс обучения и улететь в любую точку мира сражаться с «проклятым Западом».  Только в 1981–82 годах в ливанских лагерях ПЛО прошли тренировку больше тысячи иностранных террористов. Документы, захваченные израильтянами во время оккупации Ливана в 1982 году, свидетельствуют, что здесь проходили подготовку террористы из Западной Германии, Италии, Северной Ирландии, Испании, Голландии, Франции, Турции, Греции, Кипра, Японии, Аргентины, Эритреи, США, Чили и Южной Африки. В Бейруте и других городах проходили международные конференции итальянских «Красных Бригад», японской «Красной Армии», «Французского Прямого Действия», немецких бригад Бадер-Мэйнхоф и прочих «пролетарских» организаций.

Когда я читаю в московских газетах статьи, в которых российские журналисты с сочувствием описывают ликование и пляски палестинцев по поводу очередного «удачного» теракта в Израиле и пишут, что «палестинцев тоже можно понять», я вспоминаю, как ПЛО создавало свои тренировочные лагеря в Ливане.  Христианский город Дамур с населением в 25.000 человек был освобожден от жителей за одну январскую ночь 1976 года – в эту ночь бойцы ПЛО вырезали 582 христиан этого города, остальные сбежали сами, пока шла эта резня (о которой, конечно, никогда не сообщала советская пресса). Как и другие города Ливана, Дамур после «зачистки» христиан был превращен Арафатом в тренировочный лагерь международного терроризма, здесь даже открыли свои официальные офисы турецкие «Серые волки» и Армянская Секретная Армия Освобождения Армении. А, освобождая для себя и своих «гостей» христианские кварталы в центре Бейрута, палестинские боевики, которым так сочувствуют иные россияне, расстреливали там с балконов вся и всё, даже стариков и детей на улицах, даже собак и кошек.

Я предоставляю возможность своим православным читателям сверить по газете «Правда» не в эти ли дни Москва выстраивала на Ленинском проспекте шеренги трудящихся приветствовать очередной визит своего пламенного арабского друга Арафата. И пусть они имеют в виду, что боевики и руководители «Красный Бригад», убившие в 1978-м Альдо Моро, премьер-министра и лидера Христианских демократов Италии, проходили подготовку в Болгарии и Чехословакии и получали оружие у ПЛО. А за покушением на Папу Римского, главу христиан-католиков, стояли турецкие «Серые волки», прошедшие тренировки в лагерях ПЛО и нанятые болгарской разведкой, а еще точнее – казначеем Болгарского посольства в Риме. А кто стоял за болгарскими и чехословацкими спецслужбами, объяснять, я полагаю, не нужно.

Конечно, помимо ПЛО международный терроризм по мере своих сил и возможностей взращивали также Ирак, Иран, Ливия, Сирия и Южный Йемен. Все они сообща взрывали, расшатывали, дестабилизировали и ужасали мир «проклятого» капитализма и демократии. И нужно признать, что они почти добились этой цели, – цели, которую ставил перед ними Борис Пономарев, заведующий Международным отделом ЦК КПСС. В 1978–79 году половина французских избирателей были готовы голосовать за популярный фронт, созданный провосточными социалистическими партиями и древне-сталинской коммунистической партией Франции. Западно-Германская правящая Социал-демократическая партия должна была мириться со своим ультралевым крылом, открытым для восточного влияния. Британская Лейбористская партия тонула под весом своего ультралевого крыла. И почти каждый третий итальянец регулярно голосовал за коммунистическую партию Италии, которая, согласно документам «Архива Митрохина», была на содержании КПСС, а каждый второй итальянский избиратель настаивал на участии коммунистов в правительстве.

Но, как говорят в таких случаях, Италия – это отдельная песня…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..