среда, 14 июля 2021 г.

Марк Левин дает определение «американскому марксизму» и объясняет, как его остановить

 

Марк Левин дает определение «американскому марксизму» и объясняет, как его остановить

Марка Левин дает определение «американскому марксизму» и дает исчерпывающее представление об интеллектуальных основах левого американского движения и о том, как он вышел из тусклых академических сообществ и стал движущей идеологией администрации президента Джо Байдена.

Photo copyright: Gage Skidmore, CC BY-SA 2.0

Одна из самых важных вещей, которую Левин делает с самого начала, – он инвертирует левые представления об истории. Левин начинает свою книгу фразой: «Контрреволюция американской революции идет в полную силу». Марксизм и есть эта «контрреволюция».

Это противоположно тому, как изображает себя марксизм. Марксистская концепция истории состоит в том, что нужно двигаться вперед, к утопическому будущему – диктатуре пролетариата, чудесному обеспечению всех человеческих потребностей посредством коллективизма.

Все усилия по противодействию этому движению и защите существующего общественного строя – будь то традиционная аристократия или либеральная капиталистическая демократия – изображаются как «контрреволюционные», противостоящие прогрессу и движению самой истории.

Левин переворачивает это с ног на голову. По его мнению, именно свобода – по замыслу основателей Соединенных Штатов, возвышающая права человека в рамках системы ограниченного правительства, связанного системой сдержек и противовесов, – это кульминация истории человечества, дающая возможность построить счастливое и процветающее общество на Земле.

Именно марксизм и его различные формы – социализм, «демократический социализм», радикальный энвайронментализм и т.д. – разрушают свободу, процветание и, в конечном итоге, человечество.

Американский марксизм проходит через различные левые социальные движения и показывает, как каждое из них уходит корнями в классический марксизм – критическая расовая теория, движение за «амнистию» нелегалов, стремление защитников окружающей среды к сокращению населения и т.д.

Наиболее радикальные защитники окружающей среды, отмечает Левин, говорят, что марксизм не заходит достаточно далеко, потому что Маркс по-прежнему предполагает экономический рост. Но все они враждебно настроены по отношению к Америке в том виде, в каком она была основана и какой мы знаем ее сегодня.

В основе американского марксизма лежит интересный вопрос: принимает ли марксизм свою новую форму на американских берегах? Или американская версия – это тот же марксизм, который потерпел неудачу во всем мире на протяжении трех столетий?

Марксисты неоднозначно относятся к Соединенным Штатам. С одной стороны, она воплощает все, что марксизм ненавидит. С другой стороны, если и есть какая-то страна, достаточно богатая, чтобы взять на себя огромные затраты, которые неизбежно предполагает марксизм, то это именно Америка.

Недавние события, вероятно, вселили в американских марксистов больше надежд. Готовность правительства США потратить огромные суммы денег во время пандемии COVID-19 подчеркнула огромное преимущество статуса мировой резервной валюты.

Хотя инфляция стала серьезной угрозой, многие левые чувствуют себя уверенно, чтобы утверждать, что предполагаемые издержки их политики иллюзорны. Кроме того, больше американцев, чем когда-либо, зависят от правительства, что ограничивает общественное сопротивление.

Что, пожалуй, уникально в марксизме в США, так это степень, в которой он финансируется богатыми и институтами, которые марксизм намеревается вытеснить. Левин отмечает, что марксизм – это кредо причудливой саморазрушительной элиты.

Вместо того, чтобы подкупить радикалов, американские «пробудившиеся» корпорации, штатные профессора и журналисты истеблишмента могут потянуть за собой остальных из нас, сознательно или невольно.

Левин показывает, насколько распространенными стали идеи радикальных левых и насколько глубоко они укоренились. Он тщательно изучает критическую расовую теорию, например, связывая ее не только с юридической наукой покойного профессора Гарвардской школы права Деррика Белла, но и с более ранней работой Герберта Маркузе, которому «приписывают создание идеологии критических теорий, из которого в Америке зародились движения, основанные на расовой, гендерной и других критических теориях».

Влияние Маркузе также обсуждалось Эндрю Брейтбартом в его мемуарах 2011 года «Праведное возмущение: простите, пока я спасаю мир!». Брейтбарт приписал Солу Алинскому «упущение послания Маркузе» и использование его эзотерических идей в качестве оружия. Левин показывает, насколько успешными были усилия левых.

Но американский марксизм – не повод для отчаяния. Левин посвящает целую главу решениям, поощряя постоянные усилия по избавлению школ от КРТ, при необходимости, с помощью закона. Он стремится использовать свою книгу, чтобы побудить американцев к действию. Несмотря на то, что американский марксизм изобилует разыми идеями, он ясно дает понять, какой должна быть цель новой оппозиции.

Joel B. Pollak, Breitbart

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..