пятница, 28 мая 2021 г.

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 10

 

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 10

Main.Pic

У каждого человека своя судьба. Одни говорят, что она дается при рождении, и человек проживает жизнь на «коротком поводке» – что ни делай, а от судьбы не уйдешь. Но есть и другие, кто доказывают обратное, и делают свою судьбу сами, иногда «переламывая» жизненные ситуации, чтобы идти только вперед. И это не мифические персонажи, созданные фантазией писателя, а реальные люди, живущие среди нас.

Алек Брук-Красный «сделал себя сам». И как раз об этом наша книга – история человека, создавшего собственную судьбу.

Завтра начинается вчера

Роман

Читайте здесь: Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 1

Часть десятая

Люди на меня рассчитывали
Люди на меня рассчитывали

После выборов Алек вернулся в «Фанораму», которой последнее время уделял немного внимания. Все встало на свои места, но «места» эти оказались для него уже не такими приоритетными. Алек вдруг понял, понял по-настоящему, что общественная деятельность, политика в том числе, для него не просто удовлетворение тщеславия, а потребность, и именно то, что у него лучше всего выходит, а значит, настало время этим заняться всерьез и надолго. Он четко осознал, что русскоязычная община, уже довольно многочисленная к тому времени во многом благодаря двум последним выборным кампаниям, сплотилась и осознала свою значимость в жизни мегаполиса. Как бросить все это на полпути, как оставить людей, неформальным лидером которых он стал? И, уважаемый читатель, рискуя нарваться на ваше раздражение, я еще раз скажу о судьбе. Кто-то по жизни продирается сам, кого-то вынуждают к этому обстоятельства, кого-то ведут родные и близкие, а кого-то, выбравшего по праву и, по совести, свою дорогу, ведет судьба. И не просто ведет, но и не позволяет с этой дороги сойти. Так случилось и с Алеком. В период после выборных раздумий и сомнений у него один за другим состоялись три, определивших его дальнейшую судьбу, телефонных разговора.

Феликс Френкель, Борис Кердимун и Белла Зелкин предложили Алеку встретиться и обсудить очень важный вопрос, касающийся того, чем он занимался в последнее время. Это были уже сложившиеся известные и уважаемые в еврейском мире Америки люди. Феликс Френкель – один из руководителей мощной организации UJA Federation, среди прочего добивающейся изменения американского законодательства в части упрощения и ускорения приезда советских евреев из итальянских пересыльных пунктов; Борис Кардимун – неформальный лидер еврейской общины; Белла Зелкин – соратница Бориса, человек, много сил отдающий общественной деятельности. Они встретились в UJA Federation за чашечкой кофе.

С Феликсом Френкелем ближайшим соратником на все времена
С Феликсом Френкелем ближайшим соратником на все времена

– Как идут дела в бизнесе? – издалека начал Борис.

– Нормально, наверстываю свое неучастие в бизнесе в период выборов. Но вы ведь не ради этого вопроса хотели встретиться со мной?

– Понимаешь, – Борис одним большим глотком допил кофе. – То, что ты после выборов вернулся в бизнес, – это понятно и нормально. А вот куда вернутся люди, которых ты поднял, это не понятно. Ты хоть почувствовал, что за две выборные кампании стал лидером еврейской общины, и не только в Нью-Йорке?

– Понимаю, конечно. Но что я должен сделать, силой ворваться в Горсовет?

– Горсовет от тебя никуда не денется и без силы, можешь мне поверить… В общем, так! Ты слышал о такой организации – COJECO?

– Это где Миша Гальперин?

– Да, и Перетц Гольдмахер тоже. И мы хотим, чтобы ты возглавил эту организацию и сделал из нее мощную структуру, вместо той, которая сейчас просто на бумаге существует.

– Но у нас, насколько мне известно, есть уже несколько еврейских организаций, зачем еще одна?

– Есть, ты прав, но это организации, которые разрознены и решают какие-то мелкие вопросы и в основном свои. Ты знаешь, сколько людей уже в русскоязычной еврейской общине Нью-Йорка? А во всей Америке? Это сотни тысяч! И COJECO должна всех их объединить. Тогда, и только тогда, мы заявим о себе всерьез, в том числе и в политике. Соглашайся, Миша Гальперин уже выбил грант, правда, пока небольшой, но на зарплату директору и бухгалтеру хватит. А дальше – дело за тобой. Поднимешь организацию – и сделаешь, может, самое главное дело в жизни.

– Спасибо, конечно, за предложение, но, извините, я должен подумать…

– Да, конечно, это понятно. И еще я должен сказать тебе откровенно: таких денег, как в бизнесе, ты в COJECO не заработаешь и близко. Но ты, уверен, приобретешь другой капитал: связи, уважение, благодарность людей. И я знаю, что через три-четыре года, если надумаешь снова избираться, то конкурентов у тебя не будет. А я полагаю, что ты точно надумаешь. В общем, решай…

Part.10-12.COJECO

Комиссар полиции Нью-Йорка Рэй Келли (Ray Kelly) на завтраке COJECO. Справа от него- Эдди Гольдберг (Eddie Goldberg) - помощник Арманда Хаммера в 70-е годы
Комиссар полиции Нью-Йорка Рэй Келли (Ray Kelly) на завтраке COJECO. Справа от него- Эдди Гольдберг (Eddie Goldberg) — помощник Арманда Хаммера в 70-е годы

И Алек стал директором «бумажной» организации. Кроме него, в COJECO работала бухгалтером Галина Векслер, которая работает там и до сих пор. Конечно, Алек в одиночку не справился бы с грандиозными планами по созданию практически одной из самых мощных еврейских организаций Америки. Очень сильную поддержку ему оказал русский отдел UJA Federation в лице Лидии Варельджан, авторитет которой в русской общине был непререкаемым. Кто-то из великих, кого принято цитировать, сказал, что каждая эпоха услужливо рождает нужных в конкретный момент героев. Мы сейчас не будем говорить об эпохе, но неутомимая энергия Алека, помноженная на опыт, веру и желание, подняла эту организацию всего за пару лет на уровень самых авторитетных еврейских организаций Нью-Йорка. И если бы кто-то сказал тогда руководителям крупных еврейских организаций, что администрация COJECO состояла практически из одного Брука-Красного, они бы не поверили. «Эпоха» американского еврейства родила нужного ей в тот момент героя.

Столпы COJECO Тимур Сапир Сэм Кислин и Феликс Френкель справа
Столпы COJECO Тимур Сапир Сэм Кислин и Феликс Френкель справа

И в Алека по-настоящему поверили, поверили крупные еврейские бизнесмены – Тимур Сапир, бесплатно предоставивший COJECO 320-метровый офис в Манхэттене, Сэм Кислин и Феликс Френкель, помогавшие с финансированием. И это были не просто известные имена, это были крупные бизнесмены из списка «Форбс», которые, наряду с другими видными лидерами общины, являлись членами Совета директоров COJECO. О роли, которую стала играть эта организация в общественной жизни не только еврейской, но и всего Нью-Йорка, свидетельствует очень примечательный случай. В 2002 году, когда началась интифада, Алек, вместе с владельцем издания «Новое Русское Слово» Валерием Вайнбергом и близким соратником Джином Борщем, решили организовать митинг в поддержку Израиля. Благодаря уже солидным связям, на этот митинг был приглашен губернатор штата Нью-Йорк.

Ралли в поддержку Израиля. 28 февраля 2002. С Губернатором Штата Патаки, Лидией  и Валерием Вайнберг.
Ралли в поддержку Израиля. 28 февраля 2002. С Губернатором Штата Патаки, Лидией  и Валерием Вайнберг.

После переговоров и согласований с секретариатом губернатора тот согласился при условии, что на митинг этот соберутся не менее 500 человек. И Алек, не раздумывая, пообещал, что они соберут 1000, хотя был не уверен даже в заявленных пятистах. Просто появление губернатора на таком митинге было тогда очень важно, как для русскоязычной еврейской общины, так и для Израиля. И по закону подлости, который присутствует всегда и везде, в день митинга 28 февраля хлынул ливень – проливной и непрекращающийся. Митинг проходил в парке недалеко от Брайтона, парке с очень красивым травяным газоном, но полным отсутствием в этой связи дренажной системы. И собравшиеся на митинг 12 тысяч (по оценкам американской прессы) евреев и неевреев в течение трех часов стояли практически по колено в воде. Уже после мероприятия, удивленный губернатор Патаки сказал Алеку, что даже предположить не мог, что в Нью-Йорке есть столь многочисленная русская община, и что он никогда ранее не выступал перед таким большим количеством людей. На что Алек не без тщеславия ответил: «Ах, если бы не дождь…».

Ралли в поддержку Израиля. 28 февраля 2002
Ралли в поддержку Израиля. 28 февраля 2002

И именно в тот день американцы, благодаря прессе и губернатору, поняли, что в Нью-Йорке есть очень мощная община, которая, если захочет, может стать серьезной политической силой.

Академик Квинт
Академик Квинт, член правления COJECO
Художник Виталий Комар, член правления COJECO

А Алек наращивал обороты, и это не могло остаться незамеченным. На третьем году своего фактического, а не формального существования, COJECO вошла в число пятидесяти самых инновационных и креативных еврейских организаций Северной Америки. Конечно, Брук-Красный не работал уже в одиночку. Уровень COJECO перерос границы Америки, и она стала, по сути, международной организацией. И в этом Алеку помог Рони Винников, в то время представитель израильских организаций в США.

Сейчас Рони руководит непубличной, но очень мощной и разветвленной организацией в Израиле, работающей на правительство. А тогда именно он организовал очень тесное и плодотворное сотрудничество COJECO с всемогущим «Сохнутом». И они решили провести марш американских евреев в Иерусалиме в дни Генеральной еврейской ассамблеи. По их задумке, в Израиль должны были прилететь, ни больше, ни меньше – триста русскоязычных евреев из Америки!

С Ронни Виниковым. Посадка леса COJECO в Израиле
С Ронни Виниковым. Посадка леса COJECO в Израиле
Шимон Перец. Разговор по-русски
Шимон Перец. Разговор по-русски

Кроме того, что это должно было стать беспрецедентным событием, предстояли и невероятные технические сложности, в преодолении которых большую помощь оказало турагентство Натальи Брашинской. Просто так приехать в Израиль мог, конечно, любой еврей из Америки. Но для того, чтобы организовать приезд трехсот человек из Нью-Йорка, которые фактически примут участие в Ассамблее, требовался государственный уровень. Но когда Алека останавливали трудности? И он полетел в Израиль. К этому времени Алек уже был знаком со многими руководителями еврейских организаций этой страны, и они посоветовали идти в Кнессет, к одному из самых влиятельных членов парламента – Мике Эйтану, чтобы официально согласовать эту будущую акцию. Шансов у Алека не было. Даже если бы Эйтан и согласился принять какого-то Брука-Красного, то на это потребовались бы недели. И Алек принял решение «по-советски» идти напролом. Войдя в приемную и представившись, он заявил, что хочет говорить с Эйтаном. Удивленная секретарь, заглянув в блокнот, где были расписаны все встречи парламентария, спросила удивленно: «А вам назначено?» На что Алек безапелляционно заявил, что пару минут как назначено.

Мика Эйтан
Мика Эйтан
С Натаном Шаранским на параде Салют, Израиль
С Натаном Шаранским на параде Салют, Израиль

Буквально «сквозь» секретаря, войдя в кабинет, он заявил с порога: «Я Брук-Красный – директор одной из самых влиятельных еврейских организаций Нью-Йорка. И наша организация, COJECO, хочет привезти в Израиль 300 американских евреев в поддержку государства и Генеральной еврейской ассамблеи. И для того, чтобы эта акция стала официальной, прошу вас подписать это письмо. И положил на стол лист печатного текста.

Мика Эйтан удивленно посмотрел на Алека: «Я вас не знаю».

– Это не важно, а важно то, что я говорю.

И парламентарий первый раз в своей многолетней государственной деятельности подписал письмо абсолютно незнакомому человеку, просто ворвавшемуся к нему в кабинет. И триста американских евреев прилетели в Израиль и провели там марш, и посадили целый лес, имя которому – COJECO.

Была ли эта акция уровнем исполнительного директора COJECO? Полагаю, что нет. Эта акция была уровнем политика и даже не регионального масштаба. Но он об этом не думал. Зато думали другие. И как-то, находясь в одно время в Иерусалиме с очень влиятельным конгрессменом Джеральдом Надлером, они встретились. Это было в 2005 году. В тот день они долго гуляли по Иерусалиму, и вдруг Джеральд Надлер остановился у Стены Плача и произнес, пристально глядя Алеку в глаза: «Пора тебе возвращаться в политику. И если ты послушаешь меня, то, вероятнее всего, Адель Коэн уйдет на пенсию. Понимаешь? Это твой реальный шанс на этот раз победить. Но ты всегда должен помнить, что политика – это не права, которые дает титул, политика – это, в первую очередь, обязанность и ответственность. Если поймешь это, то добьешься успеха и, главное, благодарности людей.

Эти слова Надлер произнес у Стены Плача, святого места для любого еврея. И именно там, и тогда Алек принял для себя окончательное решение.

С Джерольдом Надлером у Стены Плача
С Джеральдом Надлером у Стены Плача

Продолжение следует

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..