понедельник, 22 марта 2021 г.

Нетаниягу и его ненавистники «справа»

 

Кэролин Глик

Нетаниягу и его ненавистники «справа»

В конце месяца — 23 марта израильтяне отправятся на избирательные участки, чтобы выбрать себе новый состав 120-местного Кнессета. Эти выборы станут в Израиле четвёртыми за последние два года и это — безусловный и печальный рекорд. По закону, чтобы сформировать правящую коалицию, депутату Кнессета — обычно главе крупнейшей партии — необходимо собрать коалицию из нескольких вошедших в Кнессет партий, контролирующих там сообща не менее 61 места.

На первый взгляд, чехарда выборов в Израиле абсолютно необъяснима. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу стабильно получает высокую оценку общества. Опросы неизменно показывают, что израильтяне на посту премьер-министра предпочитают Нетаниягу всем его возможным соперникам вместе взятым. Откуда же возникает этот политический тупик?

Как ни парадоксально это прозвучит, политическая нестабильность в Израиле — прямой результат успеха Нетаниягу.

Нетаниягу остается премьер-министром Израиля дольше всех других лидеров Израиля. Год назад он обошёл в этом и премьер-министра-основателя страны Давида Бен-Гуриона.

Секрет успеха Нетаниягу в том, что центр израильской политики сошелся с его позициями. Нетаниягу, по сути, и определяет этот центр.

Вопреки демонизации Нетаниягу средствами массовой информации в стране и за рубежом, его позиции вовсе не являются радикальными.

Они включают отстаивание прав и интересов Израиля, развитие экономики, борьбу с врагами Израиля, когда это необходимо, и одновременно построение союзов с иностранными правительствами для достижения общих целей, когда это возможно.

Именно эта политика принесла Израилю устойчивое процветание, мир и безопасность.

Важно заметить, что хотя Нетаниягу и остаётся в центре политической карты Израиля, он отнюдь не отказался от правых идей. И такую позицию поддерживает сегодня подавляющее большинство израильтян. Менее десяти процентов израильтян определяют себя теперь левыми. На каждых выборах в Кнессет с 2009 года правоцентристские партии в многопартийной парламентской системе Израиля раз за разом получают почти три четверти мест.

Исчезновение левых как политической силы в Израиле стало неизбежным продуктом фатального провала избранной ими политики. Их мессианская мечта о мире с палестинским арабами (то самое пресловутое «решение о двух государствах»), воплощённая ими в середине 1990-х гг. в Соглашениях Осло, взорвалась кровавыми терактами палестинских арабов уже в начале 2000-х.

Но вместо того, чтобы пересмотреть свою с треском провалившуюся концепцию, левые просто переупаковали её в новую обёртку. Не добившись «мира», они предложили «размежевание». Теперь их позиция оказалась выстроенной на сомнительном предположении, мол, Израиль сумеет положить конец бесконечным попыткам врагов уничтожить его, просто сбежав. В 2000 и 2005 годах Израиль реализовал эту странную «стратегию» в Ливане и секторе Газы соответственно. В 2000 году израильская армия вышла из Южного Ливана, а в 2005 году, параллельно с выселением гражданских израильтян, и из сектора Газы.

Как и следовало ожидать, подобно предыдущей «мирной» химере Осло, безумие «размежевания» обернулось тяжелейшей войной с «Хизбаллой» уже в 2006 году и почти полномасштабной войной с ХАМАСом, сопровождавшейся непрерывными ракетными обстрелами из оставленного террористам сектора.

Этот катастрофический провал левой политики постепенно убедил общество в том, что Нетаниягу был изначально прав.

С 1990-х годов, когда он впервые, в возрасте 46 лет, стал премьер-министром, Нетаниягу твердо придерживался очень простой доктрины, лишенной каких-либо мессианских заблуждений: мир устанавливается исключительно с позиции силы, а не через расширение возможностей врагов, открыто стремящихся к вашему уничтожению.

Сила же, в свою очередь, проистекает из роста вашей экономики и опоры на устои — как в прямом, так и в переносном смысле.

Сегодня среди большинства израильтян уже нет серьезных разногласий по поводу этих основных принципов. Как практически нет и споров о том, что именно Нетаниягу добился огромных успехов в их реализации.

И это, увы, подводит нас к нынешнему политическому тупику.

На первый взгляд предвыборная гонка почти очевидна. Ликуд под руководством Нетаниягу оставляет все остальные партии далеко позади, набирая от 28 до 31 мест в Кнессете. Его ближайший соперник, левоцентристская партия «Еш Атид», возглавляемая бывшим министром финансов и телеведущим Яиром Лапидом, набирает лишь от 14 до 19 мест. Рейтинг Нетаниягу более чем вдвое превышает рейтинг Лапида.

Но все опросы показывают, что и после трех прошедших менее, чем в течение двух лет выборов, следующий Кнессет, вероятно, окажется в том же тупике, что и три предыдущих.

Многопартийный право-религиозный блок Нетаниягу, возглавляемый Ликудом, набирает от 58 до 61 места. Но если Нетаниягу не сможет заполучить заветные 61 голос в Кнессете, либо Лапид станет премьер-министром, либо Израиль останется в политическом параличе в ожидании пятых выборов, которые состоятся в конце лета.

Если Лапид сформирует следующее правительство, он восстановит не только заведомо провальную стратегическую политику левых, состоящую в умиротворении врагов Израиля, но и их катастрофическую популистскую экономическую политику, которая остановит экономический подъем страны.

Вряд ли общество действительно стремится к подобному исходу, тем не менее, опросы показывают, что у Лапида есть прекрасные шансы его реализовать.

Перспективы Лапида целиком и полностью связаны с группой политиков, не относящихся к левому лагерю и крайне неудовлетворённых тем, что общество предпочитает им Нетаниягу.

Речь о трёх партиях: Исраэль Бейтену (НДИ), Ямина и Тиква Хадаша, вместе набирающих от 30 до 35 мест и возглавляемых этими самыми обиженными политиками.

Именно они несут главную ответственность за хроническую политическую нестабильность Израиля.

Если Нетаниягу не сумеет собрать 61 голос для формирования правительства, именующая себя правой партия НДИ во главе с бывшим главой администрации Нетаниягу, бывшим министром обороны и бывшим министром иностранных дел Авигдором Либерманом уже пообещала присоединиться к правительству Лапида.

"Тиква Хадаша, возглавляемая бывшим министром образования от Ликуда, побежденным в соперничестве с Нетаниягу за лидерство в партии, Гидеоном Сааром, вероятно, также присоединится к этому правительству.

И хотя пока ожидается, что Ямина, возглавляемая другим бывшим главой администрации Нетаниягу, бывшим министром обороны и бывшим министром образования Нафтали Беннетом, всё же присоединится к коалиции Нетаниягу, поскольку Беннет пусть с опозданием, но объявил, что не присоединится к правительству под руководством Лапида, предвыборная кампания Ямины по-прежнему направлена исключительно против Нетаниягу.

И Саар, и Беннет представляют себя кандидатами в премьер-министры несмотря на то, что ни у одного из них нет реальных шансов сформировать правительство.

При этом все трое — и Либерман, и Саар, и Беннет ведут кампанию против Нетаниягу, не потому что они не согласны с его позицией по главным вопросам израильской реальности. Напротив, по большому счету, они с ней, по крайней мере, на словах, согласны. Они атакуют его, поскольку считают, поражение Нетаниягу необходимым условием для их собственного политического прогресса.

Другими словами, причина, по которой левые — несмотря на всю их незначительную общественную поддержку — возможно сумеют сформировать следующее правительство Израиля, и причина того, что наиболее вероятным исходом выборов в следующем месяце станет дальнейший политический тупик, состоит в том, что Либерман, Саар и Беннет раскалывают правый лагерь.

Они так стремятся свалить Нетаниягу, что готовы ради этой цели привести к власти левое правительство или заставить страну пойти на пятые выборы.

Либерман стал первым правым лидером, оставившим свой лагерь. После выборов в апреле 2019 года Либерман ошеломил страну, отказавшись присоединиться к правительству Нетаниягу, и тем самым в одиночку принудил Израиль к повторным выборам. Затем он повторил этот процесс, к удивлению уже гораздо меньшего числа избирателей, после вторых и третьих выборов.

Беннет, как пока что, кажется, скорее присоединится к правительству Нетаниягу. Вместе с тем, ведя свою кампанию против Нетаниягу, и, делая вид, что он сам является жизнеспособным кандидатом на пост премьер-министра, Беннет, на деле, подыгрывает Лапиду. Поскольку, выдвигая себя в качестве кандидата на роль лидера страны, Беннет предотвращает предметное обсуждение различий между возможным правительством, Нетаниягу и правительством Лапида.

Внезапное заявление Беннета (после нескольких недель уклонения от ответа) о том, что он не войдёт в правительство под началом Лапида, стало следствием массового давления на него со стороны сторонников. Не исключено, что продолжающееся давление его избирателей или же сделка с Нетаниягу в итоге заставят его прекратить свою негативную кампанию против Нетаниягу.

Главной же надеждой Лапида и левых остаётся Гидеон Саар. Его партия набирает согласно опросам от 11 до 14 мест в Кнессете. По оценкам социологов, около 30 процентов избирателей Саара — выходцы из «Ликуда». Пообещав не присоединяться к правительству Нетаниягу, партия Саара стала фактически главным инструментом переброса голосов от правого блока к левому.

Характерно, что Саар нанял в качестве политических консультантов для ведения своей кампании печально известных ненавистников Трампа из «Проекта Линкольна». Он был вынужден объявить о приостановке этих консультаций после обескураживающего раскрытия информации о том, как группа подавляла и замалчивала критику в адрес своего коллеги Джона Уивера, несмотря на его хорошо известные в сети сексуальные домогательства к молодым людям. Тем не менее Саар явно продолжает следовать указаниям «Проекта Линкольна» — его кампания полностью основана на личных нападках в адрес Нетаниягу, обвиняемого Сааром в том, что тот, мол, разрушает моральную основу израильской политики.

Лапид, со своей стороны, ведёт кампанию в стиле Байдена, полностью полагаясь на Либермана, Саара и Беннета, которые делают за него всю работу, а также на средства массовой информации, также атакующие Нетаниягу, но почти не упоминающие Лапида.

Как недавно заметил ведущий политический обозреватель Израиля Амит Сегаль, Лапид намеренно не привлекает внимание общества к тому факту, что он является кандидатом на пост премьер-министра. При этом, оставаясь вне борьбы, Лапид занимает все более радикальные позиции. Если год назад он утверждал, что не станет формировать коалицию с арабским националистически-исламистским блоком поскольку тот отвергает право Израиля на существование и поддерживают джихадизм палестинских арабов, то теперь открыто поддерживает их вступление в правящую коалицию с левыми партиями, Либерманом, и, возможно, Сааром.

До выборов остается менее трёх недель и это — почти вечность в израильской электоральной политике. Но если ничего кардинально не изменится в соотношении сил, несмотря на консерватизм голосующей публики, нетерпеливые и амбициозные политики якобы правого толка помогут приходу к власти самого радикального правительства, которое когда-либо видел Израиль.  

Перевод Александра Непомнящего, Еврейский мир

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..