пятница, 4 декабря 2020 г.

Пирог победы на столе: как делить будем?

 

 03 декабря 2020

Пирог победы на столе: как делить будем?

Похоже, на этот раз свою битву Дональд Трамп проиграл окончательно и бесповоротно. Даже если какие-то из исков его команды и будут удовлетворены, это уже не изменит общего результата голосования. Результата не изменит, но определенно создаст плацдарм для будущих сражений – в 2022 году на промежуточных выборах в Конгресс и, конечно, на всеобщих выборах 2024 года. Зная бойцовский характер Трампа, можно предположить, что его намерение через четыре года взять реванш вполне реально. А нынешние усилия доказать выборные фальсификации – не столько отчаянная попытка удержаться у власти, сколько задел на будущее. Ведь даже только подозрения в мошенничестве с голосованием, не говоря о признании судом хотя бы части обвинений, станут мощным оружием республиканцев в борьбе с демократами.

В этом году битва за власть оказалась кровавой. Раны приходится зализывать не только проигравшим, но и победителям. Демократы, вопреки уверенным ожиданиям, потеряли немало мест в Палате представителей, не смогли добиться преимущества в Сенате и, что очень существенно, проиграли законодательные собрания в большинстве штатов. Да и губернаторский корпус у республиканцев будет покрепче. Разгромить наголову противника у демократов не получилось, и сейчас настало время назначать виноватых.

Кто б мог подумать, что лозунг «ПРЕКРАТИТЬ ОПЛАЧИВАТЬ ПОЛИЦИЮ!» — один из самых популярных в ходе летних протестов – станет яблоком раздора в рядах Демпартии. А ведь как складно всё получалось: демонстранты, которых выводили на улицу лево-радикалы и активисты движения «Жизнь черных имеет значение», сокр. BLM, призывали отказать полиции в финансировании. А демократы – как политики, так и многие рядовые избиратели, в первую очередь, левое крыло партии – это требование горячо поддерживали. Многим казалось, что это – замечательный способ обуздать полицейскую жестокость, покончить, как они говорили, с системным расизмом в полиции. Но, правда, эту конструкцию изрядно ломали следовавшие за протестами грабежи и поджоги. Но мэры-демократы – одни в пароксизме своих левых убеждений, другие, ведомые летней политической конъюнктурой – запрещали стражам порядка вмешиваться в происходящее. Безнаказанность, конечно же, воодушевляла погромщиков на новые подвиги. Нью-Йорк, Сиэтл, Портленд, еще две дюжины других крупных городов погрузились в пучину беззакония.

Пока в одних городах местные власти трудились над урезанием полицейского бюджета, в других – отцы города пошли еще дальше. Например, горсовет Миннеаполиса, где скончался приснопамятный Дж. Флойд и откуда по всей стране покатилась волна беспорядков, принял решение и вовсе распустить полицейское управление города. А на его месте создать нечто новое. Это была очевидная уступка самым горячими энтузиастами этой идеи — лидерам BLM, а точнее сказать, крайне левому флангу в американской политике. BLM-щики призывали заменить полицию отрядами народной дружины, а высвободившиеся средства пустить на социальные программы. Народную дружину в Миннеаполисе власти создавать не решились, но единодушно проголосовали за то, чтобы заметно сократить полицейский аппарат и передать часть его функций людям гражданских профессий. Иными словами, на вызов о помощи в связи, например, с домашним насилием должны будут выезжать не полицейские, а психологи и социальные работники. Ну и, конечно же, всё те же BLM-щики и другие леваки при полной поддержке властей развернули в городе бурную травлю полиции. В спину стражей порядка, отстраненных от наведения этого самого порядка, летели кирпичи и оскорбления. И, понятно, преступность не заставила себя ждать. Взлетела так, что многие из тех, кто еще совсем недавно радостно скандировали анти-полицейские лозунги, потребовали от властей защиты от преступников. Кстати, не только белые жители города, но и многие афроамериканцы.

А что же полиция? Блюстители закона, деморализованные, преданные властями и горожанами, ощутившие на себе далеко не всегда праведный гнев толпы, стали в массовом порядке покидать полицейские ряды. В первую очередь, конечно, те, кто по выслуге лет или в связи с травмами, полученными на службе, успели заработать солидный социальный пакет. Сегодня около 200 из 850 полицейских Миннеаполиса не выходят на службу в ожидании оформления документов на увольнение. А городские власти в условиях неутихающей преступности судорожно ищут им замену. И в других городах, практически повсюду, где прошелся ураган беспорядков, где леваки, поддержанные демократическими властями, ожесточенно требовали расправиться со стражами порядка, наблюдается похожая картина.

Казалось бы, еще вчера BLM-щиков носили на руках, стоя на колене, присягали им в солидарности чуть ли ни всей нижней палатой Конгресса, а сегодня руководство Демпартии обвиняет былых кумиров в потере выборных мест. Оказывается, это они и другие ультра-левые демократы, что громче других все лето поносил полицию, виноваты в неудачах Демпартии!

Обидно, конечно, но основания для таких обвинений имеются. Разгул преступности и паралич полиции, наверняка, перепугали и отвернули многих от демократов. Но это – только часть истории. А вся история состоит в том, что избиратели отказались выдать левым мандат на марш-бросок в марксистские кущи с их идеологической нетерпимостью, диктаторскими замашками и завиральными идеями о всеобщей бесплатности, на которые денег, конечно, нет. А взять их можно, только если, как обычно, всё отнять и разделить при тотальном госконтроле.

Карт-бланш левые от избирателей не получили, но есть в этой ситуации нюанс. Всю президентскую кампанию партийные леваки и BLM-щики, как верные солдаты, добывали Байдену голоса – без устали ругали Трампа, поднимали на митинги студентов и черную молодежь, ходили по домам, повышая явку избирателей, делали, что могли. Лидеры BLM так и вовсе считают, что именно они, мобилизовав афроамериканский электорат, принесли Байдену победу на блюдечке. И теперь вся эта публика требует свою долю победного пирога. Так прямо и говорят Байдену: Вы нам должны, сэр. Давайте, по крайней мере, встретимся и поговорим. А сэр делает вид, что не слышит их, руководство партии явно от них дистанцируется.

Картина, конечно, не слишком приглядная – всю эту братию демократы добротно использовали, а сейчас очевидным образом сливают на периферию жизни. А братия за это лето уже успела почувствовать и даже привыкнуть к горячему вкусу политический крови, к безусловным победам в уличных битвах, бесконечному вниманию прессы, ощущению хозяев жизни и чуть ли ни вершителей судеб страны. То был их звездный час, их победа, которая сейчас, словно песок, утекает у них сквозь пальцы.

Для Байдена обманутые ожидания BLM-щиков и своих же левых могут выйти, конечно, боком. Эта беспокойная команда вполне способна развернуть знамена против его администрации и устроить точно такие же беспорядки, какие устраивала в борьбе с Трампом. А поле для маневра в этой ситуации может стать слишком узким – ни с белыми, ни с черными леваками ссориться ему никак не с руки, впереди еще новые выборы. Но и допустить их на передний план политики тоже никакой возможности – они не устраивают центристов даже в собственной партии, не говоря уже об остальной стране.

Ситуация для Байдена сложная, но если под давлением леваков он все же сумеет выстоять, то, в конечном счете, как мне представляется, только выиграет. Отодвигая от себя крайнюю левизну, он хотя бы частично может рассеять самые мрачные прогнозы и опасения, которые проигравшая Америка связывает с его президентством. А это уже первый, пусть пока еще и самый маленький шажок навстречу тем, с кем, по его словам, настало время искать пути примирения.

Но вот сумеет ли он это сделать, сумеет ли преодолеть гигантский раскол в обществе – это большой вопрос. Скорее всего, подобные попытки, если они и будут, закончатся тем, чем кончает человек, стоящий на двух разъезжающихся в разные стороны катушках. Уж слишком глубокая трещина пролегла между двумя лагерями, уж слишком сильно каждый из них старался превратить эту трещину в непреодолимую пропасть. Залатать такую рану, для этого, возможно, понадобиться ни один и даже не два президентских строка.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..