среда, 28 октября 2020 г.

Четыре возможных объяснения резкого всплеска Covid-19

 

Вторая волна... чего? Четыре возможных объяснения резкого всплеска Covid-19

  • Николай Воронин, Сергей Козловский, Олеся Волкова
  • Русская служба Би-би-си
Мужчина в маске на мосту через Москву
REUTERS

Вторую волну Covid-19 эксперты ждали к осени, и ожидания эти оправдались - по крайней мере, на первый взгляд.

После относительного затишья, наступившего в большинстве стран в июле-августе в результате введения беспрецедентных ограничительных мер, уже к середине-концу сентября статистика новых случаев коронавирусной инфекции вновь опасно поползла вверх - и вскоре в несколько раз превысила пиковые весенние показатели.

Учитывая, что первая волна пандемии обернулась настоящим цунами, унесшим по меньшей мере полмиллиона жизней за три месяца (с апреля по июнь) и чуть не уничтожившим систему здравоохранения даже самых обеспеченных стран, власти по всему миру стали по новой вводить строжайшие ограничения, снятые буквально пару месяцев назад.

Если первый удар пандемии приняли на себя преимущественно мегаполисы, то теперь инфекция пришла в провинцию. Для городов и других населенных пунктов, более отдаленных от крупных транспортных центров, "вторая волна" эпидемии по факту стала первой.

Медики несут тело погибшего больного в Барнауле
REUTERS

Подпись к фото,

Если весной во многих регионах России про пандемию в основном читали в интернете и смотрели по телевизору, то к осени вирус добрался и туда (на фото - Барнаул)

В том числе поэтому на этот раз под одну гребенку всех чесать не стали: многие страны дали местным и региональным властям право самостоятельно решать, какие карантинные меры им необходимы, чтобы не допустить переполнения больниц и в то же время минимизировать неизбежный экономический ущерб.

В Британии, например, "светофорная" система предусматривает три уровня ограничений: жесткость принимаемых мер зависит от оценки властями коронавирусной угрозы.

Высший, третий уровень пончалу ввели только в Ливерпуле и Ланкашире. Это означает, что там были закрыты бары и развлекательные центры, остановлена работа казино, игровых клубов и букмекерских контор.

Школы и общественный транспорт продолжают работать, но населению настоятельно советуют преимущественно ходить пешком или ездить на велосипеде и не пересекать границы "зоны очень высокого риска" без крайней необходимости.

В закрытых помещениях местным жителям запрещено встречаться с кем бы то ни было, кроме живущих с ними под одной крышей. И даже под открытым небом больше шести человек могут находиться в одном месте только при условии соблюдения социальной дистанции.

С пятницы прошлой недели под аналогичные ограничения попали еще почти три миллиона человек, жители Большого Манчестера - несмотря на активное сопротивление главы города Энди Бёрнэма.

Заручившись поддержкой местных советов, мэр пошел на открытую конфронтацию с правительством страны и лично премьер-министром Борисом Джонсоном - и в итоге Вестминстеру фактически пришлось продавливать непопулярное решение вопреки воле горожан.

Вывеска в Манчестере
REUTERS

Подпись к фото,

Мэра Манчестера Энди Бёрнэма местные жители прозвали королем Севера - по аналогии с персонажем "Игры престолов" Роббом Старком, отказавшимся подчиниться новому монарху Вестероса

Сработает ли лондонский план укрощения строптивого Манчестера (то есть закончится ли конфликт полюбовно), пока не очень понятно. Ведь если предписания властей зависят в первую очередь от их оценки риска для системы здравоохранения, то соблюдение карантинных мер - скорее от того, насколько высоко оценивают угрозу эпидемии сами жители города.

А оценки эти могут довольно сильно разниться.

Откуда сомнения? Смотря что сравнивать

В качестве одной из основных причин вновь вводимых ограничений - не только в Ливерпуле, но и по всему миру - власти приводят цифры статистики, показывающие резкий скачок заражений Covid-19 за последний месяц.

В той же Британии, например, в первой половине октября каждый день диагностировали более 15 тысяч новых случаев коронавирусной инфекции (к концу третьей недели этот показатель и вовсе зашкалил за 25 тысяч) - притом что весенне-летний пик едва превышал 6 тысяч новых диагнозов ежедневно.

Однако, несмотря на столь резкий всплеск, число ковидных пациентов в больницах - то есть тяжелых случаев инфекции, когда больному нужна профессиональная медицинская помощь - в стране сейчас куда меньше, чем на пике первой волны.

Статистика Covid-19 в Британии и Франции: госпитализации, новые случаи коронавируса, число смертей

Если весной больные с подтвержденным диагнозом Covid-19 занимали в Британии почти 20 тысяч коек, то в середине октября этот показатель был в три с половиной раза ниже.

Похожая ситуация наблюдается и во Франции: количество подтвержденных заражений Covid-19 в несколько раз выше, чем во время первой волны, а количество пациентов в больницах - намного ниже.

Еще более показателен разрыв между всплеском новых случаев инфекции и числом умерших от вируса - хотя эта статистика запаздывает за диагностикой примерно на полмесяца, а с начала "второй волны" прошло всего три недели, так что любые выводы тут преждевременны.

Тем не менее можно констатировать, что с начала октября общее число жертв коронавируса в Британии выросло примерно на 2000. На момент публикации статьи "пиком" второй волны эпидемии было 21-е число, когда по всей стране в общей сложности умерли 188 пациентов с Covid-19.

Для сравнения: в апреле было восемь дней, когда умирали по тысяче человек и более (это хорошо заметно на графике ниже). А за первые три недели этого весеннего месяца вирус унес по всей стране по меньшей мере 17 тысяч жизней.

Статистика Covid-19 в Британии и Франции: госпитализации, новые диагностированные случаи коронавируса, жертвы

Нынешние показатели жертв вируса - как в Британии, так и во Франции - выглядят на этом фоне довольно скромно.

В Москве картина довольно сильно отличается от западноевропейской. Например, число госпитализированных с ковидом почти с самого начала эпидемии ни разу не превышало ежедневную статистику новых случаев инфекции. В конце апреля, когда число новых диагнозов резко пошло вверх, взлетев почти в 3,5 раза, больничная статистика, напротив, стала снижаться - и больше кривые пока ни разу не пересеклись.

Хотя есть и очевидные общие черты. На графике так же отчетливо видно первую волну диагнозов, захлестнувшую российскую столицу в начале мая, затем постепенный спад, относительное затишье летом, а с начала октября - вновь резкий уверенный рост: та самая "вторая волна".

Статистика Covid-19 в Москве: госпитализации и новые случаи коронавируса

Однако и тут можно заметить, что число госпитализированных пациентов с Covid-19 - то есть тяжелых больных, которым нужна профессиональная помощь медиков, - в сентябре-октябре было почти вдвое меньше показателей первой волны.

Если с 14 сентября по 14 октября число ежедневно регистрируемых новых случаев инфекции в Москве выросло в шесть с лишним раз, то госпитализаций - лишь на 50%.

Статистика коронавирусных смертей в Москве похожа на европейские графики куда меньше. По этому показателю вторая волна слабо отличается от первой: уровень смертности составляет уже почти 80% от пиковых значений весны и продолжает расти.

Статистика Covid-19 в Москве: ежедневное число смертей с коронавирусом

Однако если наложить этот график на картинку выше (сведя вместе все три кривые - диагностики, госпитализации и смертей - в одном масштабе), контраст окажется еще более впечатляющим.

На фоне нескольких тысяч ежедневно регистрируемых случаев Covid-19 и сотен госпитализированных коронавирусных пациентов, дающих основания говорить о первой и второй волне эпидемии, двугорбая кривая ежедневных жертв выглядит практически прямой линией.

Различить на ней обе волны можно, только сильно увеличив масштаб - в чем может быстро убедиться любой, кто читает этот текст с экрана телефона или планшета.

Статистика Covid-19 в Москве: госпитализации с коронавирусом, новые случаи инфекции и ежедневное число жертв

Кажется, вторая волна коронавируса существенно отличается от весеннего цунами - и больше всего напоминает "старшую сестру" тем, что слишком многое в ней ученые по-прежнему затрудняются объяснить.

Какие есть версии?

Возможных объяснений столь очевидного расхождения статистики можно найти немало - но по меньшей мере какая-то часть разгадки может содержаться в принципиально изменившемся за полгода подходе к системе тестирования.

Во-первых, во всех странах существенно выросло число проводимых тестов. В Британии сейчас ежедневно тестируют примерно в пять-шесть раз больше людей, чем начале мая. Неудивительно, что и зараженных выявляют намного больше.

Однако в относительных цифрах положительных результатов куда меньше, чем весной. Если в апреле на каждую тысячу обработанных тестов приходилось по 200, а то и 400 инфицированных, то сейчас - в ходе второй волны - лишь чуть больше 50. Похожая ситуация и во Франции.

Доля положительных тестов на коронавирус в Британии и Франции

В России весной тоже тестировали не то чтобы много. По официальным данным, с начала мая по середину октября число ежедневно проводимых в стране тестов выросло вчетверо (до 400 тысяч). При этом доля положительных результатов сейчас также существенно ниже, чем во время первой волны.

Доля положительных тестов на коронавирус в России

Во-вторых, в ходе первой волны эпидемии не хватало самих тестов и реагентов для них, поэтому их старались экономить. В Британии, например, проверяли только тех, кто сам обратился к врачу с подозрительными жалобами. Хотя еще в марте ученые предупреждали: зараженный начинает представлять опасность для окружающих раньше, чем у него проявляются симптомы. А у некоторых инфекция может и вовсе никак не проявляться внешне.

Весной считалось, что бессимптомные больные могут составлять до четверти всех инфицированных. К июлю эта оценка выросла до 40-45%, а по последним данным, Covid-19 хоть как-то проявляется внешнелишь у каждого четвертого инфицированного.

Более того, даже среди этих (и так относительно немногочисленных) зараженных почти треть переносят болезнь как обычную ОРВИ - например, с кашлем и невысокой температурой на несколько дней, - не испытывая никаких специфических для коронавируса симптомов вроде потери обоняния.

При этом бессимптомные больные могут распространять инфекцию с таким же успехом: их вирусная нагрузка ничуть не ниже, чем у других коронавирусных пациентов, и болеют они примерно столь же долго - во всяком случае именно к таким выодам ученые склоняются, исходя из последних исследований.

Подпись к аудио,

Истории врачей c передовой борьбы с коронавирусом в Нью-Йорке, Лондоне и Москве.

Третье возможное объяснение звучит довольно оптимистично для жителей мегаполисов.

У исследователей есть версия, что жители крупных городов с высокой плотностью населения (по ним эпидемия ударила больнее всего), защищены от вируса лучше, поскольку значительная часть местного населения с вирусом уже встретилась и переболела (например, в Лондоне - около 45%) .

А вот для жителей регионов - будь то Курган или Манчестер - "вторая волна" может оказаться даже более болезненной, поскольку в этих населенных пунктах она стала фактически первой.

Пациент на носилках
EPA

Подпись к фото,

Москва еще весной поручила властям российских регионов самостоятельно решать, какие ограничительные меры им необходимы - но до многих субъектов Федерации пандемия докатилась только к осени

И в-четвертых, по словам экспертов, много лучшего оставляет желать точность диагностики. Уже несколько научных работ указывают на возможность так называемой кросс-реакции.

Кросс-реакция - это когда стандартный ПЦР-тест (а именно такие преимущественно используются для диагностики Covid-19 по всему миру) принимает за возбудитель Covid что-то, что им не является. Например, другой коронавирус, вызывающий обычную простуду, или даже фрагменты вируса, не способные к заражению ни самого носителя, ни окружающих.

В таком случае любой пациент с обычной простудой рискует получить положительный результат теста на коронавирус - и диагноз Covid-19, со всеми вытекающими отсюда для зараженных последствиями: карантин, обязательная самоизоляция и т.д.

К ПЦР-тестам, используемым для диагностики Covid-19, по словам экспертов, вообще немало вопросов.

Ведь сам факт наличия (или отсутствия) вируса у того или иного человека не имеет значения: медиков и представителей властей интересуют ответы на два совершенно других вопроса.

Медик в окне Санкт-Петербурга
REUTERS

Подпись к фото,

Медики по-прежнему очень мало знают как о самом вирусе, так и о вызываемом им заболевании

Первый - может ли вирус привести у этого конкретного пациента к развитию серьезного заболевания (то есть может ли ему потребоваться медицинская помощь). Второй - способен ли он заразить других.

К сожалению, ПЦР-тест не дает точного ответа ни на один из этих вопросов.

Мудрость Сократа: "Я знаю, что ничего не знаю"

Наблюдая за тем, как представители властей по всему миру пытаются не повторить сделанных весной собственных ошибок, сложно не вспомнить приписываемый Черчиллю афоризм о том, что генералы всегда готовы одержать победу в предыдущей войне.

Или - в данном случае - предыдущей волне Covid-19.

Беспорядки в Турине
EPA

Подпись к фото,

В нескольких городах Италии акции протеста против повторного локдауна вылились в массовые беспорядки

С одной стороны, статистика двух всплесков заражений за полгода разнится настолько, что вообще не очень понятно, как проводить между ними хоть какие-то параллели.

С другой - за прошедшие полгода мир худо-бедно привык жить с новым коронавирусом бок о бок, ежедневно читать и слышать о нем в новостях.

Эпидемию начали принимать в расчет по умолчанию. Строя какие бы то ни было планы на будущее, вирус уже закладывают в систему координат изначально - как неизбежный элемент хаоса.

При этом, конечно, мало кто задумывается о том, что еще год назад у возбудителя новой инфекции не просто не было собственного имени - не было известно даже о самом его существовании.

Неудивительно, что в ответ на подавляющее большинство вопросов о вирусе ученые по-прежнему разводят руками и просят подождать год-другой.

Преподаватели Центра доказательной медицины Оксфордского университета Карл Хенеган и Том Джефферсон подчеркивают: как должна выглядеть правильная стратегия борьбы с новой коронавирусной инфекцией, не знает никто. И не может знать - по определению.

В отсутствие какой-либо информации любые действия, направленные на сдерживание эпидемии, напоминают, по их словам, движение наощупь в темноте, в попытке отыскать выход из огромного лабиринта. Но каждое проведенное научное исследование дописывает в грандиозную систему уравнений лишь один новый пример.

С бесконечным числом слагаемых и одним большим неизвестным.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..