воскресенье, 27 сентября 2020 г.

ИЗРАИЛЬ И ЕВРОПА. НЕСОВМЕСТИМОСТЬ

 

ИЗРАИЛЬ И ЕВРОПА. НЕСОВМЕСТИМОСТЬ



 Европа внимает арабской пропаганде. Террористы в странах Европы чувствуют себя как дома. Юдофобия захлестывает старый континент. Представители Европы в ООН и Совете Безопасности регулярно голосуют за антиизраильские резолюции.
  Одно из последних сообщений: «Президент Германии Йоханес Рау призвал Израиль прекратить строительство поселений на территориях Иудеи  Самарии и Газы. «Мы нуждаемся в политике, направленной на сдерживание процесса расширения поселений и их ликвидации», - заявил Й Рау, выступая по национальному телевидению».
 Предел цинизма: как может немец, пусть и президент Германии, советовать евреям, где им жить можно, а где – нельзя. Но может. Германия заплатила за это право, а Израиль некогда принял плату.
  Точно также, как и Германия, ведет себя вся Европа, чья вина за геноцид евреев в годы нацизма очевидна.  Ну и что? Европа заплатила Израилю  за шесть миллионов убитых фашистами евреев. Европа имеет право вести себя так, как ей хочется. А ей всегда хотелось только одного: вкусно жрать и сладко спать, и просыпалась она от этого сна только тогда, когда кто-то норовил лишить ее возможности нежиться в неге и пытался  забрать пирожное с чашкой кофе.
 Европа никогда не воевала за принципы. Европа всегда отстаивала свои интересы - и только. Но была ли она оригинальна в этом. Нет, конечно.
  Мораль и политика – понятия несовместимые. Сама вынужденная природа политики и политиков такова. Дело не в продажности, корыстолюбии, возможном предательстве политиками национальных интересов своих государств. Дело даже не в «родовом» цинизме. Все гораздо сложнее.
 Даже лучшие, прозорливейшие из власть имущих, не способны думать о будущем страны и своего народа. Политик должен думать только о сегодняшнем дне, иначе он никогда не будет избран или поставлен на высокий пост.
 Стратегическое мышление могут себе позволить писатели, художники, философы. Политик прикован к тачке дня сегодняшнего. Он должен быть угоден народу только сегодня. Массы мыслят просто, насущными нуждами, и в этом хроническая слабость демократии.
 Подумал об этом, когда услышал по радио очередную передачу на тему ответственности депутатов Кнессета за свои собственные обещания. Странная игра для простаков эти обещания. Даются они сегодня, и часто, совершенно искренне, но что будет со страной и с нами завтра – никто знать не может. А потому нет ничего более наивного, чем требовать от наших избранников держать свое слово.
  Здесь нужен особый талант, особая мудрость, особый дар пророчества. А пойдут ли люди, обладающие этими качествами, в политику? Нет, конечно, просто потому, что властные амбиции, как правило, требует от человека совсем иных качеств, чаще всего противоположных.
 Такова специфика профессии политика, и во многом причина несчастий, переживаемых человечеством во все времена: и тысячи лет назад, и сегодня. 
 Оставим в покое  бездарность и короткую память Европы. Займемся нашей памятью, памятью наших вождей – политиков. Читаю в хрестоматийной книге Микоэля бар-Зохара «Бен – Гурион»: « «Я не знаю, что хочет нация; я знаю, что нации нужно!» - ответил он однажды своим критикам».
 Лозунг? Но очень характерный. Знать то, что хочет нация, - это и есть способность к стратегическому мышлению. Знать то, что нации нужно, - это  быть тактиком текущего момента.
 Читаем о Бен-Гурионе дальше: «Эта непоколебимая убежденность в собственной правоте была свойственна отцам-основателям Израиля, но не их последователям. Нынешние руководители не обладают ни их твердостью, ни их нравственной силой; они кажутся не способными на радикальные реформы».
 Заметим, Бар-Зохар не говорит о способности «последователей» предвидеть события и предвосхищать их. Нет, они всего лишь неспособны принимать верные, тактические решения.
 Бар-Зохар написал свою книгу в преддверии «мирного процесса» на Ближнем Востоке, когда большая часть народа израильского, устав от бесконечной войны, больше всего хотела мира, и она получила этот «мир» из рук Переса, Рабина и Барака.
 Но только ли эти, обычные недальновидные политики, виноваты в том, что происходит с нами сегодня? Многим хочется, чтобы эта тройка отвечала за тот кровавый кошмар, в котором мы живем последние годы. Если бы это было так. Увы, даже лучшие наши политические умы, обладавшие «твердостью и нравственной» силой не имели права думать и не думали о будущем Еврейского государства.  
 До сих по улицам городов Израиля бегают «жуки» – великолепные автомобили «Фольсваген». Крепкие и надежные машины. И каждый раз, когда вижу это чудо техники, подаренное некогда Германией, оставшимся в живых евреям, вспоминаю бешеные споры сорокалетней давности о допустимости подобной сделки.
 Социалисты, согласно особенностям своей идеологии, всегда с некоторым презрением относились к истории. История эта начиналась для них, как правило, с очередной революции, нового календаря и мифа о будущем, лучезарном мире.
 Задолго до сделки с авто из Германии, правительство Бен- Гуриона направило четырем державам, оккупирующим Германию, просьбу о выплате 1,5 миллиардов долларов « в качестве компенсации за отобранное у евреев нацистами имущества».  Кто и как вывел эту сумму неизвестно, но была она именно такой.
 Заметим, не о компенсации утраченных  жизней, а всего лишь квартир, банков, магазинов, заводов и чемоданов - шла речь. Конрад Аденаур тут же высказал решимость деньги эти Израилю выплатить, тогда как великие державы отказались вникать в это финансовое требование Еврейского государства.
 Вот тогда-то впервые, после гибели «Альталены», страну захлестнули волны демонстраций. Дети жертв геноцида не хотели брать «грязные деньги» немцев. Но для партии Труда интересы государства Израиль были превыше подобной «лирики», «чистоплюйства» и эмоций «правых».
 Бен – Гурион ловко скрыл очевидный аморализм этой сделки за туманом высоких понятий: «Одним словом, причина заключается в немом призыве шести миллионов погибших евреев сделать Израиль сильным и процветающим, что позволит нам жить в мире и безопасности и сделать все, чтобы подобное бедствие никогда больше не коснулось еврейского народа».
 Он умел говорить красиво. Но прошло с тех пор пол века. Мы живем в сильном и процветающем государстве. Только вот с безопасностью, как и прежде, далеко не все в порядке. А что толку в добытой всеми средствами к сытости, когда граждане Израиля перестают в страхе ходить по улицам и вздрагивают, когда в автобусе появляется «лицо арабской национальности».
 Но в тот год главное было выстоять, отстоять государство любым путем, пусть и достаточно сомнительным.  И Бен-Гурион, реальный политик, придумывает для предстоящей сделки новое  оправдание: «… и после падения гитлеровского режима немецкий народ продолжает наслаждаться плодами резни и разбоя, ограблений и грабежей имущества уничтоженных евреев, Правительство Израиля чувствует себя обязанным потребовать от немецкого народа возврата украденного и похищенного. И пусть награбленное не принесет добра убийцам нашего народа!»
 «Правые» Израиля видели за красивым фасадом слов обычную, базарную сделку. Грязную, по своей сути.  Немцам давали шанс откупиться, заплатить по дешевке за свой смертный грех перед еврейским народом.
 Бегин ответил своему политическому сопернику- врагу: «Нет ни одного немца, который бы не убивал наших родных. Каждый немец – нацист. Каждый немец – убийца. Аденаур – убийца. Все его соратники убийцы. И их искупление – только деньги, деньги, деньги. Эта гнусность будет совершена за несколько миллионов долларов».
 Бегин сознательно исказил истину, назвав солидную сумму в полтора миллиарда ( по тем временам деньги огромные) «несколькими миллионами долларов».
 Пройдут годы и этот достойнейший человек, ставший премьер-министром страны, то есть политиком с реальной властью, отдаст Египту Синай за 3 миллиарда долларов. В общем-то, за ту же цену, учитывая инфляцию зеленых денег.                         
 Впрочем, торг 1951 года закончился резким падением платы за «искупление». Общая сумма репараций, составит 822 миллиона долларов.
 Психология политиков Запада по отношению к Холокосту была проста: заплачено – значит забыто.
 Знаю, что экономическое положение Израиля в начале пятидесятых годов было сложнейшим. Страна нуждалась во всем. Ничего, кроме карточной системы снабжения, она не могла дать своим гражданам. За теми, кто хотел получить деньги немедленно и деньги, добытые любым путем, стояло большинство населения страны.
 Репатрианты, измученные годами нацизма в Европе или нищетой в странах ислама, хотели все получить, как можно быстрей. Нетерпение – вот вечная слабость и политиков и тех, кем они управляют?
 И партии Труда некогда было задумываться, чем придется, со временем, платить за сделку с Западом. 
 Еще в 1980 году канцлер ФРН Гельмут Шмидт заявлял, что нельзя относить ООП Арафата к террористическим организациям, а социалисты – Вилли Брандт и канцлер Австрии Бруно Крайский  – были готов заключить раиса в объятья и заключали.
 А почему бы и нет – раз Германия и Австрия расплатились за все барахлом и звонкой монетой?
 Уже через год в заключительном коммюнике Палестинского национального конгресса было сказано: «Страну, которую мы потеряли с оружием в руках, можно вернуть только силой оружия». Подразумевались, конечно, не территории, а сам Израиль внутри зеленой черты.
 Понимала ли это Европа? Конечно, понимала, но что делать с «национальными интересами», с интересами сегодняшнего дня?
 Вспомним, не только Германия «расплатилась» за свое преступное прошлое в годы нацизма. Социалисты Франции поставили Израилю ядерный реактор. Надо думать, за соучастие французского народа в решении «еврейского вопроса». Поставил реактор Ги Моле «на флажке» своего пребывания у власти. Но дело было сделано, успел.
 И тогда Израиль бурлил. Здравый смысл подсказывал небольшому государству, что ядерное оружие не сможет спасти его от агрессии, а только поможет уничтожить свою же собственную страну. Миф о том, что ядерное оружие способно спасти Еврейское государство, давно развеян перманентной агрессией арабов, принимающей лишь разные формы. Миф этот  развеян  нынешней волной исламского террора.
 Президентом Франции становится еще один «дальновидный» генерал -  Шарль де Голь. Он не желает видеть разницу между заморскими территориями бывшей Французской империи и той лужайкой под  окном евреев, которую пришлось занять Израилю, чтобы не быть уничтоженным.
   Еще до Шестидневной войны де Голь решительно встал на сторону арабов. А потом он счел, что Израиль своей «агрессией» сам наложил эмбарго на поставку оружия из Франции. Он заявил тогда, что Израиль - «это государство, стремящееся к захвату арабских земель, а сами израильтяне – властный народ, которому предстоит научиться существовать с  другими народами».
 А почему бы и нет, раз за выдачу еврейских детей нацистам - Франция заплатила сполна. С этой проблемой было покончено и тогда, когда французы по демпинговым ценам поставляли Еврейскому государству оружие. В том числе и возможность владеть атомным арсеналом.
 Проплачено – и забыто. Это реальность. Реальность и рост юдофобии во Франции, и ее антиизраильская политика, построенная не на моральных принципах, не на чувстве вины перед евреями своего же государства, истребленными нацизмом с активной помощью самих французов, а вновь на пресловутых «национальных интересах»
 В октябре 1974 года Жискар д,Эстен, первым из глав государств Запада, открыто заявил, что палестинский народ имеет право на свое собственное отечество, а индустриальные государства должны сделать все, чтобы палестинцы смогли обрести свою родину. Именно этот президент 28 лет назад отдал приказание представителю Франции в ООН голосовать за приглашение Арафата выступить на этом форуме. Жискара д Эстена  активно поддержали Ирландия и Италия.
 «Вчера» это было. Сегодня мы подсчитываем сотни миллионов долларов, засевших в кармане Арафата или потраченных этим негодяем на оружие, с помощью которого он, в очередной раз, сделал попытку поставить Израиль на колени с помощью денег Запада.
 Европа может утешать себя тем, что ислам, пока что, не сомкнул пальцы террора на их горле, но это, как и в случае с нацизмом, произойдет с неизбежность платы за цинизм и равнодушие политиков. Недальновидные народы всегда платят кровью за недальновидность своих политиков.
  Раис в те давние годы маскировал свою исламскую сущность террориста за розовым флером социалистической демагогии, но этого оказалось достаточным, чтобы соблазнить Европу, преданную идеалам Социнтерна.
 Запад не желал слышать слова, произнесенные Арафатом еще в 1979 году. Сегодня эти слова, сказанные 11 февраля 1979 года, как приветствие по случаю победы Хомейни в Иране, звучат с особенной многозначительностью: «Луч революции, который сияет из Ирана, озарит и небосклон нашей Палестины, и небосклон всей нашей исламской нации. Исламская нация одержит победу над всеми врагами – империалистами, колониалистами и сионистами. Возвращение в Иерусалим близко».
 Пророчества эти были «озвучены» террором в Израиле, крушением башен Торгового центра в Манхеттене, убийствами ни в чем неповинных людей по всему миру. Исламская нация одерживает победы над своими врагами.
 Никто не хотел слышать Арафата в те годы. Корыстные интересы старого континента покрывались арабской нефтью. Аморализм этой корысти  был искусно спрятан за ложь либерал - социалистических идеалов. Вот и вся политика Европы за все годы существования Израиля, которую можно характеризовать достаточно просто: стыдливая поддержка «втихую», и наглая, щедрая, громкая помощь арабам, продиктованная, повторим, насущными, шкурными интересами того или иного народа в Европе.   
 Граждане цивилизованных стран в погоне за удовольствиями разного рода были послушны политикам – «голубям», мастерам компромиссов. Теперь же, когда вполне реальной становится угроза главному наслаждению – жизнью, и Европа, и весь мир начинают медленно понимать, какие политики, и какая политика им нужна.
 Это не значит, что власть над государствами окажется в руках людей дальновидных и мудрых. Это будет значить только одно: народы, живущие сегодня, сейчас, под страхом прямой угрозы их жизни, перестанут звать на правление «голубей», а призовут на «трон» своих возможных защитников….

 Если, конечно, и до сих пор, не исчезли такие люди под смертельным напором самоубийственных сил зла.
"Новости недели"
                                                                      2002 г.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..