понедельник, 24 августа 2020 г.

Камала Харрис – это возвращение “демократов Сан-Франциско”

 

Камала Харрис – это возвращение “демократов Сан-Франциско”

Предполагаемая (статья была написана до утверждения Харрис) кандидатка в вице-президенты от Демократической партии Камала Харрис – яркая представительница “демократов Сан-Франциско”, олицетворяющая «проснувшееся» левое либертарианство города, где терпят все, кроме консерватизма, и где плутократы Кремниевой долины могут свободно обогащаться, будучи изолированными от всякой достойной сожаления швали, которую они презирают (т.е. большинства американцев).

Photo copyright: Gage Skidmore. CC BY-SA 2.0

Мы познакомились с этим типом демократов 36 лет назад.

Выступая с программной речью на Республиканском национальном съезде 1984-го года в Далласе, Джин Киркпатрик, посол Рональда Рейгана в Организации Объединенных Наций, атаковала «демократов Сан-Франциско».

Ссылаясь на своеобразное мышление демократов, которые только что провели свой съезд в Сан-Франциско, Киркпатрик сказала: «Американский народ, гордый нашей страной, гордый нашей свободой, гордый собой, отвергнет демократов Сан-Франциско и снова отправит Рональда Рейган в Белый дом». Именно это и произошло: в ноябре 1984-го года президент Рейган с огромным перевесом выиграл переизбрание.

В своей речи Киркпатрик сосредоточила внимание на внешней политике, и все же ярлык «Демократы Сан-Франциско» прижился по вполне очевидным причинам.

Сегодня образ мышления в Сан-Франциско все еще, так сказать, своеобразен. В конце концов, это город, где бенефециары трастовых фондов старых денег, отягощенные чувством вины, объединились с нуворишами-технологическими магнатами, чтобы создать причудливую идеологию сверхкласса, отчасти Карл Маркс, отчасти MSNBC, отчасти Мишель Фуко и, возможно, даже немного Айн Рэнд. Это город, в котором разрушение ценностей среднего и рабочего классов привело к распаду в масштабах города, где бездомность и дефекация в общественных местах настолько распространены, что местный технарь разработал приложение под названием Snapcrap, чтобы обеспокоенные пешеходы могли запросить уборку.

Сегодняшние демократы, со своей стороны, стали еще больше “демократами Сан-Франциско”.

Выбрав сенатора Камалу Харрис своей напарницей, Джо Байден стремится поднять представительницу Сан-Франциско на второй по значению пост в стране, в шаге от президентства. На самом деле, если демократы возьмут Палату представителей в ноябре этого года, спикер Нэнси Пелоси, тоже из Сан-Франциско, снова будет, как и сейчас, всего в двух шагах от Овального кабинета.

Да, если Байден преуспеет в этом году, демократы Сан-Франциско окажутся на втором и третьем местах в списке преемственности президентства, сразу после человека, которому в день инаугурации будет 78 лет. (Здесь, в Breitbart News, этот автор недавно писал о том, как вице-президенты могут сменить президента и тем самым изменить национальную повестку дня)

Итак, давайте спросим: а что такого особенного в Сан-Франциско? Четыре десятилетия назад город был в авангарде, если это правильное слово, социальных экспериментов. В то время главной проблемой были права гeeв и, в частности, вопрос о ВИЧ/СПИДе. Сегодня, когда СПИД находится под контролем, а oднoпoлыe бpaки признаны законами страны, «coциальные эксперименты» приняли новые формы, включая многочисленные самопровозглашенные гeндepныe категории. Еще в 2014-м году Facebook предлагал своим пользователям не менее 58 вариантов выбора [пола], и с тех пор их число, несомненно, увеличилось.

На самом деле, если считать Aнтифa и Вlасk Livеs Mаttеr социальными экспериментами, то можно утверждать, что передний край левых переместился из Сан-Франциско в другие города, такие как Портленд и Сиэтл.

Но теперь в Сан-Франциско есть еще кое-что новое: большие деньги.

Мы могли бы отметить, что из-за своей физической красоты, живописных холмов, окруженных голубой водой с трех сторон, город всегда привлекал в повышенных количествах плутократов, в том числе сенатора Дайану Файнштейн, бывшего мэра города.

И все же технологическая революция за последние три десятилетия существенно подняла ставки. Действительно, Кремниевая долина, расположенная в 40 милях к югу, создала такие огромные богатства, что большая их часть вылилась на город у залива. Согласно отчету за 2019-й год, в Сан-Франциско проживают 75 миллиардеров, самое большое число на душу населения среди всех городов мира. Кроме того, десятки других обладателей десяти- и одиннадцатизначных состояний живут в близлежащих пригородах и городах-спутниках. Один из результатов: Сан-Франциско стал третьим по стоимости жизни городом в стране, а три других близлежащих района, Сан-Хосе, Маунтин-Вью и Окленд, также входят в Топ-15.

Таким образом, то, что способствовало возвышению Нэнси Пелоси, а позже и Камалы Харрис – это экономика. Действительно, суть карьеры Харрис была отражена в статье 2019-го года в журнале Politico под заголовком «Как самые богатые семьи Сан-Франциско создали Камалу Харрис». Как отмечается в статье: «На шикарных свадьбах, благотворительных балах и во всех хороших ресторанах она общалась с богатой элитой Сан-Франциско и находила надежных союзников, которые поддерживали ее на всех этапах ее политической карьеры».

Мы должны отметить, что, хотя город глубоко демократичен в смысле партийности (Дональд Трамп получил там всего 9.2 процента голосов в 2016 году), его фактические политические предпочтения представляют собой сплав старого “социального освобождения” и нового взрыва технологических денег. То есть демократы Сан-Франциско не лезут в чужие дела, и это чувство свободы применимо как к личному поведению, так и к финансовой деятельности. Другими словами, Сан-Франциско прославляет своего рода левое либертарианство, в котором практически ничто не осуждается, кроме, конечно, социального консерватизма.

Это слияние левых и либертарианских идей теперь называется «пробуждением», оно громко провозглашает новые левые лозунги «политики идентичности», в то же время незаметно принижая значение старого левого дозунга «выжать деньги из богатых».

Так что да, демократы Сан-Франциско – левые, но эти левые в основном оставляют миллиардеров в покое, чтобы те могли и дальше наращивать свое состояние. Безусловно, этим жирным котам следует быть осторожными, чтобы не наступить на человеческое дерьмо на тротуарах, и они должны быть осторожны также с грабителями и наркоманами, но у них есть охрана, чтобы изолировать их от всякого сброда.

Надо заметить, что если бы левые в окружении Харрис или Пелоси действительно серьезно относились к старой программе левых по повышению налогов для богатых, повышению на самом деле, а не чисто теоретически, оставляя при этом множество кумовских лазеек, то миллиардеры не оказывали бы им такой поддержки. Вместо этого они бы давно переехали в Юту, Техас или Флориду. Так что пока жирные коты остаются в таких шикарных районах Сан-Франциско, как Пасифик-Хайтс и Си-Клифф, мы можем принять это как знак того, что местные политики не беспокоят миллиардеров.

Нет сомнений, правда, как сообщал Breitbart News, что Харрис находится на четвертом месте среди самых левых сенаторов в стране или, может быть, на самом деле, она – самый левый сенатор, опережая даже Берни Сандерса. Тем не менее, если мы проанализируем ее левизну, мы увидим, что большая ее часть на самом деле благоприятна для миллиардеров.

Например, “Зеленый новый курс”, который поддерживает Харрис, станет золотым дном в несколько триллионов долларов для технарей и для друзей; было бы действительно хорошо, скажем, для Tesla и Google, если бы в рамках “Зеленого нового курса” прекратили добычу нефти в Техасе и заставили бы всех использовать солнечные панели, сделанные Tesla, и работать в сети, созданной Google.

Дело здесь не в том, что “Зеленый новый курс” может увенчаться успехом (как отметил Джоэл Поллак из Breitbart News, нынешняя волна отключений электроэнергии в Калифорнии является предвестником того, что может произойти в масштабах всей страны), но мы сможем увидеть, что если дядя Сэм потратит триллионы в рамках “Зеленого нового курса”, то многие люди с хорошими связями выстроятся в очередь с протянутой рукой. И, скорее всего, они станут Друзьями Камалы.

Да, у Харрис есть много истинно левых идей по таким вопросам, как оружие, аборты, охрана правопорядка и иммиграция, и все же эта политика влияет на маленьких людей, а не на изолированный от их проблем привилегированный класс. В качестве другого примера можно рассмотреть вопрос о налоговых льготах для владельцев электромобилей. Как отмечает Росс Маршанд из Taxpayers Protection Alliance, существующая программа налоговых льгот на электромобили дает 80 процентов льгот тем, кто зарабатывает больше 100 тыс. долларов в год. Таким образом, даже если бы демократы из Сан-Франциско повысили налоговые ставки для богатых, как они обещали сделать, они могли бы легко избавиться от последствий этого повышения, расширив лазейки для “благородных целей”.

Фактически, выбор Харрис стал обнадеживающим сигналом для глобалистского капитала. Отсюда и этот мгновенно появившийся заголовок CNBC от 11-го числа: «Руководители Уолл-стрита рады, что Джо Байден выбрал Камалу Харрис своим вице-президентом». Как уточняется в статье, один из финансистов, Чарльз Майерс, основатель Signum, сказал: «Наши клиенты действительно хотели знать, собирается ли Байден оставаться в центре, и его выбор Харрис подтверждает это».

На следующий день Эндрю Росс Соркин из New York Times озаглавил свою статью: «Выбор вице-президента, который большой бизнес может поддержать». По словам Соркина, «Уолл-стрит доволен сигналом, который он получил»; более того, «Кремниевая долина рада видеть знакомое лицо». Между тем, Wall Street Journal вышел с заголовком: «Когда Камала Харрис присоединяется к заявке Байдена, Уолл-Стрит вздыхает с облегчением». В статье пояснялось, что популярность Харриса среди плутократии распространилась далеко за пределы Залива: «Харрис доказала, что умеет ухаживать за богатыми донорами в Хэмптонс и Мартас Винъярд». И еще одна статья на CNBC с восторгом говорит о личных контактах Харрис с магнатами, превознося ее «умение собирать средства».

Показательно, что на утро после объявления о кандидатуре Харрис фондовый рынок открылся резким скачком и не двигался весь день; индекс Dow Jones закрылся 12-го числа с ростом на 289 пунктов.

Как сказал бесстрашный независимый журналист Майкл Трейси: «Уолл-стрит полностью устраивает Камала, поскольку они знают, что приоритеты Демпартии теперь определенно связаны с такими вещами, как pacoвoе/гeндepнoе представительство, к чему они, безусловно, могут приспособиться. Это никоим образом не оспаривает их власть».

Излишне говорить, что Кремниевая долина тоже была довольна выбором Харрис. Тем не менее, заголовок в левом Vox создавал иллюзию существования неопределенности в отношении предпочтений Big Tech в 2020-м году: «Камала Харрис – это тот выбор, который нужен был Джо Байдену, чтобы победить в Кремниевой долине: сенатор от Калифорнии на протяжении десятилетий радует техннологическую элиту».

Между тем, большая часть освещения Харрис в ведущих СМИ колеблется между напусканием тумана вокруг ее идеологии и надуванием ее как личности: в другой статье в New York Times говорилось, что Харрис является «умеренным прагматиком»; в действительности, ведущие СМИ не знают границ в своем откровенном возвеличивании Харрис.

Тридцать шесть лет назад “демократы Сан-Франциско” было новым понятием, точно определенным мудрой женщиной Джин Киркпатрик. Сегодня это суровая реальность, воплощением которой являются Харрис, Пелоси, а также все их друзья-жирные коты и левые идеологи. И результаты их идей не умозрительны, они повсюду: от цензуры Big Tech до идеологии “пробуждения” и бездомных. Более того, если заявка Байдена-Харрис выиграет в ноябре, где-нибудь в будущем Харрис вполне может стать президентом Соединенных Штатов.

Итак, теперь, когда до дня выборов осталось менее трех месяцев, противостоящие силы определены: Дональд Трамп и Майк Пенс против Джо Байдена и демократов Сан-Франциско, имеющих в избытке идеологию, деньги и, конечно же, поддержку средств массовой информации.

Мой перевод из Pinkerton: The Return of the San Francisco Democrats.

Ну что, политика возможного президента Камалы Харрис вырисовывается вполне отчетливо: для масс – левая чума, для дружественного большого бизнеса – режим наибольшего благоприятствования. Все, как вы любите! Весьма напоминает фaшиcтcкyю модель, нет?

Игорь Питерский

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..