среда, 1 июля 2020 г.

Чтоб мы все вели себя так, как Н. Шангелая

                                                             Михаил РОММ

Чтоб мы все вели себя так, как Н. Шангелая

>>>> Михаил Ромм, никому еще не известный, но молодой и нахальный ассистентик

>>>> режиссера, забрел однажды по своим ассистентским делам на Малый
>>>> Гнездниковский, в Комитет по делам кинематографии. И попал в тот момент,
>>>> когда вся кинематографическая элита чествовала Николая Шенгелая, только
>>>> что снявшего "Двадцать шесть комиссаров". А Ромму картина не нравилась.
>>>> И едва отзвучали дифирамбы, на сцену дерзко вылез тощий носатый молодой
>>>> человек, которого там никто, естественно, не знал, за исключением
>>>> Эйзенштейна. Вылез и расколошматил шенгелаевских "Комиссаров" в пух и
>>>> прах, как какая-нибудь Антанта. Сделал, по его словам, из картины
>>>> отбивную котлету. Видимо, с таким задором, что по завершению его спича
>>>> оторопевшие кинематографисты только молча взирали на ув. докладчика.
>>>> А потом, удовлетворенно выйдя на улицу, столкнулся с всей этой
>>>> компанией, включая Шенгелая, нос к носу. Точнее, хотел смыться, едва их
>>>> заметив, но Шенгелая сказал:
>>>> - Молодой человек! Не прячьтесь. Разве уж вы столько наговорили,
>>>> пойдемте с нами.
>>>>
>>>> Деваться было некуда. Пришли они в "Метрополь". Там был накрыт роскошный
>>>> стол. Выпили за Шенгелая, стал он тамадой. И пошло-поехало, бокалы,
>>>> тосты, алаверды, один за другого, другой за третьего. Только за Ромма
>>>> тоста нет, хотя сидят уже несколько часов. А Ромм знает, что согласно
>>>> грузинским национальным скрепам тамада должен выпить за каждого. Если не
>>>> пьет - значит оскорбить хочет. Не дожидаясь развязки, он потихонечку
>>>> начал выбираться из-за стола. И тут Шенгелая наконец обернулся к нему.
>>>> Просит всех еще раз наполнить бокалы. И произносит наконец тост.
>>>>
>>>> - Я прошу вас выпить этот бокал еще за одного человека, который сидит
>>>> тут с нами. Это малоизвестный человек, говорят, он ассистент режиссера,
>>>> говорят, фамилия его Ромм, но это не тот знаменитый Абрам Роом, автор
>>>> "Бухты смерти", "Третьей Мещанской", "Предателя", которого мы очень
>>>> хорошо знаем. Это другой, неизвестный Ромм, и зовут его Михаил. Так вот,
>>>> сегодня Михаил Ромм говорил. И я хочу говорить.
>>>>
>>>> Бывает ли так в жизни, чтобы человек плюнул тебе в лицо, а ты вытер лицо
>>>> и сказал ему: молодец, красиво плюнул? Не бывает. Бывает ли так в жизни,
>>>> чтобы человек ударил тебя кинжалом в сердце, а ты, умирая, сказал ему:
>>>> спасибо, Друг, ты был прав? Не бывает. Бывает ли так в жизни, чтобы
>>>> человек отнял у тебя самое дорогое, что есть у тебя в жизни - твою жену,
>>>> а ты бы сказал ему: будь счастлив с ней? В жизни так не бывает. А в
>>>> искусстве бывает.
>>>>
>>>> Сегодня вот этот человек, Ромм, плюнул мне в лицо, ударил меня кинжалом
>>>> в сердце и отнял у меня более дорогое, чем жену, - прости, Натэлла,
>>>> прости меня, – мою картину. Но он сделал это красиво. Он это талантливо.
>>>> Слушай, Ромм, я хочу, чтобы ты сделал свою первую картину лучше, чем я
>>>> сделал "Двадцать шесть комиссаров", и если ты сделаешь лучше, клянусь
>>>> тебе, где бы я ни был, я приеду и буду тамадой за твоим столом. Но если
>>>> ты только болтун, если ты только умеешь критиковать чужие картины и
>>>> видеть чужие недостатки, - берегись, я тебе не прощу. И никто из сидящих
>>>> здесь за этим столом тебе не простит, а здесь сидит вся советская
>>>> кинематография.
>>>> Я прошу вас всех выпить за то, чтобы мне быть тамадой за столом у
>>>> Михаила Ромма, когда он сделает свою первую картину.
>>>> И все выпили.
>>>>
>>>> А через несколько лет Ромм снял "Пышку". Она вышла на экран, и
>>>> свежеиспеченному режиссеру принесли телеграмму из Тбилиси: "Когда стол?
>>>> Шенгелая, Вачнадзе".


Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..