суббота, 30 мая 2020 г.

КАК ОНИ НАМИ УПРАВЛЯЮТ

Юрий Моор-Мурадов | Как они нами управляют

Видели, как на днях опытнейший журналист “Едиот ахаронот” ловко манипулировал политиками Мири Регнев и Бени Ганцем? (“Едиот ахаронот”, 28 мая 2020). Раз за разом задавал министру Мири Регев провокационные вопросы о Бени Ганце, и в результате вынес в заголовки то, что должно было их поссорить.
Журналист: До выборов вы сказали, что Ганц не созрел для должности премьера. Вы и сейчас так думаете?
Регев: Это было до выборов, сейчас мы одна команда и должны работать вместе.
Ж (полуутверждая): Но вы по-прежнему считаете, что Ганц не созрел…
Р.У него есть полтора года учиться у очень опытного премьера.
Ж. Так выходит, что Ганц и сейчас еще не созрел?
Регев опять уклоняется, говорит о будущем. Журналист не унимается, снова и снова говорит об этом давнем, сделанном в разгар предвыборной борьбы, заявлении Регев.
В результате – анонс: “Регев в интервью “Едиот ахаронот”: Ганц не созрел для должности премьера”. Впечатление такое, будто Регев по своей инициативе, ни с того, ни с сего, именно сейчас сделала такое заявление.
Скандал! Ганцу сообщают об этом во время его беседы с Нетаниягу, Ганц свирепеет, в гневе уходит, хлопнув дверью. Картель пост-сионистских СМИ может записать себе небольшую победу: неугодное им правительство получило хороший удар.
Это один из методов, какими действуют СМИ, чтобы как марионетками управлять всем и всеми в нашей стране.
Как и обещал, в этой статье из серии о власти СМИ я расскажу о разнообразных методах, которыми пользуется Картель для достижения своих целей.
Есть несколько прекрасных, хорошо отработанных методов, они почти всегда – безотказны. Вам приходилось слышать выражение “экранная взятка” (“шохад масах” – (שוחד מסך?
Не гадайте, почти все вы совершенно оторваны от израильских реалий и самостоятельно не поймете. Великодушно объясню.
Это означает, что телеканал дает политику взятку в виде его раскручивания, повышения его рейтинга, приглашая на всякие диспуты-“панели”, а политик в ответ предоставляет разного рода услуги представителям Картеля пост-сионистских СМИ. Самый невинный вид ответной услуги: политик сливает информацию с закрытого заседания правительства, с закрытого заседания фракции своей партии.
Услуга посерьезнее: подкупленный “экраном” политик выдвигает или голосует за законопроект, который идеологически выгоден Картелю СМИ, или, наоборот, голосует против законопроекта, который этим СМИ идеологически неугоден.
Взятка со стороны Картеля может иметь также форму непубликации имеющегося у журналистов негатива. Или – не раздувания уже опубликованных кем-то вне Картеля фактов.
На деле это может выглядеть так: про политика НН не публикуют позорящую его информацию, не раздувают истерию, а тот в благодарность отказывается поддержать закон, ограничивающий право Верховного суда отменять принятые парламентом законы.
Вот так Картель, засучив рукава, лихо управляет самыми главными в стране процессами. А народ наивно ходит выбирать депутатов.
Умолчание, пренебрежение важной информацией, если она не служит сверхзадаче Картеля – один из самых действенных инструментов умелого управления. Приведу свидетельство одного из представителей этого Картеля. 20 августа 2018 г. пришла весть о кончине известного журналиста, редактора журнала “А-олам а-зе” Ури Авнери. Вспоминает радиоведущий Решет бет Арье Голан, который в молодости работал в журнале покойного: мы получили информацию о незаконном долларовом счете Рабиных в США. Авнери отказался публиковать это – чтобы не свалить левое правительство.
А вот пример из моей практики. 20 лет назад, когда я работал в газете “Вести”, молодой человек, принес в редакцию папку с документами, в которых были доказательства того, что один из министров берет взятки. Человек этот был ивритоязычным, все документы были на иврите. Я спросил его, почему он принес это в эмигрантскую, маловлиятельную газету на русском языке, почему – не в авторитетнейшие “Гаарец”, “Едиот ахаронот”, “Маарив”? Он ответил, что был там, ему сказали, что это их не интересует. Ясно – министр был левым политиком. Через несколько лет этот министр проштрафился уже не перед законом, а перед пост-сионистским Картелем, надумал действовать по своему усмотрению. Это было непростительно; тут же появились публикации о его коррумпированности, полиция мгновенно возбудила уголовное дело, нашли все улики, деньги в сейфе – и только смерть этого министра спасла его от суда и тюрьмы. (У меня в особом файле – множество фактов и свидетельств такого рода).
Хороший способ одурманивания масс – создание извращенной картины с помощью независимых экспертов. Зачастую эксперты – люди честные, искренне верящие в то, что говорят. К ним в этом претензий нет. Хитрость в том, что приглашают тех экспертов – экономистов, политологов, юристов – которые заведомо скажут то, что выгодно Картелю. В данном случае влияние оказывается путем отбора. Газеты и сайты заказывают статьи только тем, кто уже проверен.
Если нужно смешать подозреваемого с дерьмом, назвать инкриминируемое ему самым тяжким за последние сто лет преступлением, сказать, что этого политика нужно срочно отдать под суд и вынести самый тяжкий приговор – приглашают юриста, который всегда всех склонен обвинять.
Если в коллизию попал свой политик – приглашают юриста, который верует в принцип презумпции невиновности, склонен сомневаться с святости полиции и прокуратуры, мягче судит людей, знает, все не без греха.
Вот всем известный факт: президент получил сотни тысяч у частного человека. На его счастье – он ультралевый. Оправдался: “Мне мой юрисконсультант сказал, что можно”. И все. Дело закрыли. Все эксперты в один голос на всех каналах Картеля сказали: если и есть претензии – то их нужно предъявить юрисконсультанту.
Трагичной в этом плане была, как мне кажется, фигура ныне покойного многолетнего эксперта-юриста на госрадио Решет бет Моше Негби. Он был известен своей суровостью. Любое малейшего нарушение считал концом света. Он своим хриплым голосом называл любую шалость тяжелейшим за всю историю человечества преступлением, и если прямо сейчас не арестовать политика, не посадить его в тюрьму – то цивилизация погибнет.
Его приглашали, когда нужно было свалить неугодного политика – а вот когда политика нужно было отмазать – ему слова почти и не давали, находили других, снисходительных. Негби видел, что Картель оберегает, “этрогизирует” некоторых политиков, говорил (30 марта 2015, 10-53, Решет Бет) – про снисходительное отношение к Шарону, Ольмерту.
Нужного голосования Картель СМИ добивается тем, что рисует действительность в мрачных тонах, вызывая у населения депрессию, чувство недовольства жизнью. Когда у власти в стране неугодное правительство, Картель из кожи вон лезет чтобы найти недостатки во всех сферах: в здравоохранении, в образовании, в социальном обслуживании, в стоимости жизни, в стоимости жилья. И все время рефреном: Видите, как ужасная у всех жизнь. Вот выберите нашего – он вам все наладит, раздаст, исправит, добавит, построит. Вспоминается фраза из бессмертной “Конармии” Исаака Бабеля (рассказ “Измена”, опубликован впервые в 1926 г.): “В газете “Красный кавалерист” можно читать про наше международное положение, что это одна ужасть и на горизонте полно туч”.
И как только Картелю удается протолкнуть к власти своих – внимание переключается на другое: на достижения в выполнении программы Картеля; она вам уже известна: сделать все, чтобы Израиль не мог бы больше существовать как еврейское государство.
Даже в стихийном бедствии, в пандемии умудряются упрекнуть неугодного правителя. Например, в том, что не принял меры заранее. Если принял – то развернули помощь медленно. Если и здесь все безукоризненно – то задаются вопросом, а надо ли было тратить так много средств, принимать такие жесткие меры.
О такого рода тенденциозных негативных публикациях, предвещающих скорую гибель еврейского государства, сказал известный журналист-исследователь Гай Бехор, выступая в Бейт-Соколов в феврале 2014 года, при вручении ему премии за исследования СМИ: “Цель манипуляции – навязать нашему обществу мысль, что Израиль так или иначе будет уничтожен. Все такие “аргументы”, как огромный рой пчел, изо дня в день, ежечасно проникают в наше сознание. Их с плохо скрываемым злорадством озвучивают по радио и ТВ, тиражируют в газетах и в интернете. При этом редакторы решают, о чем следует сообщить, а о чем – умолчать. Реальные факты, объективная действительность целенаправленно замалчиваются. Беспрецедентный случай в истории человечества: психологическая война ведется не против врага, а против собственного народа. Система насильственного подавления общественного сознания приносит плоды: если человека изо дня в день убеждают, что окружающая его действительность – это сплошная тьма, чернуха, он начинает ощущать, что живет во тьме. Израиль стал единственным государством, в котором (проанализируем публикации СМИ) белое превратилось в черное, а черное – в белое, хорошее – в плохое и наоборот. Практически все сообщения израильской прессы несут негативный заряд. Что же касается положительных сторон нашей жизни – их замалчивают. Сознательно утаивают от общественности”.
Журналисты Картеля СМИ виртуозно владеют методами промывки мозгов, успешно создавая нужное общественное мнение. Это достигается тщательным подбором слов, намеками, инсинуациями, репликами. Утром 2 октября 2019 г. радиоведущий в новостях (!) на Решет бет говорит: “В срыве коалиционных переговоров Ликуд предпочел обвинить Яира Лапида”. Здесь вплетено очень хитрое слово “предпочел” – с намеком на то, что были другие причины срыва переговоров, настоящие, но Ликуд предпочел удобную им, не являющуюся верной причину. Грамотно, объективно, новость на неангажированном радиоканале должна звучать так: “В срыве коалиционных переговоров Ликуд обвиняет Яира Лапида”. А народ уже решит, насколько это соответствует истине.
14 августа 2019, в 7-40 ведущий Решет бет Арье Голан зачитывает ответ Ликуда на обвинения Моше Яалона: “Пришел поспешный ответ Ликуда”. Презрительное слово “поспешный” призвано показать, что в Ликуде перепугались, в панике.
Хороший прием: если неугодному интервьюеру удалось привести веские доводы, ангажированный ведущий завершает беседу так: “Что ж, есть и такое вот мнение”. Казалось бы, это хорошо, намекается, что бывают и другие точки зрения на этот вопрос. Плохо то, что таким довеском никогда не сопровождают заявление “своих” политиков. Там просто говорят: “Спасибо”.
Трудно очень поймать ангажированного журналиста за руку.
Их методы построены на знании психологии людей, на умении манипулировать их сознанием, на умении использовать туманные формулировки. Заявление неугодного политика очень часто сопровождают характеристикой “спорное (контроверсальное)”.
Давно известный прием промывки мозгов: для публикации в газете, на сайте выбирают самые уродливые снимки неугодного противника, а свои политики – герои-любовники как один, прямо в альбом самых завидных женихов.
Как только неугодный политик начинает говорить что-то положительное о работе своей партии, или осуждающе – о конкурентах, его тут же перебивают с усмешкой: “Не нужно вести здесь партийную агитацию”. И в то же время левым политикам позволяют заливаться соловьями, рассказывая о своих достижениях, и позволяют обливать грязью конкурентов.
Политики из правого лагеря постоянно жалуются на интервьюеров, что те их перебивают.
Вот еще способ влиять на результаты выборов. Когда в наших пост-сионистских СМИ интервьюируют правого политика, то вопросы обычно на уровне сплетен: А какова ваша реакция на то, что сказали о вашей жене? О вашем брате? О том, что вы составили заговор? А что скажете о подозрениях против вас?
А к левому политику у ведущих вопросы идеологические, масштабные. Если и попеняют – так на то, что левые никак не сколотятся в один мощный лагерь против Нетаниягу, что левые недостаточно активны, не выводят сотни тысяч на улицы и площади. Так ласково журят родители своего нерадивого сына.
Это успешнейшая промывка мозгов простого люда – у которого создается образ мелкого и мелочного правого, а левые – прямо выдающиеся государственные деятели.
Высокопрофессиональные, умеющие задавать очень острые вопросы журналисты Картеля как бы теряют квалификацию, интервьюируя “своих” политиков.
Дело не ограничивается снисходительным отношением к “своим” политикам. Им подсказывают ходы, подталкивают к союзам, чуть ли не создают вместо них списки. Поразительно наблюдать, как утром в Картеле высказывают предположения, что скажет, какое решение примет или как поведет себя тот или иной их политик – и уже вечером мы слышим его заявление в этом духе, причем нередко совпадают даже формулировки и объяснения. Журналисты Картеля как бы на помочах водят своих марионеток по бурному морю израильской политики.
Но влияние на общественное мнение и через это – на результаты голосования – не главная задача и не главные методы Картеля.
Более важным, скандальным, катастрофическим для страны их “достижением” является почти полный контроль над всеми структурами – полицией, прокуратурой, судами, армией, парламентом, министерствами.
В Израиле на высшие посты кандидатов отбирают комиссии. Картель СМИ, действуя своими методами, контролирует, кто будет входить в эти комиссии, каких кандидатов им представят, кого они отберут. Методы все те же – неугодного мгновенно дискредитируют. Того, в чьей политической и идеологической ориентации уверены – щадят, поглаживают по шерстке.
Люди правых, сионистских взглядов зачастую опасаются высказываться открыто. Получив должность таким образом, потом стараются либо не высовываться, либо меняют “окрас”, выполняют волю Картеля.
Летом 2018 года министр науки Офир Акунис отказался утвердить ученую Яэль Амитай членом комиссии по научному сотрудничеству с Германией. Причина – в 2005 году подписала призыв к солдатам не служить на территориях. Картель СМИ выступил общим фронтом в защиту ультралевой ученой. Завопили: Маккартизм! Дискриминация за взгляды! 9 июля 2018 г. в 7-30 утра Акуниса вызвали на ковер – на радиоканал Решет бет. Министр стал оправдываться: “Это не из-за мнения, а из-за поступка – она подписала противозаконный призыв к солдатам не выполнять армейские приказы. Представьте, если бы сейчас попытались назначить на высокую должность человека, который в 2005 году призвал бы к трансферу арабов”. Договорились о компромиссе: ученая отзовет свою подпись, и министр ее назначит. Как бы не так! Ученая сказала: Не буду я ничего отзывать! Он не имеет права!
Дело дошло до суда, и в результате министр покорно ее назначил.
И известно множество обратных примеров: как только появляется сообщение, что на высокую должность претендует человек, чьи взгляды неугодны Картелю – поднимается свистопляска, шельмование – и назначение срывается. Вот причина того, почему в высоких кругах – и армия, наука, чиновничий аппарат, и полиция, суды – только левые. Правым туда путь заказан.
В начале 2000-х правый депутат, будучи членом комиссии по назначению судей в Верховный суд, предложил кандидатуру члена иерусалимского окружного суда, человека достойного, в кипе. Кроме кипы у него был еще один недостаток – он не был замечен в левых заявлениях. Это вызывало у Картеля опасения. Журналисты порылись в его вердиктах и нашли компромат: за несколько лет до этого он вынес мягкий приговор охраннику стоянки в торговом центре Малка, на которого в суд подала женщина из Эфиопии за то, что тот бросил в ее адрес расистское замечание. Судья признал его виновным, но приговор был мягким, судья учел, что обвиняемый – отец семьи и нормативный гражданин. Началась мощная кампания в СМИ: как можно судью, который не отправил в тюрьму на много лет явного расиста, назначать в Верховный суд?! Через два дня сам депутат заявил, что не знал, что его протеже настолько плохой человек – и отозвал свое предложение.
Пример из армии. Освободилась должность начальника Генштаба. Лучшим кандидатом был генерал Галант. Никаких порочащих правых заявлений не делал. Но было одно достоинство – воевал славно, был храбрым офицером, сражался в войнах, умело подавлял террор. Короче – темная лошадка, непонятно, как себя будет вести на этом высоком ответственном посту. Вдруг да сумеет искоренить террор. Стали копать – и выяснили, что у своего дома он чуть сдвинул забор на общественную землю. Крик стоял вселенский. И он не стал начальником Генштаба.
Плетка негативной публикации помощнее любого другого наказания. Ее боятся все, желающие сделать карьеру или просто спокойно до пенсии досидеть на своем месте. Несколько лет назад израильский Картель походя отправил в отставку полдесятка полицейских генералов парой-другой публикаций; всего и грехов то было – анонимный донос, что он переспал с подчиненной, жалоба подчиненной, что на совещании он ей сделал грубое замечание. Теперь прочие генералы там ходят по струнке, не посмеют ослушаться СМИ. Сливают, что нужно. Возбуждают, против кого нужно. Закрывают, против кого не нужно. То же самое – в прокуратуре.
Зная свою силу и свою полную безнаказанность, журналисты Картеля не брезгуют и прямыми угрозами. 23 апреля 2018 г. (7-05 утра) на государственном радиоканале Решет Бет один из столпов Картеля радиоведущий Арье Голан без околичностей пригрозил юридическому советнику Израиля Авихаю Мандельблиту, который, по его мнению, не выносит нужное Картелю решение. Вот что он сказал: (цитирую по памяти, но мысль передана точно): “Если ты мечтал по окончании каденции в этой должности стать членом Верховного суда, то теперь попрощайся с этой мечтой, ты отправишься выращивать цветы в своем доме в Петах-Тикве”.
И Голан знает, что говорит: СМИ могут своими публикациями сорвать его повышение в Верховный суд.
Мне известны немало фактов угроз журналистов, повлиявшие на поведение политиков. Когда Моше Кацав освободил пост президента, о своей кандидатуре среди прочих объявил бывший главный ашкеназский раввин Израиля Исраэль Лау. Бывшая тогда журналисткой Шелли Ехимович заявила: “Если он посмеет это сделать, я опубликую такое о нем, что я знаю и ему не поздоровится”. И в тот же день уважаемый раввин снял свою кандидатуру.
Был тогда еще один кандидат на пост президента, и тоже снял свою кандидатуру. Я собственными ушами слышал, как он, объявляя об этом, в камеру одного из центральных телеканалов плачущим голосом пожаловался: “Журналист один мне сказал, что если я не сниму свою кандидатуру, то он опубликует обо мне такое, что я очень пожалею”. Поразительно – все восприняли это, как само собой разумеющееся! Если журналист знает что-то порочащее об этом политике – почему он не публикует независимо от того, баллотируется этот человек на пост президента или нет?
Если это была угроза без оснований – почему на журналиста не подали в суд, почему полиция по своей инициативе не возбудила уголовное дело о шантаже депутата Кнессета?
Очень нужные для нормального функционирования страны различные общественные организации по защите прав национальных и сексуальных меньшинств, прав женщин, детей, инвалидов – тоже приручены Картелем СМИ. Нет освещения их работы в СМИ – не получат денег, а если попробуют бороться не с теми, на кого укажут СМИ – тут же сварганят порочащие публикации об активистах, быстренько найдут финансовые нарушения в организации.
Картеля СМИ боятся и всякие толстосумы-миллиардеры: пара публикаций – и банкротство обеспечено, полное разорение, а то и уголовное дело с отсидкой в тюрьме.
Даже главари мафии боятся СМИ. Они могут подкупить полицейского генерала, прокурора, запугать полицейского, но со СМИ шутки плохи. Одного подкупишь, запугаешь – есть сотни других.
Да, это они, десяток оторванных (в обоих смыслах этого слова – от реалий и по жизни) журналистов назначают судей, шантажируют прокуроров, запугали насмерть полицейских и армейских генералов.
А вы спрашиваете – кто этой страной управляет? Придумайте самую идеальную политическую форму правления, придумайте гениальную избирательную систему, издайте наилучшие в мире законы, утвердите десять конституций – ничего не будет работать. Правят Израилем они – полуграмотные журналисты Картеля.
Да черт с ними, пусть управляют, но ведь уже четверть века без ротации! Может, ввести и для них ограничение – две, ну, три каденции? А то же совсем обнаглели!
Меня спрашивают: неужели есть закрытая секта журналистов, которая составляет инструкции, раздает указания всем этим следователям, чиновникам, генералам, депутатам, министрам? Это работает не так. Есть в иврите замечательное выражение: “руах а-мефакед” –  רוח המפקד(буквально: “дух командира”). В ЦАХАЛе это означает, что рядовые бойцы проникаются боевым духом своего командира, и рвутся в бой следом за ним.
Это выражение прижилось и на гражданке, и здесь означает: руководителю фирмы, организации не нужно отдавать конкретные указания: подчиненные знают, чем дышит начальство, чего хочет, что ему желательно, что может ему прийтись по вкусу – и действуют соответственно.
Как следователю, прокурору узнать, кто в данный отрезок времени любимец Картеля, кого трогать зась? Того, кого постоянно приглашают в эфир на теле и радио, у кого берут интервью газеты, и при этом его вежливо выслушивают, не задают ему острых вопросов.
И наоборот: кого нужно сжить со свету? Того, на которого льют тонны грязи, кого, пригласив в эфир, туркают, не дают договорить,
Все эти генералы, чиновники, политики, эксперты, владельцы опросных фирм – они прекрасно знают, каковы политические и экономические взгляды и предпочтения Картеля (их они не скрывают) – и лезут вон из кожи, чтобы угодить этим истинным хозяевам жизни. Потому что от Картеля зависит их продвижение, их благополучие, их свобода, наконец.
Почему одни дела доходят до судов, а другие «рассасываются» по дороге? Полиция не находит улики, прокуратура не видит оснований для передачи в суд. Юридический советник не видит причин для возбуждения уголовного дела. Потому что работу полиции и прокуратуры умело и жестко направляют СМИ. Чем больше шума они поднимают вокруг дела – даже самого незначительного – тем больше шансов, что полицейские следователи, не решаясь рисковать своей карьерой, передадут дело в прокуратуру с рекомендацией отдать под суд, а прокуратура действительно отдаст под суд. Даже если будет убеждена, что нет достаточно улик. А уж суды… Думаете, рассмотрят объективно? Они тоже люди. Они тоже боятся разоблачений. И даже если ни разу в жизни не согрешили – хотят продвигать без помех своих детей.
В следующих статьях мы попытаемся понять, когда СМИ приобрели такую власть, почему они так действуют – и главное – как же с этим бороться?

2 комментария:

  1. Наивно думать , что махинации в СМИ управляют страной . В израильской политике уже давно нет сионистской идеологии , вся политика и правых и левых , сводится к дешевой распродаже территории страны ( Земли Израиля ) . Нетаниягу за десять лет правления вырастил этого монстра - коррумпированную полицейскую и судебную систему . Теперь этот монстр хочет проглотить создателя , который ему мешает .Он назначил и Мандельблита и Ганца на их должности . Нетаниягу почти уничтожил правые партии . Остатки НДИ и Ямина в оппозиции . Нетаниягу доврался , прорвался и нарвался .

    ОтветитьУдалить
  2. Если бы Нетанияту 10 лет назад выступил против, гистадрут перекрыл бы аэропот, порты...Как гениальный ПМ он направил свои усилия в экономику, безопасность, дипломатию. И стал самым успешным ПМ...Полностью согласен с Автором статьи.

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..