пятница, 15 мая 2020 г.

ВТОРИЧНЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ

Вторичный антисемитизм

6995D2B5-4B2кккккккккккккк
Гюнтер Грасс Фото: gdb.rferl.org
«Европейские народы всегда считали пребывание евреев в своей среде противоестественным явлением».
Моисей Гесс «Рим и Иерусалим» (1862)
Тема коренных еврейских чужаков, так много сделавших на благо Германии, постоянно занимает постнацистскую Германию.
Немецкий писатель Гюнтер Грасс включил рассказ об убийстве поэта еврейского происхождения Эриха Мюзама (1878–1934), анархиста, министра правительства Баварской республики в нацистском лагере Ораниенбург, в свое произведение «Мое столетие» (1999), опубликованное в год получения им Нобелевской премии по литературе.
Повествование о последнем дне жизни Мюзама ведется от лица одного из его убийц. Холодно, отстраненно, жутко звучит рассказ писателя Грасса, написанный с точки зрения палача. В автобиографической книге «Луковица памяти» (2006) Грасс признается, что до конца войны служил в войсках СС добровольцем. В написанном впоследствии стихотворении «О чем необходимо сказать» он спрашивает: «Почему лишь сейчас, постаревший, последнею каплей чернил я говорю, что атомная держава Израиль ставит под угрозу и без того хрупкий мир во всем мире?» И сам отвечает: «Я больше не молчу, потому что устал от лицемерия Запада». Очевидно, Грасс устал осуждать антисемитизм. Израиль ему не по душе ибо «ставит под угрозу мир». Его возмущает не Иран, постоянно угрожающий Израилю уничтожением, а еврейское государство. Соратники писателя уничтожили 6 миллионов еврейских миров, а, по мнению лауреата Нобелевской премии, выжившие евреи угрожают «хрупкому миру». На это стихотворение немецкий писатель Рольф Хоххут так ответил Грассу: «Ты остался тем, кем ты когда-то стал добровольно — человеком СС». Писатель не мог больше выносить ответственность своей нации за трагедию евреев и решил от хладнокровного описания убийства Мюзама перейти к отрицанию опасности нового иранского Холокоста и разоружению евреев.
Холокост стал неподъемной ношей для некоторых европейцев, особенно для немцев. Израильский экономист и исследователь Холокоста, уроженец Австрии Манфред Герштенфельд пишет о новых, постнацистских разновидностях антисемитизма: «Новые типы антисемитизма, связанные с Холокостом, развились в течение последних десятилетий. Основная концепция одного из них — отрицание Холокоста. Еще худший и значительно более распространенный вид антисемитизма — инверсия Холокоста: Израиль и евреи описываются, как ведущие себя подобно нацистам. Исследования показали, что более 40% европейцев так думают». В криминологии есть область, называемая виктимологией, в которой часть вины преступника переносится на его жертву. Криминолог Л. В. Франк ввел термин «инверсия вины потерпевшего». В данном случае такой перенос производится в сознании детей и внуков преступников, составляя механизм «вторичного антисемитизма», понятия, введенного учеником одного из лидеров Франкфуртской школы Теодора Адорно Петером Шенбахом. Голландский политолог Ларс Ренсманн трактует «вторичный антисемитизм» как новый источник критики евреев, мотивированный желанием некоторых немцев подавить вину своего народа и изъять воспоминания о Холокосте из коллективной памяти опозоренной нации. Евреев, таким образом, порицают за сам факт их существования, напоминающего немцам преступления их народа, вину и ответственность. Израильский психолог Цви Рекс сказал: «Германия никогда не простит евреям Освенцима». Сравнение израильтян с нацистами — это снятие грехов с предков и аннулирование права детей жертв быть обвинителями. Логика неоантисемитизма привела к сдвигу бремени собственной вины на евреев для очищения совести. Бывший эсэсовец Гюнтер Грасс, описавший убийство Мюзама глазами его убийцы, обвинил Израиль в подрыве «хрупкого мира». 21 марта 2015 года, за несколько дней до смерти (13 апреля) в газетном интервью Грасс отметил: «Тут же возникли проблемы Палестины, связанные с Холокостом. По сути, все это были аннексии земель». Похоже, что Грасс видит в «оккупации палестинских земель» эрзац Холокоста, который он переместил из трагической истории евреев в историю «национально-освободительной борьбы» их арабских противников. В его сознании Холокост девальвируется во много раз и снижается до конфликта между израильтянами и палестинскими арабами. Холокост в восприятии писателя подвергается инфляции и сопоставляется с проблемой прав палестинских арабов на самоопределение.
Ларс Ренсманн отмечает «сильную тенденцию сделать из жертв преступников, то есть социофизиологически превратить немцев в жертв евреев и, таким образом, последних — в преступников, которых необходимо наказать». Столкнувшиеся с коллективными преступлениями индивидуумы могут дистанцироваться от вины, защищаясь от нее обвинением жертвы. Своими непостижимыми космическими размерами Холокост, к ужасу его соучастников, их детей и внуков, превратил евреев в избранный народ, на этот раз избранный для уничтожения. Но масштабы этого феномена потрясли виновных: они в той или иной степени были замешаны в самом большом в истории геноциде и самом большом ограблении. Вынести бремя этой правды было очень трудно. Поэтому им на помощь пришла такой же величины неправда. Их реакция должна была быть пропорциональна степени злодеяний, и она таковой стала: все было перевернуто с больной головы на здоровую — невинных людей стали представлять как агрессоров, а агрессоров — как невинных жертв. Тенденция описать очевидных и невинных жертв как заслуживающих своей страшной судьбы или даже как преступников отражала степень невозможности достойно признать собственные преступления и покаяться.
Отрицание Холокоста — заразительное занятие, повернутое против евреев как «лгунов». Ввиду несостоятельности этой версии ею пользуются немногие. Более привлекательным является сравнение израильтян с нацистами. Главным в этом сравнении являются не те, ради которого оно делается, а те, против которых оно используется. Раз израильтяне сравнимы с нацистами, против них все средства хороши. Главное значение сравнения — получение легитимации на наказание. Раз израильтяне, евреи сопоставимы с нацистами, они уже не жертвы, а агрессоры, их следует осуждать и наказывать. Такое уравнивание — сочинение кровавого навета. Раньше чудовища-нацисты убивали евреев без вины и без права. Теперь возведение евреев в ранг чудовищ-нацистов может разрешить применение крайних по отношению к ним мер на законных основаниях. Недопущение в сознание неприятных воспоминаний служит защитным механизмом. Немцы вытесняют Холокост из национальной памяти и из национальной истории. Применяется психологический прием, ставящий на национальную память защитный пластырь забвения. Лучшая защита — нападение.
Причину уравнивания евреев с нацистами надо искать не в действиях израильтян, а в поведении их врагов. В 2005 году было организовано антиизраильское движение BDS (Boycott, Divestment and Sanctions — бойкот, изъятие инвестиций и санкции), по духу, подобное акциям бойкота евреев нацистами в Германии. 1 апреля 1933 года нацисты осуществили свою первую общенациональную акцию бойкота еврейских предприятий и специалистов. В день бойкота штурмовики СА угрожающе стояли перед принадлежавшими евреям магазинами, предприятиями розничной торговли и офисами врачей и юристов. На тысячах дверей и окон была нарисована звезда Давида желтого или черного цвета. Везде были размещены плакаты: «Не покупайте у евреев!» («Kauf nicht bei Juden!»), «Евреи — наши несчастье!» («Die Juden sind unser Unglṻck!» — цитата из сочинения историка и члена рейхстага Генриха фон Трейчке). Схожесть бойкотов означает схожесть стратегии удушения Израиля.
Антисемитизм в Европе сегодня Фото: gdb.voanews.com
Антисемитизм в Европе сегодня Фото: gdb.voanews.com
«Первичный», обычный антисемитизм исходит из неравенства евреев с неевреями: евреи — люди низшего сорта из-за их отрицательных черт и деяний, среди которых распятие Христа, отравление колодцев, употребление в пищу крови христианских младенцев, расовая неполноценность, экономическое хищничество, стремление захватить власть над миром, разрушительная революционность. «Вторичный» антисемитизм утверждает равенство евреев с нацистами. Декларируется это равенство для получения права на сокрушительную критику Государства Израиль. Декларация зиждется на нагромождениях лжи и преувеличений. При этом сотрудничество вождя палестинских арабов, верховного муфтия Иерусалима с нацистами задокументировано. После встречи с Гитлером, фотографии которой сохранились, муфтий Хадж Амин аль-Хусейни записал в дневнике: «Арабы были естественными друзьями Германии. Поэтому они всем сердцем желают сотрудничать с Германией и полностью готовы принять участие в войне не только негативно — совершением актов саботажа и подготовкой революций, но и позитивно — путем формирования Арабского легиона. В этой борьбе арабы стремятся к независимости и объединению Палестины, Сирии и Ирака». Гитлер: «Германия приняла решение постепенно предлагать европейским народам, одному за другим, решать еврейскую проблему, а в свое время адресовать подобный призыв также и неевропейским нациям. Целью Германии будет тогда полное уничтожение еврейского элемента, существующего среди арабов под защитой британских властей. В тот момент, когда немецкие танковые дивизии и воздушные эскадрильи появятся к югу от Кавказа, всеобщий призыв, о котором просит верховный муфтий, будет обращен к арабскому миру».
В книге «Слово в защиту Израиля» Алан Дершовиц пишет: «СС под руководством Генриха Гиммлера обеспечивала как финансовую, так и организационную помощь антисемитским погромам в Палестине. Адольф Эйхман посетил Хусейни в Палестине и впоследствии поддерживал с ним регулярные контакты. Поддержка была взаимной, о чем свидетельствует один современник из числа арабов: «Находясь под еврейским гнетом, арабы симпатизировали нацистам и фашистам, которые страдали от рук еврейских интриганов и международной финансовой клики и боролись с нею». (Хусейни) посетил вместе с Гиммлером Аушвиц и выразил поддержку массовым убийствам европейских евреев. Он также стремился «решить проблемы еврейского элемента в Палестине и других арабских странах», применив «тот же метод», что использовался «в странах Оси». В мемуарах муфтий пишет: «Нашим фундаментальным условием для сотрудничества с Германией была свобода действий в отношении искоренения всех евреев до единого из Палестины и всего арабского мира. Я просил Гитлера предпринять решительные шаги, которые позволили бы нам решить еврейскую проблему таким способом, который соответствовал бы нашим национальным и расовым устремлениям и находился в согласии с научными методами, опробованными в отношении евреев в Германии. В ответ я услышал: «Евреи ваши».
«Научные методы» уничтожения евреев в газовых камерах нацистских лагерей смерти очень понравились муфтию, а «национальные и расовые устремления» он обнародовал в обращении к своему народу: «Вставайте, сыны Аравии! Сражайтесь за свои священные права! Истребляйте евреев везде, где вы их найдете! Их пролитая кровь угодна Аллаху, нашей истории и религии. Так мы спасем свою честь!». Спасение «чести» однозначно означало уничтожение евреев в духе политики их нацистских союзников. В этом случае было бы уместно поставить знак равенства арабов с нацистами, и он был поставлен: в Нюрнберге Хусейни был объявлен нацистским преступником. В 1948 году Палестинский Национальный комитет избрал муфтия своим президентом, несмотря на то, что тот разыскивался как военный преступник. В 2002 году Арафат в интервью назвал Хусейни «нашим героем». Террор палестинских арабов по отношению к невооруженным израильтянам поддерживается властями Палестинской автономии.
Создание полезных мифов — способ написания истории. Мифология — часть истории, в том числе ее фальсификации. Мифотворчество является элементом борьбы за влияние, за существование и национальное самоопределение. Для осуждения евреев надо было отобразить в мифе их историю, указав на их вину, якобы совпадающую с виной их нацистских преследователей. Ложь получила права правды в конфликте между арабским миром и израильтянами: миф о «палестинском народе» всемирно признан. Этот миф завоевал мир и выталкивает правду из истории. До середины 1960-х годов палестинские арабы именовались арабами Сирии, арабами Южной Сирии, арабами Палестины. «Палестинского народа» еще не было. В течение 19 лет (1948–1967) спорные территории были в руках арабов, но никто из иорданских и египетских правителей даже не помыслил о создании палестинского государства, ибо тогда они еще не подозревали о существовании «палестинского народа». Сколько времени потребовалось для внедрения мифа в сознание людей? В ХХ веке миф о «палестинском народе» выкристаллизовался довольно быстро — лет за двадцать. Он культивировался в коллективном сознании арабов и проникал в поры мирового общественного мнения, подогреваемый нефтяными парами.
На Земле живут люди тысячи национальностей, но далеко не все они получают на подносе государство от ООН. Народ Тибета не имеет своего государства, как и курды, копты, баски и многие другие народы, по культуре, языку или религии, отличающиеся от народов, хозяев их территории. Палестинские арабы в этом смысле являются «избранным» народом. Арабы Палестины, которые ни по религии, ни по языку не отличаются от своих братьев в арабских странах, заслужили привилегию быть признанными владельцами государства. Они никогда не имели государства в данном районе и не согласились с разделом Палестины на арабскую и еврейскую части, предложенным им британской королевской комиссией Пиля в 1937 году. Они стремятся получить государство, хотя отказались от него в 1948 году, развязав вместе со всеми семью существовавшими на тот момент арабскими странами войну против новообразованного еврейского государства. В течение 19 лет «палестинская проблема» решалась египтянами, иорданцами и самими палестинскими арабами не как палестинская, а точнее не решалась вообще, ибо требование создания палестинского государства не выдвигалось.
Ситуация изменилась в результате войны. Арабская честь была сильно задета поражением в Шестидневной войне 1967 года. Стало неприличным представлять израильско-арабский конфликт исключительно как столкновение большого арабского мира и маленького Израиля, ибо арабские армии потерпели сокрушительное поражение. Выгоднее было представить дело как «агрессию» большого Израиля против «маленького героического палестинского народа». Чтобы усилить впечатление от этого пропагандистского шага, «палестинскому народу» стали приписывать черты еврейского — маленький, рассеянный, живущий в диаспоре, гонимый, лишенный родины, страдающий от геноцида. Произошла инверсия ролей. Рождался миф о «палестинском народе», ранее немыслимый даже в арабской среде. Рождающийся народ, получая еврейское обличье, нес антиеврейский заряд. Арабский мир-Голиаф оказался побитым в Шестидневной войне израильским Давидом. Необходимо было перевесить вывески, и Израиль был объявлен Голиафом, а арабский мир породил своего Давида — палестинских арабов. «Палестинский народ» не родился из созидательных стремлений построить новый национальный очаг, а из попыток вытеснения сионистов с Ближнего Востока. Он появился не за себя, а против другого. Его любовь к родине, которой не было до израильтян, питается ненавистью.
Американский историк Бернард Льюис доказывает, что новый антисемитизм представляет третью, идеологическую волну антисемитизма; первые две — религиозный и расовый антисемитизм. Он связывает «третью волну» антисемитизма с реакцией арабов на создание Израиля. Число евреев вне Израиля падает, а число антисемитов растет. Вторичный антисемитизм европейского происхождения влился в «третью волну», которую гонит мусульманский мир и сторонники палестинских арабов, и усилил ее. Случилось взаимное оплодотворение. Это произошло потому, что оба течения попали в резонанс: «вторичные» антисемиты искали народ, благодаря отношению к которому можно было произвести уравнивание евреев с нацистами, а антисемиты «третьей волны» предоставили коллегам такой народ — палестинских арабов. Оба течения создали «двойную спираль» генетического кода современного антисемитизма.
Александр ГОРДОН, Хайфа
Фрагмент из книги «Посторонние»

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..