пятница, 15 мая 2020 г.

Фарс вместо присяги: "интифада в Ликуде" после победы Нетаниягу. Итоги политической недели

Фарс вместо присяги: "интифада в Ликуде" после победы Нетаниягу. Итоги политической недели

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
Фарс вместо присяги: "интифада в Ликуде" после победы Нетаниягу. Итоги политической недели
Редакция NEWSru.co.il продолжает еженедельную публикацию обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон. Планируем публиковать эти обзоры по пятницам.
Фарс, имевший место в Кнессете, вечером 14 мая, увенчавшийся переносом к присяге 35-го правительства Израиля, сорвал то, что должно было стать парадом победы Биньямина Нетаниягу, одержанной им после выборов в Кнессет 23-го созыва. Победы, одержанной не только над "Кахоль Лаван", но и над всей политической системой. Это победа не правого лагеря и не правой идеологии. Это личная победа Биньямина Нетаниягу.
На протяжении всего политического кризиса, длившегося около полутора лет, глава правительства добивался лишь одного – возможности создать коалицию, которая позволит ему прийти в суд в качестве премьер-министра. Но в тот момент, когда стали окончательно ясны итоги выборов, премьер-министр и представить не мог, что ему удастся не только выполнить эту сверхзадачу, но и получить многочисленные бонусы, сделавшие победу особенно сладостной. Нетаниягу не учел лишь возможности "интифады в Ликуде". Массовое недовольство ликудников, обвиняющих Нетаниягу в чрезмерной щедрости по отношению к партнерам по коалиции, безусловно подпортило настроение премьер-министру. Однако большой победы это не отменяет.
Если не произойдет ничего из ряда вон выходящего, то днем 17 мая закончится полуторагодичный политический кризис в Израиле. Но выйдя из него, страна оказалась в ситуации, которую вряд ли кто-то кроме безоговорочных апологетов Нетаниягу может считать более оптимистичной.
Коалиция Нетаниягу-Ганца не является правительством национального единства. Она, по сути, вообще не является политическим союзом, так как, если судить по программе ее работы ("кавей йесод"), кроме утверждения государственного бюджета, у правительства никаких оперативных планов нет. В программе работы этого правительства, представляющей собой набор общих пунктов, написанных по требованию БАГАЦа, отсутствует даже распространение суверенитета на Иорданскую долину.
Заключен союз, цель которого: дать Нетаниягу статус, кроме статуса обвиняемого, и дать Ганцу то, чего он хотел, когда шел на сделку с Нетаниягу. Чего хотел Ганц, знает только Ганц.
Данная коалиция не может называться правительством национального единства, так как блок 54 и блок 20 национального единства не образуют. Когда после выборов 1984 года соотношение сил между блоками было 54:53, баланс сил позволил Шамиру и Пересу преодолеть градус недоверия и сформировать правительство национального единства. Сейчас на практике речь идет о правительстве Нетаниягу, где в добровольном плену находятся мелкие группы раздробленных политических партий, когда-то (еще несколько недель назад) претендовавших на то, чтобы быть альтернативой – тем, что является основой политической борьбы. Депутатам от "Кахоль Лаван", в первую очередь их лидеру Бени Ганцу, просто некуда деваться из этой коалиции после того, как они нарушили главное обещание, данное избирателям – не входить в правительство под руководством Нетаниягу. По выражению журналиста Амита Сегаля, "ничто хорошее им не угрожает".
Депутаты от фракции "Дерех Эрец" тем более не заинтересованы в обвале коалиции по какой-либо причине. Йоаз Хендель в качестве министра связи и Цви Хазуер в качестве главы комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне надежно привязаны к "союзу Нетаниягу-Ганц".
Амир Перец, Ицик Шмули и Орли Леви-Абукасис также не смогут ничего предложить избирателям, а ультраортодоксальные партии никогда не инициировали без крайне веской причины развал правительства. У них нет никакого повода делать это на сей раз.
И наконец Рафи Перец. Он не очень нужен Биньямину Нетаниягу. Вернее – совсем даже не нужен, ибо с точки зрения стабильности коалиции, неважно опирается она на 72 мандата или на 73, тем более, что как уже было сказано, остальным ее участникам деться особенно некуда. Добиваясь привлечения Рафи Переца в коалицию, Нетаниягу преследовал две цели: потрафить требованиям различных кругов, симпатизирующих религиозному сионизму, и расколоть блок "Ямина". Глава правительства мог пойти навстречу "Ямине" так же, как он пошел навстречу Яакову Лицману и его духовному лидеру, главе двора гурских хасидов, когда они попросили заменить портфель министра здравоохранения на портфель министра строительства. Попросили и получили. Требования "Ямины" были высоки для партии с шестью мандатами, но Нетаниягу с плохо скрытым удовлетворением отказал им. Давняя вражда между Нетаниягу и тандемом Беннет-Шакед никуда не делась, и сообщение, распространенное пресс-службой "Ликуда", завершающееся словами "Эпоха Беннета завершилась", как нельзя лучше свидетельствует о настроении в окружении Нетаниягу. Тот, кто надеется, что открывшееся окно времени, протяженностью в 72 часа, будет использовано Нетаниягу для возвращения "Ямины" в лоно коалиции, витает в облаках. А что касается раввина Рафи Переца, вторично поставившего личные интересы выше данного слова (в первый раз это произошло за десять минут до подачи предвыборных списков, когда Перец под давлением Нетаниягу расторг союз с "Оцма Иегудит"), то он даже не попытался получить то, что ему было обещано Нетаниягу в знак благодарности – сохранение портфеля главы минпроса. Он согласился на портфель по делам Иерусалима и никому неизвестных национальных проектов. Однако очень скоро выяснилось, что Иерусалим уже обещан Давиду Амсалему (видимо в качестве компенсации за несостоявшийся Лондон). Рафи Перец дал понять, что если ему не будет предоставлен весомый портфель, то он покинет политику. Такая угроза никого особенно не впечатлила. Но в итоге он получил пост министра по делам Иерусалима и наследия и национальным проектам и подписал коалиционное соглашение (а Амсалем – пост министра по связям с Кнессетом и государственное управление кибербезопасности).
Недавние партнеры Рафи Переца по блоку "Ямина" выступили перед журналистами, заявив, что нынешнее правительство "это не правое правительство, это правительство Нетаниягу". Само по себе утверждение достаточно логичное, однако возникает вопрос – о чем "Ямина" вела переговоры с "Ликудом" на протяжении недель, и не является ли предоставление того или иного портфеля критерием "правизны".
В ближайшие месяцы мы будем слышать множество нападок на правительство и его политику, причем нападок именно справа. Это не приведет к скорому падению правительства (к чему обещала стремиться Айелет Шакед). Правительства в Израиле не падают под влиянием тех или иных действий оппозиции – они проваливаются внутрь себя. Так, рано или поздно, будет и на этот раз.
А что касается оппозиции, ей в нынешних условиях будет действовать особенно сложно, так как Яира Лапида справа подпирает Бецалель Смотрич, слева Айман Удэ, сверху давит Авигдор Либерман, а снизу толкает Ницан Горовиц. Все они – оппозиция, вот только вряд ли они могут договориться о чем-либо. И очевидно, что не могут выдвинуть единого альтернативного кандидата на пост премьер-министра, как того требует закон от желающих подать вотум недоверия. Поэтому оппозиции придется ждать ответа на вопрос – окажется ли обоснованным всеобщее мнение, согласно которому это правительство просуществует крайне недолго.
И еще о "восстании" в "Ликуде", помешавшем Нетаниягу привести к присяге правительство 14 мая. Депутаты от "Ликуда" много лет приучали Биньямина Нетаниягу к мысли, что партия – это он, а он – это партия. Они приучали, он привык. Публичное недовольство ликудников мало что изменит – Нетаниягу назначит того, кого сочтет нужным, на тот пост, на какой захочет. Но победа его уже дала первые трещины.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..