четверг, 7 мая 2020 г.

ЧТО РУССКОМУ ЖУКОВ, ТО ЧЕХУ КОНЕВ

Что русскому Жуков, то чеху Конев

Подготовку России к торжествам в честь 75-летия победы осложнила как пандемия, так и ситуация с памятниками советским маршалам, расположенными в Москве и в Праге.
Photo copyright: pixabay.com

Георгий Победоносец и его конь меняют облик

Несколько недель назад удивительное событие произошло в Москве. На Манежной площади демонтировали памятник маршалу Георгию Жукову. Все жители и гости столицы привыкли к этому монументу, который появился здесь аккурат к 50-летию Великой Победы по личному распоряжению тогдашнего президента Бориса Ельцина. Его преемник решил отметиться в связи с яркой датой и внести свою лепту в жуковиану. Народ об этом не оповещали. Как впоследствии оказалось, в актуальном контексте она представляла замену одного памятника другим. Жуков – на Жукова.
Но вот вопрос, отвечает ли новый Жуков представлениям Кремля о Победе, был встречен мэрией города гробовым молчанием. Поэтому через несколько часов после того, как фотографии монумента вместе с низвергнутым маршалом Победы со строительной петлей на «шее» и разрезанным на части телом коня появились в соцсетях, началось народное гадание по поводу того, что бы все это значило.
В принципе, прежний Жуков не нравился никому. Включая его автора скульптора Вячеслава Клыкова. Он приделал маршалу короткие ноги, чем нарушил анатомические пропорции. Были споры и по поводу неудачной лошади. По части пропорций какой-то спец, которого нацелили на правильный ответ, выразился убедительно. Он упомянул, что и статуя Давида, которая стала эталоном совершенства, грешит неточностями: голова героя в приложении к телу явно непропорциональна. А вот поди ж ты, она (если не смотреть на тело героя) – и модель для будущих художников, и украшение Флоренции, и гордость цивилизации.
Монумент Жукова ни моделью, ни местом паломничества, ни гордостью не стал. Он сторожит Исторический музей, расположенный за его спиной, и обозревает Красную площадь, словно напоминая, что именно по ней он гарцевал июньским днем 75 лет на белом коне и открывал парад Победы.
В общем, простоял Георгий Победоносец до нынешней весны, пока его не подрезали. Как кто-то в мэрии обмолвился – демонтировали-де для реставрации. В это время в подпольном варианте, как у чекистов принято, изготавливали новый вариант памятника, где маршал приветствует воинов, а конь грациозно приподнимает левую переднюю ногу, которая в прежней версии торчала как циркуль. Куда он теперь денется, прежний Жуков, непонятно. Возможно, отправят на малую родину героя – в Калужскую область, где есть музей Жукова. А, может, вернется на смену салютующему.
Но это не единственная трансформация на Манежной. Выяснилось, что и простоявший всего четверть века постамент нуждается в восстановлении. Тоже понятно: у России свои сроки годности. Тем более, пока был неизвестен вес нового Жукова, у которого на груди, как заметили россияне, знакомые со второй версией памятника, появились новые ордена. Тоже неудивительно для Жукова: его книга «Воспоминания и размышления», многократно переиздававшаяся в России, в каждом новом своем воплощении содержала изменения, словно Жуков с того света редактировал главы, вычеркивая абзацы и заменяя их новыми. Мистика в булгаковском стиле – это реалии России уже много лет.

Почему дороги символы?

«Россия любит символы, – говорит шеф МИД Литвы Линас Линкявичюс. – Торжествами по случаю победы во Второй мировой войне она стремится отметить победы осуществляемой сейчас Россией политики войны». Как и когда пройдут эти торжества в условиях пандемии и обвала рубля, сказать сложно. Очевидно одно: Россия демонстрирует свою мощь. Она не участвует в разрешении конфликтов, а создает и разжигает их, бахвалится оружием на Украине и на Ближнем Востоке. Это вместо того, чтобы вкладывать средства в здравоохранение, провалы которого очевидны на примере коронавируса.
Тем сильнее желание Путина сохранить в Европе памятники советским военачальникам и Красной армии – национальные символы, знаки освободительной миссии СССР. Для современной восточной Европы – это иные символы. А именно – знаки покорения Москве, которое длилось полвека. Поэтому, по мнению экспертов государств бывшего Варшавского блока (а это и есть страны, которые освобождала Красная Армия), им место не на площадях, а в местах массовых захоронений красноармейцев или в музейных экспозициях.
Этих музеев с момента распада СССР и краха комунистической системы достаточно. Один из них – Музей холодной войны в польском Подборске. Само название музея указывает на время, в которое СССР погрузил Кремль, и на роль Польши в противостоянии блоку НАТО: именно на ее земле был подписан Варшавский договор, военно-политический союз в составе которого оказались страны, которых освобождала/завоевывала Красная Армия. Память о пребывании в составе Варшавского блока – не самая приятная для государств Восточной Европы, поскольку свидетельствует о том, что по вине Москвы они потеряли место в послевоенном Старом Свете. Ввиду навязанной им просоветской ориентации они безнадежно отстали от проигравшей во Второй мировой войне страны Германии, соседки той же Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии.
Для Москвы кощунственно звучит приговор экспертов из этих стран. Он основан на том, что памятники полководцам и Красной армии должны быть разрушены и утилизированы. Что вполне с технической точки зрения необходимо и возможно: их конструкция и материал зачастую не позволяют осуществить перенос. Исключение могут составлять наиболее интересные с художественной точки зрения памятники. А таковых в Европе единицы. Эти памятные знаки сооружались по приказу Москвы не как произведения искусства. Они были продиктованы уверенностью в том, что теперь-то Москва застолбила себе место в Старом Свете и останется здесь навсегда.

Спорных моментов хватает

Трактовка правительств стран Восточной Европы примерно одинакова: это – символы коммунистического периода в истории, которыми не пристало гордиться. С другой стороны, имеющиеся между Москвой и этими странами соглашения обязывают обеспечивать защиту находящихся на их территории ценностей, памятников и объектов, связанных с историческим и культурным наследием народов другой стороны. Но насколько формулировки однозначны и какова степень их защиты в зависимости от места их установки, вопрос спорный.
Имеется и другая закавыка. Почему оскорбляется Москва, тогда как молчат Киев, Минск, Кишинев, страны Кавказского и Среднеазиатского регионов? Ведь ни один памятник не установлен исключительно в честь российских солдат: Красная Армия – формирование многонациональное. Получается, подобные соглашения следует подписать с руководством суверенных республик экс-СССР. И не факт, что те готовы вообще обсуждать эту тему.
Иными словами, Москва самовольничает, говоря от имени стран, имеющих собственный голос, который Кремль не хочет слышать. Имперский стиль мышления – с этим ничего не поделать. Сегодня Москва скромно умалчивает, что в Красной Армии были представители всех народов СССР, независимо от названия республик, откуда они призывались на фронт. Ни одна из них, ныне суверенных, не делегировала Москве право говорить от ее имени.
Советские символы – космос, передовой строй, вера в будущее – ушли. Победа – единственное основание для самоуважения, считает директор «Левада-центра» Лев Гудков. У россиян не осталось других дат, которые позволили бы им ощутить коллективное единство, самоуважение и гордость. Победа превратилась в главную «скрепу» России, фактически государственную идеологию и неофициальную религию. От имени Победы вершится внешняя политика, переписывается история, определяются враги государства.

Восточноевропейские вопросы

Поэтому понятно, что россияне почувствовали, когда в канун нынешнего 9 мая был осквернен памятник советскому солдату в болгарском городе Добрич, который с 1949 по 1990 год носил имя Толбухин – в честь маршала-освободителя Болгарии. Неизвестные написали на скульптуре воина и постаменте: «Смерть оккупанту» и «Смерть Алеше». Вандализм не случайный: в Болгарии события осени 1944 года, когда Красная Армия вошла в страну, часть общества считает началом советской оккупации. Отсюда и нерешенный вопрос, какие власти должны нести за сохранность мемориалов ответственность, включая установку видеонаблюдения, – касается ли это памятника Советской армии, установленного в центре Софии, или памятника воспетому в песне Солдату-освободителю (Алеше) в Пловдиве, которому и было адресовано послание из Добрича.
Венгрия и Румыния отличаются решительностью действий. Будапешт законодательно установил запрет на красные звезды, считающиеся символами коммунистической эпохи. Они заменены на золотые – этот цвет по венгерской традиции считается символом героизма. Поэтому на захоронениях красноармейцев красных звезд нет. В Румынии – свои изменения. После свержения режима Чаушеску монумент советскому воину перемещен с площади Виктории на советское военное кладбище на окраине города. Не так давно в центре внимания оказался небольшой столичный парк, носящий имя маршала Толбухина. Многие поддержали идею о том, что в румынской истории немало своих выдающихся деятелей, и «нет необходимости прославлять имена захватчиков».
Прибалтийский акцент в контексте декоммунизации региона тоже заметен. В Литве большая часть памятников красноармейцам, сражавшимся с фашизмом, была установлена в местах воинских захоронений. Другие, вне захоронений, были или демонтированы в первые годы независимости или передислоцированы в парк в Грутасе, где несколько десятилетий назад были собраны монументы советского периода. Исключение составил памятник генералу Черняховскому в Вильнюсе, простоявший 30 лет и перевезенный в Воронеж в 1993. В 2007 было обнародовано решение эстонских властей о переносе памятника воинам Советской Армии («Бронзовый солдат»), из центра Таллина на Военное кладбище.

Кому повезло, кому нет

В числе счастливчиков – маршал Рокоссовский, монумент которому в Легнице осенью 1992 был свален, разрезан на части и отправлен было на переплавку. Легница – особое место. Здесь когда-то был штаб Северной группы войск, за что городок называли малой Москвой. Монумент спас местный активист – создатель частного музея Красной армии Михал Сабадах. Он выкупил куски памятника и восстановил его во дворе музея. Правда, остался «шрам» на шее бронзового Рокоссовского: сброшенному на землю маршалу отпилили голову.
А вот бронзово-гранитному Коневу в Европе и повезло и не очень. Судите сами. Считается, что войска под его командованием сделали все, чтобы уберечь от разрушения Краков. Памятник был установлен в 1987 году под аплодисменты толпы – и всего через три года та же толпа ликовала, когда на шею каменного маршала набросили петлю. К счастью, за Конева вступились его земляки из Кирова – им удалось вывезти монумент на родину полководца.
Прага взялась за маршала Советского Союза Конева основательно. Изъятие его из художественного контекста города проходило в два этапа. Эксперты объясняют просто: Иван Конев отличился в Праге дважды. Войска под его командованием освобождали город в мае 1945, а в 1968 участвовали в подготовке к вторжению в Чехословакию. К тому же пражане не забыли, что «освободитель» Конев подавлял в 1956 венгерское восстание.
По этой причине несколько месяцев назад муниципалитет района Прага-6 – официальный владелец территории и ряда объектов на ней – принял решение о размещении на памятнике новой таблички с информацией о вехах «славной биографии» полководца. Что, понятно, вызвало гнев Москвы. Как оказалось, это была только часть операции по освобождению Праги от советского полководца.
С башни ратуши на Староместской площади в Праге сняли мемориальную доску в честь освобождения города Красной армией 9 мая 1945 года. Решение о демонтаже принималось на основе заключения комиссии экспертов по охране исторических памятников. Эксперты указали на неточность текста на доске. Вот он: «9 мая 1945 года стремительным ударом войска 1-го Украинского фронта доблестной Красной Армии под командованием Героя Советского Союза маршала Ивана Степановича Конева освободили восставшую против немецких оккупантов Прагу. В благодарность маршал И. С. Конев избран почетным гражданином города Прага». Чешские историки уточняют: к 9 мая 1945 года Прага фактически была освобождена отрядами восставших пражан. Получается, что коневцы ее просто заняли, а Конев в лучших большевистских традициях приписал победу себе. Простояв 40 лет на площади Интербригады и считавшийся редким монументом, избежавшим осквернения или разрушения после «бархатной революции», Иван Конев все же обрел печальную участь.
Спасти Конева взялась Россия. Минобороны Чехии, куда была направлена просьба Сергея Шойгу вернуть памятника, ответило, что площадь Интербригады – собственность района Прага 6. Победобесы возмущены: чехи не отдают Конева, словно памятник принадлежал или СССР, или России. В сентябре 2019 тогдашний министр культуры Владимир Мединский в контексте предстоящего демонтажа памятника Коневу сравнил старосту Праги 6 Ондржея Коларжа с членом нацистской партии, назвав его «гауляйтером местного масштаба».
Чехи еще тогда сообщили о намерении установить памятник в создаваемый Музей памяти ХХ века. В ответ последовала акция в Москве: люди в масках вывесили на ограждение вокруг посольства Чехии в Москве плакат с надписью «Стоп фашизм!» и бросили несколько дымовых шашек на территорию посольства. Как оказалось, люди в масках – представители незарегистрированной партии «Другая Россия». Активно действовал и Кремль. Шойгу призвал руководство правоохранительных органов рассмотреть вопрос о привлечении к уголовной ответственности представителей власти стран, в которых сносятся памятники Второй мировой войны, установленные во славу ССССР. В письме Шойгу судьба памятника Коневу в Праге расценивалась как повод для следственных действий о фальсифицировании правды «о решающем вкладе Советского Союза в разгром фашистских захватчиков в ходе Второй мировой». Следом Путин подписал закон, в соответствии с которым повреждение таких памятников является уголовным преступлением. Так что мэру района Прага-6 теоретически светит «пятерка».
Российские параноики, раздающие тюремные сроки по поводу сноса в Праге памятника Коневу, как ранее возмущенные сносом/переносом других мемориальных знаков в Европе, упускают одну важную вещь.
Переосмысливаются причины и итоги Второй мировой войны. И чаще не в пользу России. Ее интернациональные герои, вдруг ставшие поголовно россиянами, воспринимаются неоднозначно. Поэтому правительства Старого Света не гарантируют защиту памятников от посягательств: их возвели на землях, населенных народами, которых Кремль определил в качестве вассалов. «Освобожденные» от Гитлера города затем, как правило, входили в социалистический лагерь, который считался их жителями новой оккупацией.
Европа не простит Москву, которая по любому поводу демонстрирует свою жандармскую суть. В конце 2019 года, отвечая на вопросы журналистов в ходе ежегодной пресс-конференции, Владимир Путин обозначил приоритет не только на 2020 год, но и на все неопределенное пока время, когда он будет продолжать руководить страной. Это закрепление России в качестве бесспорного и неоспоримого лидера восточнославянских народов.
Поэтому Европа не торопится выражать свою благодарность России – правопреемницы СССР, вклад которого был неоднозначен – и в деле развязывания Второй мировой, и в разгроме фашизма, 75-летие которого отмечается сейчас. Европа видит в красноармейских маршалах не освободителей от гитлеровской оккупации, а военачальников, которые вовлекли помимо ее воли в большевистский лагерь и заставили ее жить по лагерным законам, объявляя их единственно справедливыми, а их противников, как минимум, неблагодарными, а сейчас, как выясняется, и уголовными преступниками.
Александр МЕЛАМЕД

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..