вторник, 19 мая 2020 г.

Государственный вандализм. Сталинисты переписывают историю Видео

Государственный вандализм. Сталинисты переписывают историю Видео


В марте 1940 года тройка НКВД СССР, следуя постановлению Политбюро ЦК ВКП(б), приняла решение о массовом убийстве польских граждан, попавших в плен после того, как СССР и гитлеровская Германия захватили и разделили Польшу. Были расстреляны 21 857 человек, находившихся в лагерях и тюрьмах на советской территории, из них 6295 в Калинине (Твери).
НКВД, памятные доски (коллаж)
В марте 1940 года Дмитрий Токарев, руководивший Калининским УНКВД, получил приказ от заместителя наркома внутренних дел СССР Богдана Кобулова принять участие в ликвидации польских офицеров. Внутреннюю тюрьму УНКВД на время очистили от других заключенных, одну из подвальных камер обшили войлоком, чтобы не были слышны выстрелы. Для руководства операцией были присланы из Москвы начальник комендантского отдела НКВД Блохин, майор госбезопасности Синегубов и начальник штаба конвойных войск комбриг Кривенко.
Эксгумации в Медном, август 1991. Фото из архива Алексея Памятных
Эксгумации в Медном, август 1991. Фото из архива Алексея Памятных
Перед расстрелом Блохин надевал спецодежду: кожаную коричневую кепку, длинный кожаный фартук, такие же перчатки с длинными крагами выше локтей. На рассвете 5–6 грузовиков везли тела в село Медное, где уже были выкопаны экскаватором ямы. Эта территория, где находились дачи чекистов, и прежде использовалась для захоронения заключенных, убитых в застенках НКВД.
В марте 1991 года 88-летний Дмитрий Токарев дал показания следователю военной прокуратуры СССР, изучающему обстоятельства массового убийства польских граждан. Сохранилась видеозапись его допроса. Токарев описал, как поляков перевозили из Осташковского лагеря в здание управления НКВД, расстреливали и вывозили трупы.

Летом 1991 года в Медном была проведена частичная эксгумация могил. На здании, где расстреливали людей, а ныне располагается Тверской медицинский университет, 23 ноября 1991 года повесили памятную доску: "В память о замученных. Здесь в 1930−50-е годы находилось Управление НКВД-МГБ по Калининской области и его внутренняя тюрьма". Доска была установлена по решению Исполнительного комитета Тверского городского Совета народных депутатов, эскиз разработал главный архитектор города Николай Семенов. 22 ноября 1992 года по инициативе польской организации "Катынская семья" и по согласованию с городской администрацией рядом была повешена еще одна табличка "Памяти поляков из лагеря Осташков, убитых НКВД в Калинине", автор эскиза − польский скульптор Мариан Новак.
Эксгумации продолжились в 1994 и 1995 годах, а в 1996-м в Медном на месте массовых захоронений по распоряжению правительства России был создан Государственный Мемориальный комплекс, с 2012 года – это филиал Государственного центрального музея современной истории России.
Мемориал в Медном
Мемориал в Медном
Массовое убийство польских военнопленных советские власти несколько десятилетий отрицали, но после распада СССР это преступление было признано в РФ на государственном уровне. Однако сталинисты настаивали на том, что будто бы поляков в Катыни убили немцы, а в Медном похоронены красноармейцы, погибшие от ран в госпиталях. В Твери проводились круглые столы "Мифы Медного", был даже снят документальный фильм. Показания генерала Токарева и результаты эксгумаций отрицатели попросту игнорируют и, без каких-либо документальных свидетельств, утверждают, что часть поляков из Осташковского лагеря убили немцы в Украине, а 200 человек утонули при переправе на баржах в Нарьян-Мар.
В июне 2019 года тверское отделение партии "Коммунисты России" обратилось в городскую администрацию с требованием демонтажа памятных досок, которые "очерняют советскую историю" и имеют "отрицательное антипатриотическое влияние на подрастающее поколение". Это требование совпало с очередным обострением российско-польских отношений, и в декабре 2019 года областная прокуратура вынесла представление о демонтаже. Якобы доска в память о жертвах НКВД должна была висеть на соседнем доме, а польская была установлена без согласования. Потребовалось четыре месяца, чтобы это предписание выполнить. В год 80-летия Катынской трагедии и за два дня до празднования Дня Победы обе доски были демонтированы.
Это решение вызвало негодование и в Польше, и в России.

Обращение группы членов и профессоров Российской академии наук

Мы возмущены демонтажем в Твери двух мемориальных досок, установленных на здании, в котором размещались областное управление и внутренняя тюрьма НКВД—МГБ. Доски увековечивали память наших соотечественников, уничтоженных сталинскими карательными органами, и польских пленных из Осташковского лагеря, убитых НКВД в Калинине. Демонтаж знаков памяти проведен местными властями без гласного общественного обсуждения, под надуманным смехотворным предлогом; он является очевидной попыткой оправдать и предать забвению преступления сталинского режима, создать новую версию нашей истории, в которой для них нет места. Тридцать лет назад установка этих знаков стала возможной благодаря признанию и осуждению на государственном уровне прошлых преступлений, отказа постсоветской России считать себя наследницей и продолжательницей практик тоталитарного режима. Их демонтаж — знак движения в обратном направлении, к реабилитации сталинизма и его деяний как внутри страны, так и за ее границами, признания своей преемственности с ним, что автоматически возлагает на современную Россию ответственность за совершенные им преступления.
Мы выражаем протест против пересмотра оценки и замалчивания темных страниц нашего прошлого
Особый цинизм этому акту надругательства над памятью невинно убитых придает то, что он был совершен в канун дня Победы, дня памяти и скорби. Замалчивание и искажение исторических событий недопустимо, и то, что произошло, нельзя объявить небывшим и исключить из истории. Такие попытки не только разрушают историческую науку, но и губительны для всего общества, уничтожая его историческую память. Если мы осуждаем искаженные трактовки событий Второй мировой войны в высказываниях некоторых зарубежных политиков, которые доходят до исключения СССР из числа стран-победительниц, то тем более Россия не может подавать пример искажения и отрицания исторических фактов.
Мы выражаем протест против пересмотра оценки и замалчивания темных страниц нашего прошлого и требуем восстановления мемориальных досок в память жертв сталинского режима на прежнем месте, а также выявления и наказания виновных в этом преступлении против национальной исторической памяти.
Одним из тех, кто участвовал в 1991 году в эксгумациях в Медном, был живущий сейчас в Польше ученый Алексей Памятных. Он возмущен решением о демонтаже памятных досок в Твери:
Даже земля там была фиолетовой от темно-синей полицейской одежды
"Уже в одном из первых сообщений акция по снятию досок была названа вандализмом, а мне сразу пришел в голову более соответствующий случаю термин – государственный вандализм. Дикость накануне Дня Победы, – говорит Алексей Памятных. – В августе 1991 года я участвовал в эксгумациях, помогая следственной группе Главной Военной прокуратуры СССР и польским экспертам. Меня пригласил руководитель следственной группы полковник Александр Третецкий. На следственные действия в Медном группе Третецкого были выделены две недели, а в помощь для раскопок было прикреплено подразделение Кантемировской дивизии, совсем молодые ребята-танкисты. Все работы нон-стоп фиксировались на видео сотрудниками Калининского КГБ, был и их официальный представитель. Солдатам, следователям и экспертам приходилось работать отнюдь не кисточками, как археологам, а зачастую лопатой и ломом, вычерпывать болотную жижу тазиками, были извлечены останки 243 человек, в основном польских полицейских (даже земля там была фиолетовой от темно-синей полицейской одежды), примерно 20 человек удалось идентифицировать по сохранившимся документам.
Алексей Памятных
Алексей Памятных
Очень важный момент, прояснившийся уже вскоре после раскопок: почти все эти люди были из одного этапного списка – предписания на отправку очередной группы из Осташковского лагеря в распоряжение УНКВД по Калининской области. Это означает, что каждую группу, прибывшую в Калинин, почти сразу и расстреливали, а потом вывозили и закапывали – и действительно, число исследованных позже массовых могил совпадает с числом этапов. Вывод из таких совпадений простой: этапные списки-предписания являются фактически расстрельными списками, более точные справки о расстрелах были уничтожены в 1960-е годы по предложению тогдашнего руководителя КГБ Шелепина, и точных справок с печатями о расстрелах тех и иных поляков попросту уже нет в природе. Но есть этапные списки-предписания!
Медное, август 1991. Свидетельство о рождении девочки, извлеченное из кармана расстрелянного отца. Фото из архива Алексея Памятных
Медное, август 1991. Свидетельство о рождении девочки, извлеченное из кармана расстрелянного отца. Фото из архива Алексея Памятных
На странице катынских материалов, которую Сергей Романов и я ведем в интернете, есть 55 моих фотографий с эксгумаций в Медном в 1991 году. Там есть и фото сохранившейся калининской газеты за 2 апреля 1940 года, найденной при раскопках (всего газет того времени было найдено несколько).
Когда я слышу, как в Твери распространяют лживую информации, что поляков массово не расстреливали, а в Медном их то ли вообще нет, то ли захоронены лишь несколько, – у меня печатных слов не остается. Читайте трехтомник "Убиты в Калинине, захоронены в Медном", он есть в свободном доступе в интернете, в третьем томе опубликованы все реальные документы о расстрелах и захоронениях и эксгумациях 1991, 1994 и 1995 годов. Правда – там", – говорит Алексей Памятных.

На вопросы Радио Свобода отвечает председатель правления Международного "Мемориала" Ян Рачинский:
 EMBED SHARE
Ян Рачинский в программе "Время Свободы"
 EMBED SHARE
Текст скопирван

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..