четверг, 19 марта 2020 г.

КОРОНАВИРИС ИЗМЕНИТ ВСЁ

Коронавирус изменит все

Россияне вынужденно переходят в онлайн и на удаленку, малый бизнес ищет способы остаться на плаву. Какой будет страна, когда закончится пандемия?

© СС0 Public Domain
Уже сейчас многие россияне либо уходят в вынужденный отпуск, либо работают из дома. В магазинах все сметают с прилавков: крупы, макароны, туалетную бумагу. Онлайн-компании предлагают бесконтактную доставку до двери, или открывают бесплатный доступ к своим развлекательным и образовательным ресурсам для тех, кто сидит дома на карантине. Как изменится страна после эпидемии, кто взлетит, а кто утонет, рассуждают эксперты.
В первую очередь текущая ситуация даст огромный толчок онлайн-образованию, считает сооснователь Otus.ru, эксперт в сферах обучения взрослых и бизнеса в образовании Дмитрий Волошин. «Через какое-то время, когда история с карантином уляжется, встанет вопрос: а почему мы до этого учились очно? Оффлайн-обучение, как известно, более дорогое. Многие крупные университеты точно для себя осознают, насколько это удобнее — хотя бы частично обучать студентов дистанционно. Это сэкономит им кучу времени и позволит не занимать учебные классы. То же самое относится и к компаниям, которые не специализируются на образовании. Для многих из них обучение сотрудников — часть важных бизнес-процессов. Они достаточно быстро поймут, что вот это безумное количество очных тренингов со всеми отлучками с работы и командировками — не самый оптимальный путь. При этом многие обнаружат, что эффективность удаленной работы и обучения нисколько не меньше, а иногда даже больше. Выяснится, что можно приличную сумму сэкономить на содержании и аренде офисов», — считает он.
По мнению Волошина, сейчас, когда все уходят на карантин, люди начинают внедрять вещи, о которых довольно долго говорили. «На волне последних потрясений нас ждут большие перемены, в системе образования в частности. Я думаю, что сейчас компании, которые занялись онлайн-образованием еще до эпидемии, будь то вузы или какие-то учебные центры, резко увеличат продажи своих дистанционных курсов. Они получили колоссальное конкурентное преимущество, и так как рынок уже достаточно зрелый, я не очень верю в то, что у нас начнут появляться какие-то компании, которые их переплюнут», — считает собеседник «Росбалта».
Причина, по которой многие вузы не развивали онлайн-обучение, проста: их преподаватели не готовы делать такие курсы. «Во-первых, они не умеют, а во-вторых, боятся, что, сделав курсы, сами станут не нужны. Эта логика очень часто распространена и в корпоративном мире. Я думаю, что сейчас (в том числе — благодаря и карантину) мы эту проблему начнем решать», — полагает он.
Многие компании сейчас предоставляют бесплатный доступ к своим образовательным ресурсам. «Мы, например, с сегодняшнего дня делаем несколько своих курсов полностью бесплатными на время карантина, а с понедельника начинаем бесплатные вебинары о том, как правильно работать удаленно. Это наш вклад. Мы верим, что это правильно. И сейчас многие компании делают то же самое. Но вместе с тем, привлекая людей бесплатным контентом, многие рассчитывают, что, пережив вместе с ними карантин, люди вернутся к ним с деньгами и следующий курс уже купят», — отметил Волошин. 
А вот для общего образования вряд ли что-то изменится, считает кандидат педагогических наук, научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский. «То, что чиновники называют дистанционным обучением, ни в коем разе таковым не является. Скорее это просто оцифровка тех архаичных способов обучения, которые есть сегодня в школе, и перенос их в Сеть. Раньше учитель вещал у доски, теперь он вещает перед камерой. Конечно, сетевые платформы, которые были созданы, по-своему эффективны. Прежде всего — МЭШ. Но это скорее система поддержки школьного образования, ориентированная на учителя, не на ученика или его родителей, и карантин только обнажил проблему. Ситуация, которая потребовала немедленного прекращения деятельности образовательных организаций, проявила отсутствие современного индивидуализированного дистанционного онлайн-образования. И я боюсь, что ничего в этом смысле не изменится. Как только все закончится, вместо того, чтобы развивать онлайн-образование, создавать систему онлайн-аттестации, завязанную на компьютерных программах, выстраивать индивидуальные программы с учетом интересов и достижений каждого ребенка, мы вернемся к тому, что было до карантина», — полагает Адамский.
Массовый переход офисов на удаленку нам тоже не грозит, считает главный хантер Рунета Алена Владимирская. «На мой взгляд, произойдет обратная ситуация. Многие компании, которые раньше думали о том, чтобы перевести людей на удаленку, приостановят эти процессы. Потому что удаленка случилась так внезапно, что большинство компаний оказались к этому совершенно не готовы, и для них это вышло, как ни странно, дорого. Пришлось обеспечить людей компьютерами, потому что их либо не было совсем, либо не той мощности, которая нужна для работы. Кроме того, нужно было обеспечить распределенную среду, доступ к информации, которую раньше можно было получить только с рабочего компьютера. Пришлось купить для сотрудников кучу офисных вещей и программ, которых у них тоже не было. Это только техническая часть вопроса. Кроме того, большинство людей у нас просто не умеют работать удаленно, причем, не умеют обе стороны: и руководители, которые живут с позицией «если я вижу человека, значит он работает, если не вижу, значит — бездельничает», и сотрудники, которые без контроля вообще не понимают, что делать. Нет огромного количества регламентов, нет виртуальных переговорок для того, чтобы обеспечить работу. Большинство компаний сейчас пребывают в шоке: «Что вы там говорили про удаленку? Что это дешево и эффективно? У нас все просело, мы не справляемся», — рассказала Владимирская.
Дальше, по ее мнению, все будет зависеть от того, насколько длинным окажется карантин. «Если он затянется надолго, компании научатся, и в некоторых сегментах удаленка действительно может вырасти. Если карантин будет недолгим, и больше в добровольном формате, то скорее всего произойдет откат, и люди начнут отказываться от идеи удаленной работы как неэффективной. Если посмотреть сейчас социальные сети, то мы увидим, какое количество людей сейчас плачется «заберите нас обратно в офис». Потому что они тупо не могут работать, когда в двухкомнатной квартире на карантин одновременно сели муж, жена, двое детей, кошка и канарейка», — считает Владимирская.
Однако карантин даст огромный толчок для развития онлайн-бизнесов. «Многие из них сейчас сделают себе большую подписную базу, предоставляя людям бесплатный доступ к своим онлайн-продуктам. Онлайн-кинотеатры, музеи, консерватории, образовательные компании. И, конечно, уже сейчас все увидели плюсы онлайн-покупок. Особенно на этом фоне вырастет фарма», — полагает собеседница «Росбалта».
При этом карантин убьет многие оффлайновые компании, особенно в сфере общепита и туризма.
Малый и средний бизнес пока вообще не понимает, что будет происходить дальше, рассказал президент Ассоциации малоформатной торговли Владлен Максимов. «С такой ситуацией мы столкнулись впервые. Сейчас говорят, что начнут закрывать на карантин города. Если так, важно понять, в каком виде это будет. Коллега из Калуги говорит, их пугают тем, что закончится подвоз овощей с московских баз. В Минпромторге считают, что ни в коем случае нельзя допустить сбоев с поставками. Но в Роспотребнадзоре может быть другое мнение. Никто не понимает, что будет вообще со всеми, и с малым бизнесом в частности», — заключил он.
Анна Семенец

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..