понедельник, 13 января 2020 г.

ЧТО СУД ГААГСКИЙ НАМ ГОТОВИТ?

Что суд Гаагский нам готовит?

Решение прокурора Международного уголовного суда в Гааге Фату Бенсуда о готовности начать расследование военных преступлений, совершенных израильской армией во время операции “Несокрушимая скала”, вызвало в стране бурю общественного негодования и тревогу.
Photo copyright: Foreign and Commonwealth Office. CC BY 2.0
Политики, общественные деятели, юристы, простые граждане делятся своими мнениями, высказывают порой прямо противоположные мнения, выдают то оптимистичные, то негативные прогнозы. Целую серию статей опубликовала в связи с заявлением прокурора газета “Маарив” – авторы одних с негодованием отзываются о действиях европейской чиновницы, авторы других пытаются найти в них “золотую середину”, третьих – позлорадствовать и напомнить: “Мол, я вас предостерегал!”
Прежде чем хотя бы коротко обозначить основные моменты упомянутых комментариев, напомню читателям, что собой представляет Международный уголовный суд в Гааге. Википедия сообщает, что International Criminal Court, или сокращенно ICC – постоянный международный орган уголовной юстиции, в компетенцию которого входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления, преступления против человечества, а также военную агрессию. Суд учрежден на основе Римского статута, принятого в 1998 году на созванной под эгидой ООН Дипломатической конференции в Риме с участием всех государств, и официально начал свою работу 1 июля 2002 года. Международный уголовный суд не следует путать с Международным судом ООН, который также заседает в Гааге, но имеет другие полномочия и компетенцию. Стоит подчеркнуть, что ICC может рассматривать лишь дела тех стран, которые ратифицировали Римский статут, то есть 123 из 193 государства-членов ООН. Палестина, получив в 2012 году статус государства-наблюдателя при ООН, ратифицировала Римский статут в январе 2015 года.
Ряд стран принципиально возражают против самой идеи Международного уголовного суда как ограничивающей суверенитет государств и дающей неопределенно широкие компетенции суду. В числе этих стран – США, Китай, Индия, Иран и Израиль.
Так вот, по представлению Палестинской автономии прокурор ICC провела предварительное дознание и заявила: “Имеются основания полагать, что израильтяне совершали военные преступления, по крайней мере, в трех случаях, нанося удары непропорциональной силы, целенаправленно вызывая гибель и ранения людей в значительном масштабе”.
* * *
“Это только начало, – пророчествует бывший премьер-министр Эхуд Ольмерт со страниц газеты “Маарив”. – Уже длительное время Израиль предстает перед международным сообществом как страна оккупантов, отказывающаяся вести переговоры о мирном урегулировании конфликта с палестинцами и нарушающая права человека. Нынешняя рекомендация – это отражение реального положения дел. Израиль властвует над палестинцами уже полвека, и нет сомнений, что они не могут нормально существовать без суверенного и независимого государства. Я был последним премьер-министром, который вел серьезные переговоры с палестинцами и уже вышел на финишную прямую, которая должна была привести к историческому шагу. Могу засвидетельствовать, что вина в “смерти” мирного договора лежала тогда на палестинцах. Однако последние десять лет Израиль вел себя настолько провокационно и агрессивно, что мирные переговоры не могли даже начаться. Если бы правительство Израиля проявило в эти годы минимальную гибкость, переговоры могли бы привести к историческому решению”.
К словам Ольмерта можно отнестись только с иронией: с одной стороны, он обвиняет палестинцев в преждевременной кончине соглашения, а с другой – израильские правительства, не способные проявить гибкость и “прогнуться” под требования палестинцев. И вспоминает: “Профессор Кембриджа, еврей из Львова Герш Лаутерпахт, один из создателей современного международного права, в том числе, в области прав человека, геноцида и преступлений против человечества, и горячий сторонник провозглашения Государства Израиль, был юридическим консультантом американской и британской делегаций на Нюрнбергском процессе и судьей Гаагского Международного суда ООН. Сколько иронии в том, что теперь на основании разработанных им норм международного права выдвигаются обвинения в преступлениях против человечности, совершенных руководителями и солдатами Израиля! И это еще не все. Действия BDS по антиизраильскому бойкоту продолжаются. Но даже если они не воспрепятствуют израильскому экспорту, то могут наносить ущерб имиджу Израиля на международной арене. А далее, гладишь, и от израильтян потребуют въездные визы в страны Европы. Между тем у каждой из этих проблем есть решение. Правда, очень сомнительно, что новая израильская мирная инициатива приведет к подлинному миру, однако следует хотя бы ступить на новый путь и проявить на нем больше терпения и мудрости. Я пишу эти строки, – заключает автор, – с болью в сердце. Мне не нужно напоминать о безопасности Израиля. Я знаю, что на юге у нас ХАМАС, на севере “Хизбалла” и Сирия, на востоке Иран, и мы должны постоянно думать о безопасности страны. Но не меньше следует думать о достижении мира. Нельзя игнорировать тревожный сигнал Международного суда в Гааге”.
* * *
Профессор Арье Эльдад тоже более чем серьезно относится к сигналу из Голландии. Но оценивает его несколько иначе.
“Врагам Израиля больше не нужны ракеты и тоннели, – пишет он в статье, озаглавленной “Страх перед Гаагой”. – Им достаточно подать в Международный суд жалобу на “военные преступления”, и это оружие заставит замолчать правительство Нетаниягу. Спустя четыре года предварительного дознания прокурор выдала заключение, и единственное, что сейчас останавливает судей, – это вопрос, имеет ли их суд право вообще рассматривать данное дело.
Конечно, решить эту дилемму можно было еще до подачи официальной рекомендации Фату Бенсуды, однако с каких пор здравый смысл поселился в Гаагском суде? Тому, кто ищет справедливость, нечего там делать. Это касается и самой Бенсуды, в чьей биографии имеется солидное темное пятно, бросающее тень на личность “борца за справедливость”. На своей родине в Гамбии она в 1994–2000-х годах состояла на службе у диктатора Яйи Джамме – сначала в качестве личного адвоката, а затем генерального прокурора и министра юстиции его правительства. Джамме возглавил в результате государственного переворота военную хунту и считается одним из наиболее жестоких диктаторов Африки. В период его правления тысячи гамбийцев, неугодных по тем или иным причинам власти, в мучениях погибли под пытками. Политические противники обвинялись в колдовстве и предательстве отечества и подвергались жестокой смерти. Около двух лет назад гамбийский диктатор бежал из страны, потерпев поражение на выборах. Факт, что Бенсуда в течение ряда лет обслуживала интересы диктатора на важных должностях, неоднократно служил поводом для резкой критики. Многие жители Гамбии утверждают, что эта дама закрывала глаза на бесчинства диктатуры, другие говорят, что ее служба у Джамме является достаточным поводом для того, чтобы снять ее с должности в Гаагском суде. Вот какой человек выступает сейчас против израильских “оккупантов”.
Арабы, – продолжает профессор, – обстреляли Израиль 3356 ракетами, убили 74 военнослужащих и мирных граждан. Что подразумевает прокурор Бенсуда под словосочетанием “непропорциональный ответ”? Наше право убить такое же количество террористов? Выстрелить по ним точно 3356 ракет? В какой войне в мировой истории подсчитывали количество бомб, брошенных в ответ на действия врага, и насколько это количество было “пропорциональным”? По мнению Бенсуды, атомные бомбы, сброшенные на Японию во Второй мировой войне, несомненно, были “непропорциональным ответом” и потому тоже подпадают под определение “военные преступления”, даже если они спасли жизни сотен тысяч американских солдат и их союзников. А массированные удары воздушной авиации, артиллерийские и ракетные обстрелы территорий, которые захватили боевики “Исламского государства”, тоже были “непропорциональными”? Сколько голов снесли своим жертвам эти бандиты? И если мы уничтожили в ответ в тысячу раз больше, и это военное преступление?
В своем заключении Бенсуда также рекомендует расследовать, совершал ли ХАМАС и другие террористические группировки военные преступления против жителей Газы во время операции “Несокрушимая скала”. Речь идет о привлечении к военным действиям мирных граждан, включая детей. Она уточняет, что ХАМАС действовал против “гражданских объектов”, однако “забывает” добавить, что он направлял ракеты на израильские города и поселки. Самозащита государства против тех, кто открыто заявляет о стремлении уничтожить его, прокурором из Гааги не принимается во внимание. Вот такой вид “справедливости”. И нет в этом никакого антиизраилизма или антисемитизма! Просто поиск справедливости”.
* * *
Журналист Надав Аэцни заявляет более жестко:
“Чтобы противостоять Международному уголовному суду, следует сначала сделать одну важную вещь: отменить все соглашения с Палестинской автономией. Всплеск общественного внимания к рекомендации гаагского прокурора затмевает главное – темную связь между Гаагой и другим североевропейским городом, Осло. Фарс, начавшийся когда-то в столице Норвегии, продолжается сегодня в Гааге, и только слепой не усматривает этой связи: ведь именно соглашения Осло, создавшие диковинную платформу под названием “Палестинская автономия”, позволили гаагским судьям помыслить о возможности посадить на скамью подсудимых тех, кого граждане этой самой автономии десятилетиями пытаются стереть с лица земли. И вместо того чтобы признать прямую связь между Гаагой и Осло, у нас пытаются избежать решения проблемы, за которой на самом деле скрывается мошенничество. Потому что те, кто ответственен за нынешний гаагский цирк, кто стоит за иском в Международный уголовный суд и помогает порочить нас во всем мире, – это враждебные Израилю антисемитские организации. Но против них не выдвигают никаких исков. Компашка, которая боится бросить взгляд на действительные преступления против человечества в Иране, Сирии и в пыточных подвалах той же Палестинской автономии, не находит ничего лучшего, как сконцентрировать свое внимание на еврейском государстве. В рамках этой новой антисемитской концепции остается только убедиться в том, до какой степени изворотливости дойдет данная компашка, чтобы доказать, что Палестинская автономия – это государство, поскольку только официально признанное государство имеет право подать жалобу в Гаагский суд.
О чем идет речь? А вот о чем: буквально за несколько часов до заявления прокурора Бенсуды юридический советник правительства Авихай Мандельблит обнародовал официальную позицию Государства Израиль относительно действий Международного уголовного суда. Она заключается в том, что юрисдикция суда не распространяется на палестинские территории, так как ПА не является суверенным государством. “Принципиальная позиция Государства Израиль, которое не является членом Гаагского суда, заключается в том, что суд не имеет полномочий заниматься Израилем, и вся деятельность палестинцев в суде не имеет правовой основы”, – говорится в экспертном заключении Мандельблита. Юридический советник правительства заявил, что присоединение ПА к Римскому статуту, на основании которого работает суд, никак не отменяет того факта, что автономия, не имея статуса суверенного государства, не может предоставить суду юрисдикцию над территориями, суверенитетом над которыми не обладает. Вопрос о принадлежности этих территорий может быть решен только в ходе переговоров – данный принцип закреплен в соглашениях Осло, получивших поддержку международного сообщества. “Обратившись в Международный суд, палестинцы пытаются подтолкнуть его к решению политических вопросов, которые должны решаться в процессе двусторонних переговоров, а не в судебном уголовном процессе”, – говорится в заключении Мандельблита.
Между тем, заключение Бенсуды не является окончательным. Именно из-за спорности проблемы она обратилась к суду с просьбой “как можно скорее дать заключение по вопросу юрисдикции суда на палестинских территориях Западного берега, Восточного Иерусалима и Газы”. Бенсуда отметила, что консультировалась с высокопоставленными представителями Израиля и ПА и выслушала доводы Иерусалима о неправомочности судебного разбирательства. Именно поэтому она воздержалась от немедленного начала расследования, как того требовали палестинцы, и обратилась к судьям с просьбой в течение 120 дней высказать мнение о том, обладает ли она соответствующими полномочиями.
Так что в ближайшие месяцы Международному уголовному суду в Гааге предстоит принять принципиальное решение о том, может ли прокурор этого ведомства проводить процесс против Израиля. Если может, то ряду израильских политиков и военных будет угрожать следствие, в ходе которого могут быть выданы ордера на их задержание в разных странах, в первую очередь, в Европе.
Трем судьям досудебного департамента – Петеру Коваксу, Рейни Алапини-Гансу и Марку Перрину предстоит не только разрешить проблему полномочий прокурора, но и определить границы территорий, на которых были совершены предполагаемые противоправные действия. Насколько честна и объективна будет означенная судебная троица, сказать трудно, но стоит напомнить, что именно эти судьи в ноябре 2018 года постановили, что прокурору следует пересмотреть свой отказ от расследования событий на судне “Мави Мармара” во время захвата участников антиизраильской регаты. Кстати, тогда Фату Бенсуда действительно отразила мощный международный прессинг, тогда как Турция и другие страны требовали начать расследование против Израиля. Поговаривают, что она даже симпатизировала нашему государству.
Однако сегодня Фату Бенсуда бросила Израилю перчатку. До сих пор Гаагский суд рассматривал дела и привлекал к ответственности за геноцид и военные преступления лишь представителей африканских государств. А теперь он готов посадить на скамью подсудимых государство западной демократии. Что перевесит на весах Фемиды – объективность и разум, или предубеждение и стереотипы, навешанные старыми и новыми врагами Израиля – покажет время. К сожалению, что бы ни решил суд, мир в наших палестинах зависит не от его воли.
На прошлой неделе, – продолжает Надав Аэцни, – газета “Исраэль а-йом” опубликовала суммы, которые европейские страны переводят организации “Бецалель” и ей подобным на проведение расследований и составление отчетов, направленных против Израиля. Чтобы противостоять Гааге, следует не только отменить соглашения Осло, но прекратить все действия по жизнеобеспечению террористической Палестинской автономии. Необходимо перекрыть ее администрации финансовые потоки. А деятельность таких организаций, как “Бецалель”, признать незаконной и привлекать к суду всех, кто наносит ущерб Израилю на международной арене”.
Что нам остается? Как обычно – ждать. На этот раз 120 дней. Как раз получим из Гааги подарок ко Дню Независимости.
Яков ЗУБАРЕВ
“Новости недели”

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..