суббота, 25 января 2020 г.

УБИЙСТВО РАБИНА:Несостыковки официальной версии: дистанция и угол выстрела

Несостыковки официальной версии: дистанция и угол выстрела

 

Полицейская экспертиза (а осуществлял ее полицейский эксперт, являющийся признанным авторитетом и в Израиле, и за рубежом). результаты которой были приняты судом, показала, что первый выстрел был сделан с дистанции до 25 см., а второй — в упор. Между тем, Амир – как то следует из его слов, свидетельств и фильма Кемплера 
https://vimeo.com/246594818?fbclid=IwAR2hEM9rzDh39snNipj-h9kzBKBecBFkqrIewfKY_b9Oh6XL-q6AwXPaJCk ) ни разу не находился так близко к Рабину. Более того, экспертиза показала, что вторая пуля вошла в тело под углом в 45°: этот вывод был принят судом, который счел, что угол в 45° возник, потому что Рабин начал падать, но ведь в таком случае расстояние между ним и Амиром только возросло бы и никак не могло свестись к нулю.

Почему нельзя доверять комиссии Шамгара
Потому что они делают ложные выводы даже в тех случаях, где ничего не стоит получить подлинную информацию.  Наглядный пример:
«Глава правительства Ицхак Рабин был застрелен на исходе субботы 11 хешвана 5756 г. – 4 ноября 1995 г. – примерно в 21:50» (с. 24, п.2א)
«Согласно записям больницы, глава правительства прибыл в больницу в 21:52» (с.34, п. 3ו)
Между тем, если бы комиссия по расследованию расследовала, она бы заметила время появления экстренных новостей:
Уалла, 21:45
Несколько минут тому назад, по завершении демонстрации, на площади Царей Израилевых послышались выстрелы. Ничего не известно о пострадавших.
Уалла, 21:47 Глава правительства Ицхак Рабин получил огнестрельные ранения и был перевезен в больницу Ихилов. Его состояние неизвестно.
Уалла, 21:50 – глава правительства госпитализирован в реанимационном отделении после покушения. Его состояние тяжелое.
Напомним также о широко известной фотографии задержания Амира, на которой видны часы полицейского, показывающие 21:34.

Тайны профессора Гиса

Профессор Йегуда Гис осуществлял патологоанатомическое вскрытие тела Рабина — как выяснилось впоследствии с рядом существенных нарушений принятой процедуры — и был одним из основных свидетелей прокуратуры на суде Игаля Амира.
Журналистское расследование Ронена Бергмана (Йедиот Ахаронот) показало, что в возглавляемом Гисом Институте судебной медицины осуществлялась кража органов погибших в колоссальных масштабах. Органы использовались для исследований, для преподавания, для выставок, для частных коллекций (Бергман, которого тайком провезли в институт в багажном отделении машины, был поражен, увидев, что один из врачей сохранил в формалине спину русского матроса – как выяснилось, из-за приглянувшейся ему татуировки).  За это платили наличными, Гиса включали в соавторы научных статей, написанные с использованием незаконно полученных от него органов. Разумеется, семьи ничего не знали. В целях маскировки работники института вставляля в тела пакеты с рулонами туалетной бумаги, рукоятки от щеток, поливные трубки. После опубликования первых статей на эту тему Гис предпринял все усилия, чтоы скрыть масштаб нарушений – тысячи органов были ночью вывезены из института и зарыты в землю; другие хранились в неожиданных местах – например, в тех же холодильниках, где работники института держали хумус и бурекасы…
 Расследование показало также, что Гис, который в качестве главного судебного патологоанатома выступал свидетелем-экспертом на множестве процессов, не раз лгал суду; что он менял свое заключение, с тем, чтобы оно соответствовало указаниям полиции и прокуратуры и способствовало вынесению обвинительного приговора. В одном из таких случаев, который стал широко известен, потому что д-р Кугель предоставил альтернативное заключение, обвиняемый Денис Айзен был признан виновным в непреднамеренном убийстве своего ребенка (в действительности тот умер от редкой сердечной болезни) и провел шесть лет за решеткой.
Интересно, что государство не спешило предпринимать какие-либо шаги против Гиса. Несмотря на то, что данные Бергмана подтвердились специальной комиссией, созданной Министерством здравоохранения и государство заплатило десятки миллионов в качестве компенсаций по судебным искам семей погибших, органы которых были посмертно похищены, поддержка Гиса со стороны истэблишмента была неколебима. Его не то чтобы не собирались отдать под суд, но даже не увольняли. Лишь в результате очередног скандала в 2012 г. (первое расследование было опубликовано Бергманом в 2000 г.), когда выяснилось, что практика тайного извлечения органов продолжается (в частности, Гис хранил сердце Дуду Топаза…) и на повестке дня очередная выплата коBCпенсаций, Гис был отстранен от должности – причем, он до сих пор периодически подает экспертные заключения по разным вопросам.
Бергман пишет, что его источники в прокуратуре и полиции следующим образом объяснили ему тайну «непотопляемости» Гиса: «Последнее, что им надо – это поток повторных судов по тем делам, в которых Гис проходил свидетелем. «Он был центральным свидетелем – сказал мне источник в системе правосудия – Если хотя бы в одном случае достоверность его свидетельства пострадает, для нас это катастрофа…» Другие источники намекали, что Гис попросту знает слишком много государственных тайн, некоторые из них совершенно неприглядны; поэтому государство ведет это дело «в стерильных перчатках»».
(По материалам статьи Ронена Бергмана «Микре патологи», Йедиот Ахаронот, 20.12.2019

Охранники, сажавшие Рабина в машину, (в том числе, шедший рядом с ним Рубин) не поняли, что он ранен.

Из показаний охранников на следствии в полиции:
Ш.Г., 2611.95, отдел тяжких преступлений, Петах-Тиква,  следователь Йоав Газит:
По окончанию митинга, на выходе к машинам я сопровождал главу правительства. Я шел спереди. Когда мы приблизились к машине, я услышал три выстрела. Во время очереди были слышны крики «Это не настоящие, не настоящие!»  Я не понял, кто кричал. Это было позади, и было очень четко. Во время очереди я бросился к главе правительства и к охраннику рядом с ним (Йорам Рубин). Я не слышал никаких вскриков боли ни со стороны главы правительства, ни со стороны охранника и не заметил никаких следов крови. Мы с ближайшим охранником усадили главу правительства в машину. Он (Рубин) бросился с ним внутрь машины, и маш=ина быстро отъехала. На тот момент мне не было ясно, были ли ранены глава правительства или охранник
Й. Ш., 19.11.1995, отдел тяжких преступлений, Петах-Тиква следователь Эмиль Альгарар.
Когда я оказался на месте выстрелов, я увидел, как главу правительства сажают в машину… Тогда я не знал, ранен ли глава правительства. Минут через десять после этого я приехал в «Ихилов», и там мне сообщили, что глава правительства ранен.
Из показаний Й. Ш., 17.11.1995, отдел тяжких преступлений, Петах-Тиква следователь Офер Гамлиэль.
Я шел метров в десяти спереди главы правительства… Уже внизу лестницы я увидел, что ящик с техническим оборудованием, видимо, певца Авива Гефена, стоит между двумя машинами, которыми пользовался глава правительства и мешает проходу главы правительства Я спустился вниз и стал отодвигать ящик вместе с кем-то из технического персонала Авива Гефена. В это время послышался выстрел и вместе с ним крики: «Это не настоящие, не настоящие!»  Я обернулся к главе правительства и увидел, что он лежит у задней левой дверцы машины, а на нем Йорам Рубин, глава группы ближайшей охраны. Я был на расстоянии двух с половиной метров. Я подбежал к главе правительству, крича Йораму усадить его в машину, и помог ему. Глава правительства был быстро посажен в машину, и через 2-4 секунды машина тронулась…. Несколько раз попытавшись выяснить. был ли ранен глава правительства, я срочно отправился в «Ихилов».
Йорам Рубин, 5.11, больница «Ихилов», курсант Йони Гиршхорн
Я отделял главу правительства от людей справа, когда раздался выстрел. На расстоянии 1.5-2 метра от машины я услышал выстрел слева сзади. Я прыгнул на Ицхака, обхватил его, и мы оба упали на землю. Я не знаю, упал ли он из-за меня или из-за пули, но я почувствовал, что мы оба лежим на земле…. Выстрелы прекратились. Я подумал, пистолет заело. Кто-то прыгнул. Я сказал ему: «Ицхак, ты слушаешься только меня, ты не слушаешь больше никого».  По ходу дела он помогает мне встать. Я хочу сказать, что он мне полностью содействовал. Может быть, это первая стадия потери сознания, я не знаю. Мы бросились вперед, именно бросилисьВспоминая задним числом, я думаю, как человек в таков возрасте… Как мы могли так прыгнуть. Мы упали на заднее сиденье…
… Я поднял главу правительства и втолкнул его в машину. Вначале глава правительства был в сознании, и я говорил с ним в машине. Отмечу, что я с самого начала крикнул Дамти: «Езжай отсюда!» Когда мы отъехали, я спросил главу правительства, ранен ли он. Он ответил мне, что он думает, что да. Сразу же после того, как он это сказал, я увидел, что он теряет сознание. Я закричал водителю: «В Ихилов!».. (опубликовано в «Маариве», «Соф Шавуа», статья Моше Зондера, 27.9.96)

40% израильтян считают, что Игаль Амир не убивал Рабина

В опросе, проведенном в 2018 г. , был поставлен вопрос: считаете ли Вы Игаля Амира убийцей, согласно однозначному постановлению суда?
Формулировка этого вопроса отнюдь не нейтральна. Она призвана склонить как можно большее число респондентов к утвердительному ответу. Вопрос напоминает о судебном приговоре, но забывает упомянуть о том, как и в какой атмосфере проходил суд, и о том мастерстве, с которым судьи отмахивались от неудобных фактов. К тому же, известно, что в своих ответах на опросы люди не любят выходить за пределы официального консенсуса и выражать позицию, которая подвергается шельмованию в СМИ; в ответах на подобные темы налицо тенденция затушевывания свой истинной позиции. Несмотря на все это, только 60% ответили утвердительно на приведенный выше вопрос.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..