вторник, 26 ноября 2019 г.

ГРЯЗНАЯ ВОЛНА



(24.11-19) В четверг, 21 ноября, юридический советник правительства Авихай Мандельблит объявил, что главе правительства Биньямина Нетаниягу будут предъявлены обвинения в рамках предварительного расследования полиции и прокуратуры по "делам 4000, 2000 и 1000".

По трем делам премьер-министр будет обвинен в "обмане общественного доверия", а по "делу 4000", в рамках которого расследовались контакты Нетаниягу с владельцем компании "Безек" и сайта Walla! Шаулем Аловичем в 2012-2017 годах — и во взяточничестве.

По версии следствия, в качестве "взятки" фигурирует "позитивное освещение" деятельности премьера на сайте Walla! в обмен на услуги Аловичу.

"Дело 1000" связано с расследованием "незаконного получения семьей Нетаниягу подарков от бизнесменов на сумму в сотни тысяч шекелей".

"Дело 2000" рассматривает как нарушение закона контакты премьер-министра Нетаниягу с главой концерна "Едиот Ахронот" Арноном Мозесом, с которым обсуждались конкуренты этого издания.

Биньямин Нетаниягу — отверг все обвинения в свой адрес и назвал предъявление ему обвинений — "попыткой государственного переворота".

Сразу после оглашения решения юридического советника партии левого лагеря потребовали немедленной отставки Нетаниягу.


Следует подчеркнуть, что еще на этапе подготовки обвинительного заключения, когда в прессу загадочным образом стали попадать закрытые для СМИ материалы следствия — многие авторитетные израильские и зарубежные юристы отмечали беспрецедентный для мировой юридической практики характер определения понятия "взятка", которое в данном случае подразумевает "позитивное освещение в прессе".

Говорили юристы и о том, что в таком случае под суд следует отдать большинство современных политиков и даже прокуроров и судей, в качестве ответной услуги предоставляющих прессе преферен ии в освещении тех или иных событий и расширенный доступ к интересующей журналистов информации. 

В обвинительном материале масса и других странностей и нестыковок, создающих устойчивое впечатление о явной тенденциозности подхода следствия по отношению к лидеру страны. Так, например, один из фигурантов дела, по версии следствия, будучи близким другом семьи Нетаниягу, получил "в обмен на постоянные подарки — сигары, шампанское и вино"... помощь с визой в США.

Между тем, как теперь выясняется, этого бизнесмена лишили американской визы по подозрению в сотрудничестве с израильской разведкой Мосад. Таким образом, помощь государства в решении данной проблемы была совершенно оправдана. И в любом случае — была бы оказана этому бизнесмену. И т.д. и т.п.

Обычно, даже если кому-то предъявлены несправедливые (если не сказать, "высосанные из пальца") обвинения, этот человек, безусловно — всегда может доказать свою невиновность в объективном и непредвзятом суде. 

Теоретически, это действительно так. Если абстрагироваться от того, что судейский корпус в Израиле, имея достаточно широкую свободу в принятии решений в условиях прецедентного права — почти полностью принадлежит крайне-левому лагерю Израиля — стану непримиримых политических противников нынешнего премьера.

Добавим, что очень трудно требовать от человека при вынесении того или иного решения — абсолютной беспристрастности и полного абстрагирования от собственных убеждений и личностного отношения к подозреваемому.

Но главная проблема, как нам представляется, даже не в этом. 

Речь о проблеме, затрагивающей уже не только Нетаниягу и возглавляемый им правый лагерь. Ибо суть ее — в том, что "запах крови", который почувствовали в данной ситуации противники Нетаниягу в судейской системе, в прокуратуре, полиции и в политике, подтолкнул их к открытым и безрассудным действиям, угрожающим уже всей правовой системе Израиля. 

Основа основ правового государства и справедливой судебной системы — "железобетонный" принцип презумпции невиновности любого человека. На нем нет вины до тех пор, пока в судебном порядке (что подразумевает возможность использовать право апелляции и даже повторного суда с иным судебным составом) не доказано обратное. 

Создается впечатление, что многие в Израиле, мечтая "сбросить Нетаниягу" — немедленно забыли об этом базисном праве в правовом государстве, распространяющемся, в том числе (а возможно, и в первую очередь, учитывая особое значение для общества занимаемой должности) — и на премьер-министра. 

По их мнению, глава правительства должен вести себя как осужденный, чья вина неопровержимо доказана, и еще до решения суда — сдать свои полномочия и оставить занимаемую должность. 

Что произойдет, если, паче чаяния, будущий суд признает премьерB0 невиновным по всем инкриминируемых ему статьям? Кто в этом случае ответит за тот огромный ущерб, который нанесет стране (и гражданам этой страны) отстранение от обязанностей избранного лидера? Кто компенсирует огромный политический и репутационный ущерб лидеру, подвергшемуся досудебной политической расправе? 

И самое главное — победа подобного подхода к делу переворачивает все в судебной практике Израиля с ног на голову.

Зачем нужны суды, если решение о судьбе подозреваемого принимается без них, еще до вынесения судебного вердикта? Почему бы тогда не вернуться к сталинской практике "судебных троек", приговаривающих обвиняемых "в особом порядке"?

Отдельной оценки заслуживает якобы опирающееся на "прецедентные решения" требование к Нетаниягу "хотя бы сдать" имеющиеся у него министерские портфели. 

Те, кто требует этого, умалчивают, что закон (абсолютно несправедливый и противоречащий принципу презумпции невиновности), предусматривающий подобную процедуру для министров, находящихся под следствием — попросту не предполагает ситуацию, когда премьер, освобожденный от обязанности покинуть свой пост до судебного приговора, и министр, на которого это положение не распространяется — одно и то же лицо. (Уточнение. Такого закона нет. Было ТОЛКОВАНИЕ закона Верховным судом по делу министра Пинхаси, ставшее прецедентом. Еще один пример узурпации Верховным судом законодательной функции ему не принадлежащей.  Д.М.)

В данном же случае, оставлять премьера в его должности и лишать его же министерских полномочий — полнейший абсурд. Кроме того (еще раз подчеркнем), что ограничивать полномочия министра по таким причинам, означает — нарушать его право на презумпцию невиновности. 

В любом случае, мы стали свидетелями фронтального наступления всех сил, представляющих левый лагерь, которые ждали своего часа 10, а то и 25 лет. Теперь жажда крови Нетаниягу — заставляет эти силы полностью сбросить маски и, закусив удила, нестись на "перехват" добычи.

Складывается впечатление, что эта "мутная волна" не закончится на обвинительном заключении.  Она пойдет дальше. Воодушевившись "успехом", левый истеблишмент, поддерживаемый судебной и прокурорской системой, идет, что называется, ва-банк. Чтобы сокрушить, а если получится — "стереть в порошок" премьер-министра, который был по впечатлению очень многих людей, не только самым успешным премьером Израиля за последние десятилетия, но и самым уважаемым и успешным политиком международного масштаба. Его уважают, к нему прислушиваются страны Африки и Южной Америки, Китай, Индия, Россия, Япония и т.д. Не говоря уже об отношениях с США и новыми лидерами Европы — лидерами Венгрии, Чехии, Италии, Британии и т.д.

И только на родине, вопреки всему этому (а возможно, именно поэтому) сегодня данного политика хотят растоптать. Только потому, что он "чужой" для левого истеблишмента.

Надо признать, что в настоящее время политики и депутаты Кнессета находятся в состоянии прострации.

В ближайшие дни обоим политическим лагерям придется вырабатывать пути влияния на общественное мнение в новой ситуации, в которой оказалась страна.

Рядовые граждане, понимающие, что со стороны левого истеблишмента пытаются нанести удар по их праву выбирать политического лидера страны — еще не сказали своего "последнего слова". И мы даже не хотим думать, в какие формы в таких обстоятельствах может вылиться гражданский протест.

В любом случае, нам не кажется, что, к примеру, прозвучавший вчера из уст лидера левой партии Авода Амира Переца призыв к Нетаниягу: "Уходи, мы будем работать вместо тебя!" — способен успокоить израильское общество.

О том, что именно будет означать для граждан страны эта "работа" партии, инициировавшей кровавый "мирный процесса Осло" — израильтяне очень хорошо знают по личному опыту.

Можно предположить, что им вряд ли понравится такая замена "работников". Да еще — и вопреки их четко выраженной на выборах политической воле.

Значимое большинство неарабских граждан страны предпочитает видеть у власти право-религиозный лагерь, а премьером — Нетаниягу.
                http://www.evrey.com/sitep/analysis/index.php#241 

3 комментария:

  1. Против Нетаниягу ведется грязная война.
    1.Читая заявления различных израильских политиков невольно обращаешь внимание на убогий, примитивный язык их выступлений. Может быть это дефект перевода?
    2. Истинная вина Нетаниягу в попустительстве арабам и поддержке их террора.
    Как относятся к этому израильтяне должны показать выборы.
    3. Недопустимо уголовное и всякое другое преследование действующего Премьера.
    4. Выбор между левой сволочью и почти правым Нетаниягу - на карту поставлено само существование Израиля.

    ОтветитьУдалить
  2. Хочу отметить "выдающуюся" роль Либермана в создавшемся кризисе(читай - попытке переворота), явившего своё истинное лицо беспринцыпного интригана, которому глубоко безралично происходящее. Вспомните "вонючий трюк" Переца, который привел к падению правительства Шамира и трагедии Осло

    ОтветитьУдалить
  3. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..