четверг, 24 октября 2019 г.

Что делать? Проблема «лишних людей».



Что делать? Проблема «лишних людей».
                                                             Борис Гулько

Учившиеся в советской школе помнят, что главной темой русской литературы представляли нам проблему лишнего человека. Онегин, Печорин, кажется, Обломов – назначались «лишними людьми». Это – в соответствии с Белинским и Писаревым. Для Пушкина и Лермонтова лишними, по лёгкости, с которой авторы их убили, были, наверное – Ленский и Грушницкий. А себя писатели отождествляли, наверняка, с героями их главных книг. Аналогично Гюставу Флоберу, заявившему: «Госпожа Бовари – это я».
Полезным человеком, не лишним, в школе учили полагать Базарова, препарировавшего лягушек. А в принципе нелишним человеком считался тот, кто делал нечто полезное для других: булочник, врач, гробовщик, сапожник. Козьма Прутков о последнем, правда, не согласился бы: «Весьма остроумно замечает Фейербах, что взоры беспутного сапожника следят за штопором, а не за шилом, отчего и происходят мозоли». Из-за этого обувь в СССР старались «доставать» импортную, а плохого работника в любой области обзывали «сапожником».
Мой университетский товарищ огорчался бессмысленности моего занятия: шахматисты могли бы использовать свои мозги для чего-то полезного вместо того, чтобы без пользы передвигать фигуры по доске – утверждал он. Я не соглашался, и причислял себя к полезнейшим людям в СССР – я не делал ничего вредного: не клепал танки и не мастерил другое оружие, как работавшая на войну страна; не уродовал природу «социалистическим производством», отравляя Байкал, осушая Арал или как-то ещё; не плодил монстров на идеологической ниве; не насиловал социализмом близкие и дальние к СССР народы. Человек 8 из моих соучеников по факультету психологии забрали работать в КГБ, но мне не предлагали. И не только из-за 5-го пункта паспорта. В каждой группе на гуманитарных факультетах МГУ содержали стукачей, и я в благонадёжные никак не попадал. В общем, я был в СССР «лишним человеком», не творя в отличии от большинства его граждан, зло.
В современной Америке понятие «лишнего человека» приобрело иной смысл. При нынешней производительности труда, автоматизации и роботизации, народному хозяйству не требуется много людей. 2% американцев – фермеры – кормят страну и большую часть заграницы. Трудолюбивые китайцы снабжают Америку и мир ширпотребом. На всех работы не хватает, и период обучения молодёжи в Америке удлинили. Люди вливаются в массу работающих зачастую лишь после 30-ти. Изобретаются новые бессмысленные должности. Так в школах, колледжах и университетах кроме преподавателей появились всевозможные канцлеры-воспитатели и их помощники – по феминизму, гомосексуализму, расизму и прочее. От этого, правда, стоимость высшего образования взметнулась за облака, но появилась возможность пристроить куда-то «лишних» выпускников. Начала реализовываться идея «гарантированного дохода». Это когда неработающим платят «как бы зарплату» на уровне работающих. Америка может себе это позволить. Но армия людей без занятий создаст со временем непредсказуемые социальные проблемы.
А тут ещё ближайшие годы несут новую технологическую революцию, которая лишит занятия огромную массу народа: создание компьютера-водителя для автомобилей и постепенно для всего движущегося: автобусов, тракторов, танков, самолётов. Окажутся без работы представители самых массовых профессий. Уже сейчас размылись функции пилотов. Недавно в одном российском самолёте вышел из строя «автопилот» и выяснилось, что пилот не умеет управлять самолётом. А зачем ему было учиться, если это всё делал компьютер?
Не надо думать, что я, сноб, пишу так о работе ручной. Интеллектуальная исчезает с неменьшей скоростью. И началось всё с шахмат. Сейчас в турнирный зал часто пропускают как в самолёт – через металлоискатель. А мой знакомый отказывался начать партию, пока его партнёр не снимет ботинки и не покажет, не прячет ли в них что. Увы – компьютеры сегодня много сильней белковых шахматистов. И жульничество с использованием их подсказок – реальная проблема соревнований. А что будут делать, когда в мозг начнут вживлять чип с дополнительной памятью и возможностью подключаться к сети? Оставлять голову у входа в турнирный зал? Даже многие медицинские профессии становятся заменяемы компьютерами.
Мне рассказывали, что японцы, разлюбившие заводить детей, компенсируют проблему своего демографического вырождения не завозом эмигрантов из диких стран как европейцы, а заменой белковых работников роботами. Можно себе представить, как будет выглядеть японское общество, когда этот процесс зайдёт далеко.
В Израиле, единственном из развитых стран, демография, к счастью, здоровая. И это чревато появлением «лишних людей». Происходит «утечка мозгов» – квалифицированные специалисты, талантливые учёные уезжают в другие страны и становятся там профессорами университетов, пионерами хайтека. Я слышал мнение, что даже нобелевская премия зачастую не гарантирует учёному, что он сможет возглавить в Израиле лабораторию. Что делать – страна маленькая и, несмотря на буйное развитие экономики говорят о «стране старт-ап», здесь всё же происходит перепроизводство талантов.
Пожившие в СССР помнят тяжёлую задачу – избежать армии. Я считал когда-то, что попасть там в армию и в тюрьму – несчастия одного порядка. Советская армия была известна самодурством офицеров, дедовщиной, высоким уровнем гибели солдат на ученьях, самострелами, самоубийствами. А если армия использовалась по её прямому назначению, то это практически всегда было во зло.
Иное дело в Израиле. Здесь армия реально защищает страну и служба в ней почётна. Для попадания в боевые части нужно проходить конкурс. Желающих рисковать жизнью больше, чем требуется. Высокомотивированная и высокотехнологичная армия не нуждается в таком количестве новобранцев, которое поставляет ей всеобщая воинская повинность.
Но тут возникает моральная проблема: кто-то будет рисковать жизнью, а кто-то нет. Эта тема обсуждается в Торе: «Пусть надзиратели скажут народу: Кто построил новый дом и не поселился в нем, пусть идет домой, чтобы (не получилось так, что) он погибнет на войне, а другой в нем поселится. А кто посадил виноградник и не собрал урожая, пусть идет домой, чтобы (не получилось так, что) он погибнет на войне, а другой соберет урожай. А кто обручился с невестой и еще не женился, пусть идет домой, чтобы (не получилось так, что) он погибнет на войне, а другой возьмет его невесту в жены. И пусть надзиратели еще скажут народу: Кто боязлив и слаб духом, пусть идет домой, чтобы не ослабить дух у других» (Второзаконие 20:5-8). Наши мудрецы поясняют, что весь этот отрывок дан нам ради последней фразы – чтобы боящимся было не стыдно покинуть сражающихся, и не ослаблять их дух. Предпочтительнее меньшая армия смельчаков, чем большая, разбавленная боязливыми. Этот принцип, мы видим, учитывается ныне при формировании боевых частей ЦАХАЛа.
Похоже, личная смелость в Израиле, существование которого напрямую зависит от мужества его защитников, уже не так впечатляет многих его граждан. Премьер-министр Беньямин Нетаньяху – бывший спецназовец, участник рискованнейших операций, раненный террористами при освобождении самолёта, тонувший в Суэцком канале. Но на последних выборах значительная часть избирателей предпочли геройскому Биби лидеров партии Еш Атид Яира Лапида и партии НДИ Авигдора Либермана, вовремя «посадивших виноградник и не собравших урожая», зато обещавших заблокировать новый премьерский срок Нетаньяху. Успех этих политиков связан с настороженностью многих секулярных израильтян относительно быстро растущей части населения Израиля ультра-ортодоксов – «харидим».
Харидим видят свою жизненную задачу в изучении безграничной иудейской премудрости и в хранении еврейской традиции. Они – естественные союзники национально ориентированной партии Ликуд, возглавляемой Нетаньяху. Основа левых идеологий иная: социализм, космополитизм, секуляризм. И если симпатии к социализму в Израиле увядают вместе с партией Авода (или как она там сейчас называется), отказ от еврейского характера Израиля всё ещё популярен среди левых интеллектуалов. Лидер партии «Бело-голубых» сумрачный генерал Ганц обещал им, в случае прихода к власти, отменить закон об еврейском характере государства, проведённый Биби. Также популярны у секулярных израильтян, особенно среди эмигрантов из бывшего СССР – базы партии НДИ, законодательные изменения, связанные с размыванием еврейского характера Израиля – соблюдения правил Шаббата на транспорте и в торговле.
Особенно огорчает анти-харидимную часть израильтян, определивших их голосование за Еш Атид и НДИ, нежелание учащихся «харидимных» йешив получать светские профессии и служить в армии. И не так важно для них, что эти жалобы не очень обоснованы. Владимир (Зеев) Янкелевич в недавной публикации сообщил, что по данным за апрель 2019 года среди 1 миллион 79 тысяч израильских харидим 52.6% мужчин и 76.5% женщин работают. Многие юноши из харидим согласны служить в воинских частях, в которых отсутствуют девушки.
Община харидим обеспечивает иудейскую доминанту израильского общества, повышает его общий духовный уровень, и как показывают данные Янкелевича – служит резервуаром трудовых и военных резервов. А также, она снимает проблему «лишних людей» в обществе, обеспечивая высокоинтеллектуальное и духовное занятие способным на него.
Проблема «лишних людей», грозящая другим странам постиндустриального общества, Израилю не грозит. Благодаря широкой сети иудейского образования, здесь многие знают, что делать.  

Новая книга Бориса Гулько:
Двухтомник «Поиски смыслов». 136 избранных эссе, написанных с 2015 по 2019 годы.
$30 в США, 100 шекелей в Израиле. Е-мейл для заказа: gmgulko@gmail.com
По этому же е-мейлу можно заказать и другие книги Бориса Гулько

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..