воскресенье, 8 сентября 2019 г.

ЕВРЕЙ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Еврей особого назначения

05.09.2019

Он лично вербовал агентов и внедрял их в арабскую верхушку, водил дружбу с королём Иордании и богемными бейрутскими журналистами. И сам того не осознавая, Элияс Сассун основал сильнейшую разведку в мире.

Израильский сериал «Фауда» приобрел невероятную популярность не только на Западе, но и в арабском мире. Сама ярость, с которой консервативные лидеры в арабских странах призывают бойкотировать «сионистский сериал, несущий угрозу исламу», свидетельствует об уровне популярности и воздействия «Фауды» на зрителей. И объясняется это сценарием, который повествует о бойцах израильского спецназа особого назначения, называемых также «мистааравим», то есть «подделывающиеся под арабов». Этот спецназ действует среди палестинского населения с целью предотвращения терактов и ликвидации террористов.
Сам термин «мистааравим» возник еще в Средние века. Им обозначали евреев и христиан, сохранивших свою религиозную идентичность, но воспринявших также арабские язык и культуру. Люди именно такого склада и основали современную израильскую разведку. И одним из них был – Элияс Сассун.
***
Он родился в еврейском квартале Дамаска в 1902 году в известной и богатой много поколений семье. Его отец – уважаемый в городе коммерсант – был одним из руководителей еврейской общины и пользовался авторитетом даже среди мусульман: именно он разрешал часто возникающие конфликты с ними. Элияс унаследовал от отца эту способность – создавать и расширять связи, используя быстрое мышление и личное обаяние. И как оказалось впоследствии, это были ключевые навыки для разведчика.
Юный Элияс закончил в Дамаске франкоязычную еврейскую гимназию, а потом учился в Бейруте в университете Сан-Жозеф – лучшем университете арабского мира на тот момент. И параллельно начал заниматься журналистикой. Видимо, в Бейруте он впервые и познакомился с сионистами. Именно туда во время Первой мировой войны османские власти выслали «неблагонадежный сионистский элемент» из контролируемой ими Палестины. Одним из таких ссыльных был Иосиф-Иоэль Ривлин – известный востоковед, переводчик Корана на иврит и отец нынешнего президента Израиля. Другим изгнанником стал писатель Иегуда Бурла – видный представитель сефардской элиты Иерусалима. Оказавшись в этом кругу, Элияс Сассун достаточно быстро проникся сионистскими идеями.
В 1920 году он решает радикально изменить свою жизнь – бросает всё и переезжает в Палестину. Чем занимается там поначалу этот вчерашний студент – до сих пор доподлинно неизвестно, но к 1930-м годам он выходит на авансцену и оказывается уже достаточно хорошо зарекомендовавшим себя бойцом в среде подпольных сил еврейской самообороны.
После еврейских погромов, прошедших волной по Палестине и инициированных гитлеровским приспешником муфтием Иерусалима Амином аль-Хусейни, руководство еврейских сил самообороны осознало, что необходимо создавать разведку, которая предотвратит новые атаки против еврейского населения или хотя бы предупредит о них. Именно Элиясу Сассуну было поручено основать этот «арабский отдел» Еврейского агентства, которое в то время выполняло функцию правительства для еврейского населения Палестины.
И он использовал свои многогранные навыки и дарования по полной, очень скоро зарекомендовав себя как аса разведки, в том числе и лично вербуя местных арабов и внедряя их в арабскую верхушку. Также оказалось, что Сассун сохранил свои многочисленные связи в Дамаске и Бейруте. Принимая в расчёт хроническую бедность большинства арабских коллег-журналистов, он, слегка «подкармливая» их, получал критически важную информацию о решениях муфтия аль-Хусейни и планах «Арабского комитета Палестины».
Однажды Сассун и сам лично встречался с муфтием. Обстоятельства той встречи и по сей день покрыты завесой тайны, но, вероятно, Элияс рассчитывал, что его знания арабской ментальности и культуры хватит, дабы договориться с муфтием о мирном сосуществовании еврейских и мусульманских жителей Палестины. Но та встреча ни к чему не привела. Сассун вышел с неё с чётким пониманием, что муфтий – это непримиримый враг, и пока он руководит арабами, шансов на примирение с ними нет.
В подтверждение этому в конце 1930-х годов участились случаи нападения на евреев, причем как организованных арабской политической верхушкой, так и спонтанных, и хаотических – со стороны местных арабских банд. И одних агентурных сведений для предотвращения этого вала атак было уже недостаточно. Ответ на этот вызов Элияс Сассун нашёл вполне себе технологический, основав, как бы сказали сейчас, израильскую электронную разведку: его люди в Сирии и Ливане наладили прослушку телефонов высокопоставленных арабских политиков и редакций местных газет. Причём выполнено это задание было людьми, не имеющими военных или особых технологических навыков.
Вероятно, к тому же времени относится поиск выходов на руководителей арабских стран и налаживание с ними личных контактов, чем активно занимался Сассун. И это его «знакомство на высшем уровне» обнаружилось и очень помогло молодому еврейскому государству в дни Войны за независимость в 1948 году. Когда плененные еврейские защитники иерусалимского Старого города были переправлены в Иорданию, именно Элияс вместе с Моше Даяном отправился в Амман на переговоры по освобождению, во время которых и вскрылось давнее личное знакомство Сассуна с королем Иордании Абдаллой I. В результате король принял израильскую делегацию по-дружески, освободил пленных и даже вернул свиток Торы, который иорданские солдаты забрали из иерусалимской синагоги в качестве трофея. Примечательно, что заложенные Сассуном отношения между Израилем и Иорданией остались тёплыми до сих пор – Хашимитское королевство, пожалуй, единственная дружественно настроенная к еврейскому государству страна в регионе, а нынешний король Абдалла II любит отдыхать на своей яхте в израильских водах Красного моря.
После победы в Войне за независимость Элияс Сассун сделал политическую карьеру. Сначала был послом в Италии и Турции, затем – депутатом Кнессета, потом – министром полиции и почты. Он скончался в 1978 году, и вместе с ним ушёл в небытие этот типаж людей, одинаково разбирающихся и в арабской, и в еврейской ментальности. Живущих на два мира, можно сказать.
Он сделал выбор в пользу сионизма, но следует помнить, что в ту эпоху были и иные возможности – ведь арабский мир был тогда абсолютно другим! Дамаск и Бейрут под французским мандатом были большими космополитными городами, в которых бурлила культурная жизнь. По сравнению с этими метрополиями Леванта тогдашние Тель-Авив и Иерусалим были просто захолустьем Османской империи или второстепенной британской колонией. И студент престижнейшего вуза с блестящим коммерческим будущим бросил блестящую жизнь в Леванте ради реализации бредовой, как тогда многим казалось, утопии, да ещё и под руководством чуждых ему выходцев из российских и польских местечек.

Однако сказка стала былью: Израиль возник, выжил и усилился вопреки всем прогнозам. А вот арабский мир стал развиваться в обратном от радужных ожиданий направлении: вместо либеральных проевропейских режимов там возникли кровавые диктатуры, в которых для евреев места уже не было. Но жизнь и приключения Элияса Сассуна иллюстрируют, что враждебное отношение мусульман к евреям – просто порождение исторических обстоятельств, а не предначертанная историей данность: в конце концов, большинство агентов и друзей Сассуна были арабами, и они прекрасно знали, чем он на самом деле занимается.
Александр Гринберг

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..