воскресенье, 8 сентября 2019 г.

ХАРЬКОВСКАЯ ЧК - СТЕРТО ИЗ ИСТОРИИ

Данная история, основанная исключительно на исторических фактах и собранных доказательствах, затронет сразу три значимых аспекта: во-первых она проиллюстрирует деятельность советской власти в городе, многие жители которого по воле злого рока (а может, и простого безумия), до сих пор с вожделением ожидают ее возвращения. Во вторых, она покажет степень участия отдельных украинцев в “красном терроре” и, наконец, откроет истинные корни ненависти большевиков к нашему народу.

Но обо всем – по порядку.

Пожалуй, главным “героем” этой истории по праву может считаться щірий українець Саенко Степан Афанасьевич, комендант Харьковской ЧК в первой половине 1919 года.

Справка: Степан Афанасьевич Саенко (02.08.1886 — 17.08.1973). Чекист, комендант Харьковской ЧК в 1919 году, активный проводник «Красного террора». С 1924 года, до выхода на пенсию занимал руководящие должности в различных предприятиях города Харькова.

Родился в 1886 году в рабочей семье в Полтаве. Основной профессией Степана было столярное дело, которым он начал заниматься с 1898 года. С 12 лет работал на железной дороге в Харькове. По некоторой информации  – отбывал срок на каторге за уголовные дела.

Весной 1915 года был арестован по обвинению в дезертирстве и отправлен на фронт, откуда в феврале 1917 бежал в Харьков. 27 марта 1917 года вступает в РСДРП. По заданию горкома партии формирует отряд Красной гвардии в Ивановском районе, которым командует в октябрьские дни 1917 года.

Весной 1918 года Саенко с мандатом особоуполномоченного ВЧК прибыл в Беленихино во главе 3-го Тверского отряда особого назначения. Станция Беленихино в то время была пограничной и прифронтовой, через неё проходила демаркационная линия между Россией и Украиной. На Саенко возлагалась обязанность обеспечивать работу пограничного кордона. В июле 1918 года он становится и комендантом станции. В декабре 1918 приказом наркомвнудела УССР Е. Бош был назначен военным комендантом Белгорода. Начальником местной милиции в это время был его брат Владимир, летом 1919 повешенный белогвардейцами. Затем был заместителем коменданта Харькова П. Кина.

В 1919 году занимает пост командира комендантского взвода Харьковской ЧК, затем Отряда особого назначения, помощника начальника уголовного розыска Харьковского губисполкома. Именно в это время он совершает большинство приписываемых ему злодеяний, в том числе расстрел Епископа Никодима. Как писал Велимир Хлебников, «Специальность харьковского ЧК, где действовал Саенко, было, например, скальпирование и снимание перчатки с кистей рук», или: «Тот город славился именем Саенки. Про него рассказывали, что он говорил, что из всех яблок он любит только глазные…» (по материалам Википедии).
.
Итак, Харьковская ЧК располагалась по ул. Чайковской, 16 (ранее этот дом был №5), где и заведовал Саенко. В подвальном помещении указанного строения большевик и проводил жуткие пытки пленных, имеющих всего один исход – смерть в жутких муках. Как сказано выше, Саенко приводил в исполнение смертные приговора сам и исключительно саблей (передал ее музею сам, представлена на фото), так как считал пули бездушным и бесконтактным видом казни.

Дать оценку харьковской ЧК пыталась следственная комиссия еще в июне 1919-го года. Однако, используя связи на самом верху, Саенко удалось дело замять. Отдел пропаганды при Главкоме ВСЮР в документе «Сводка сведений о злодеяниях и беззакониях большевиков № 19» от 29 июня 1919 года сообщал такую информацию:

“Харьковская Чрезвычайка, насчитывавшая до 1500 агентов, работала вовсю. Ежедневно арестовывались сотни лиц. В подвальном этаже дома, в котором помещалась Чрезвычайка, имелось три больших комнаты. Эти комнаты всегда бывали переполненными до такой степени, что арестованным приходилось стоять. В распоряжении Чрезвычайки имелась специальная китайская рота, которая пытала арестованных при допросах и расстреливала обреченных. Ежедневно расстреливалось от 40 до 50 человек, причем в последние дни (перед приходом в Харьков Добровольческой Армии в июне 1919 года) эта цифра сильно возросла. В числе других большевиками расстреляны бывший иркутский губернатор Бантыш с сыном, генералы Нечаев и Кусков и князь Путятин. По приблизительному подсчету большевиками расстреляно в Харькове свыше 1000 человек”.

Несмотря на это, никаких мер предпринято не было, и харьковская ЧК продолжила свой “нелегкий труд на благо революции” аж до ее ликвидации в 1922-м году, после чего и были проведены шокирующие раскопки, в результате которых в заднем дворе указанного адреса были найдены тела более чем двухсот человек.

В разгар активности работы ЧК с трупами там уже не церемонились, и попросту сбрасывали в ров, именуемый в народе “Кошачий Яр” (смотрите фото).


Большинство трупов было обезображено: скальпировано, срезана кожа кистей рук (была найдена отдельно в самом кабинете Саенко), раздроблены черепа (предположительно гирей), и прочие увечья, свидетельствующие о чудовищных пытках.

Рассказывать об отдельных эпизодах деятельности Саенко бессмысленно – их не перечесть. И все они доступны в сети по поисковому запросу “Красный террор”, посему остановлюсь на моментах, которых там нет.

Упомянутое выше здание сохранилось и по сей день: на удивление, в нем сегодня живут люди (!) а в подвальном помещении (том самом…) расположился местный ЖЭК.

На наши вопросы, известно ли им о том, что это за здание – отвечают неохотно, однако подтверждают, что им известно все – как, впрочем, и всем остальным, проживающим тут. Единственное, что остается загадкой – это замурованная часть подвала (смотрите фото) которая замурована как с лицевой стороны, так и с наружной. Сотрудники ЖЭКа озвучили совершенно фантастическую версию: мол там была (видимо и есть) угольная шахта, однако площадь замурованных комнат и высота потолка исключает такую возможность.


Примечательно и то, что под зданием расположена целая система подземных тоннелей неизвестного происхождения, однако исследовать их не представилось возможным, поскольку с нами не было диггеров.

Сказать, что стены здания по сей день хранят боль и ужас того периода – ничего не сказать. Один внешний вид этого здания вводит в ступор, а из подвала и стен веет холодом и трупным запахом, вся растительность по близости уродлива и обезображена – ужас, сотворенный тут чекистами, повлиял на все вокруг.

Собственно, предметы, изображенные на прилагаемых фото, Саенко принес в исторический музей сам, и до смерти гордился тем, что сделал.


Умер Саенко в почетном возрасте от биологической старости, так и прожив всю жизнь в Харькове бок-о-бок с теми, родных которых казнил. Он захоронен на “Квартале старых большевиков” (отдельный район элитного харьковского кладбища, смотрите фото) в окружении только лишь себе подобных палачей, деятельность которых заслуживает отдельного внимания (чем и займусь в будущем), но вот что откровенно бросается в глаза: хотя все они (старые большевики) взяли себе русские фамилии, но имена и отчества их (а тем более лица…) остались неизменны: Роза, Сара, Виссарион… Думаю не имеет смысла перечислять всех, ведь практически все они – евреи (просто посетите “квартал старых большевиков”), и все они умерли от почетной старости.
На приложенном видео – документальные съемки раскопок по этому самому адресу. Видео шокирует, но его необходимо посмотреть для понимания масштабов злодеяний.
 Александр РЕТИВОВ

1 комментарий:

  1. что хотел сказать Красильщиков публикацией этой статьи?

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..