пятница, 2 августа 2019 г.

О ТЕРМИНЕ "ФАШИЗМ"

  • 

О ТЕРМИНЕ ФАШИЗМ

Очень не люблю слово «фашизм». Мало того, что оно, в первородном смысле своем обозначает реакционное социально-политическое течение, властвовавшее более двух десятилетий над итальянским народом, и терзавшее его, этот термин уже лет 75 используется оболванивающей пропагандой для отвлечения общественного сознания от истинно джихадных процессов ХХ -XXI вв.

Интеллектуальная продукция разного рода школ и учений, штампуемая и культивируемая  на кафедрах социологии и истории университетов цивилизованных стран, окрашивается, преимущественно, в красные и розовые тона. У оракулов, возглавляющих эту индустрию, принято обзывают «фашизмом» практически любое политическое течение, идущее вразрез с их учениями. Особенно достается тем течениям и политикам, что стремятся к усилению роли государства в жизни общества или ратуют за национальное возрождение.
Собственно, фашистская власть — диктатура Бенито Муссолини, правившая в 20-40 гг прошлого века в Италии, наложила, естественно, мохнатую лапу на общественные свободы, но она не посягала, по большому счету, на экономические свободы граждан и частнопредпринимательскую деятельность. Примерно такая же ситуация была в «фашистских», по привычному выражению розово-красных «интеллектуалов», режимах, установившихся в те времена в Венгрии, Румынии, Болгарии, Испании и Португалии. Эти диктатуры, так же, как и режим Муссолини, первый и последний, кстати сказать, фашистский, в мировой истории, решали согласно своему пониманию, внутренние проблемы своих стран и народов, руководствуясь, по большей части, симбиозом социалистических и националистических идей. Причины прихода к власти таких режимов были разными.
Обломки проигравшей первую мировую войну и распавшейся империи Габсбургов, утратившие навыки государственного управления еще в средние века, переживали анархически-баламутный «переходный возраст», который совпал с мировым экономическим кризисом, и требовалась «сильная рука» для усмирения неуправляемой страны-подростка, наведения в ней хоть какого-то порядка, согласования потребностей населения с объективными возможностями общества.
В Испании Франко подавил разгул экспортированного Интернационалом Красного джихада, доведшего страну до гражданской войны. Антиджихадисты каудильо (в который раз на Пиренеях!) ту войну выиграли и, удерживая свой разбушевавшийся народ в жестких рамках диктатуры, постепенно подготовили его к возможности цивильного демократического правления, на что потребовалось около сорок лет (как евреям, водимым Моше по Синаю)…
Но все эти режимы, даже самые жестокие из них, повторяю, преследовали локально-национальные цели. Никто не провозглашал джихад, силовое создание некоей новой общности людей, которым покорится мир. А соучастие их в Коричневом гитлеровском джихаде было, как правило, вынужденным, неохотным и, по немецким меркам — халтурным. Диктаторы эти пытались, естественно, выловить свою рыбку в мутном потоке второй мировой ХХ века, но фашистами среди них были, все-таки, лишь итальянские приспешники Муссолини… Ярлык же «фашизма» был для начала навешан советской пропагандой 30-х годов на немецкий национал-социализм — явление, близкое по духу и методам социализму сталинскому, дабы заклеймить и опорочить это идеологически конкурентное движение в глазах советских людей. С тех пор слово «фашизм» превратилось в ругательство, подобное словам-изгоям, обозначающим вполне конкретные и жизненно необходимые понятия: половые органы и секс, но выброшенные ханжеством и цензурой из литературного русского языка, и употребляемые отдельными несознательными его носителями для выражения отрицательных эмоций в самых разнообразных, никак уже не связанных с сексом случаях.
Сам же фашизм, настоящий, фирменного итальянского разлива, исчез как общественно-политическое явление более шестидесяти лет назад, после поражения Италии во второй мировой и ее демократического «перевоспитания» под оккупацией союзников, и более не давал серьезных рецидивов. Потому совершенно безграмотной дикостью «интеллектуальных гуру» современного общества представляются словесные конструкции вроде«исламо-фашизм» вместо «ислам, мохаммеданство» или«коммуно-фашизм» вместо «марксизм-ленинизм«. То есть, для начала название более раннего явления («фашизм») перенесли на более позднее («национал-социализм»), дабы не порочить священное слово «социализм», а, впоследствии, введя в привычку это отождествление, и превратив слово «фашизм»  в матерное ругательство, вешают его на все, что не нравится! Будто Мохаммед и Маркс с Лениным учились чему-то у Гитлера?! Все перевернуто с ног на голову! Но таковы логика и, вообще, мыслительные способности гуманитариев-интеллектуалов: политологов, историков, журналистов! Люди, оперирующие словами, и не в лирической поэзии, где, быть может, и все дозволено, не интересуются истинным смыслом слов!

2 комментария:

  1. В переводе С.Я. Маршака "Судил он и правил с дубового трона, не ведая правил, не зная закона"

    ОтветитьУдалить
  2. “Да, да! Почему вас так пугает слово «фашизм», Дормэс? Это – только слово… только слово! И, быть может, не так уж это и плохо для обуздания ленивых шалопаев, которые кормятся пособием и живут за счет моего подоходного налога, да и за счет вашего. Может, не так это и плохо иметь “настоящего сильного человека вроде Гитлера или Муссолини… или же вроде Наполеона и Бисмарка в доброе старое время… и чтобы он действительно правил страной и сделал ее снова благоденствующей и процветающей. Иными словами, хорошо бы заполучить доктора, который не станет обращать внимания ни на какие отговорки, а действительно возьмет пациента в руки да заставит его выздороветь, хочет он того или нет!”

    Excerpt From: Льюис, Синклер. “У нас это невозможно.” «Правда», 1965. i


    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..