понедельник, 11 марта 2019 г.

СОЦСЕТЯМ РОТ НЕ ЗАТКНЁШЬ

Соцсетям рот не заткнешь

В прошлом Хаим Зисович был редактором и ведущим программы новостей радиостанции «Голос Израиля». Сегодня он – медиаконсультант и пресс-секретарь Бар-Иланского университета.
Хаим Зисович: «Запреты и ограничения на трансляцию мероприятий в наши дни настолько бесполезны, что они выводят основные СМИ с информационного поля».
Так, председатель ЦИК, судья Хаим Мельцер запретил вести прямую трансляцию речи премьер-министра Нетаниягу на открытии избирательной кампании «Ликуда» — а лишь с 10-минутной задержкой, «чтобы позволить редакторам новостей решить, не идет ли речь о предывыборной пропаганде».
Нетаниягу «твитнул» в ответ: «Каждый вечер левые пропагандистские каналы предоставляют платформу левой партии Ганца и Лапида. Но когда доходит до «Ликуда», это называется «предвыборной пропагандой». И призвал публику послушать его речь на его странице в «Фейсбуке» — «без задержек и цензуры».
«Ситуация, при которой все СМИ, выполняя указание председателя ЦИКа, давали с задержкой речь Нетаниягу, в то время, как социальные сети передавали ее в прямой трансляции, просто абсурдна, – сказал Хаим Зисович. – Запреты и ограничения трансляций сегодня бесполезны и лишь делают крупные СМИ второстепенными».
-Как можно ожидать от редактора теле- или радиоканала, что он сможет за несколько минут решить, где – новостное сообщение, а где – предвыборная пропаганда? Ведь все, абсолютно все, что транслируется и снимается в рамках предвыборной кампании, является пропагандой – даже видеоклип, где Ганц угощается фалафелем. Каждое действие и каждое высказываение политика – и уж, тем более, в предвыборную страду – элемент его предвыборной пропаганды. И потому все эти запреты неуместны.
— Но, быть может, есть критические моменты, когда ограничения или запреты на публикацию оправданы? Такие, как сообщения о гибели солдата прежде, чем будут оповещены его родные.
-Даже в этой ситуации запреты неэффективны. Это просто не работает. Цензура накладывает запрет на публикацию имени погибшего, пока трагическую весть не сообщили его родным. В 1980-е это еще имело смысл. Но сейчас, в эпоху смартфонов – уже нет.
Точно так же судебные запреты на публикацию пережили свое время. Когда-то был запрет на публикацию сообщений об убийстве семьи Кадури в иерусалимском квартале Тальпиот. Главный подозреваемый в убийстве был арестован и затем отправлен под домашний арест. Но по силуэту его фотографии можно было догадаться, кто он. Так же и сообщения вроде «арестован знаменитый певец» или «высокопоставленный правительственный чиновник подозревается в мошенничестве» сегодня неуместны, потому что эти запреты не распространяются на социальные сети.
Эти запреты становятся все более и более бессмысленными по мере того, как наша жизнь все в большей степени документируется. Мы живем в эру исчезновения приватности и приближаемся к эпохе, когда человек вообще не сможет скрывать свои мысли. В такой ситуации говорить о запретах на публикацию просто смешно.
Вместо того, чтобы спускать СМИ запреты сверху, стоит дать редакторам возможность решать самим, что передавать в прямой трансляции, а что – нет, и вообще, решить, каковы общие правила телетрансляции.
— Это решение видится вам практически применимым?
— Если честно, это – правильное решение, но, похоже, реализовать его непросто, и причина в том, что не существует диалога между различными СМИ, как было прежде, зато идет война всех против всех. Когда я рассуждаю о том, что журналистская этика исчезает на глазах, я чувствую, что я – какое-то ископаемое. Быть может, подобный диалог может сработать, только когда речь идет о крупных СМИ. Мелкие СМИ всегда будут чувствовать, что они не обязаны следовать никаким правилам.
Таким образом, необходимо, чтобы ведущие СМИ существовали. Сделать так, чтобы люди хотели читать газеты и слушать радио. Это связано и с необходимостью бороться за сохранение доверия общественности к такой прессе, которая проявляет осмотрительность и проверяет факты, а не опирается лишь на коммерческие критерии или рейтинг. Но сегодня такого просто нет.
Остается лишь пожалеть, что не существует зубастого Совета по делам прессы. Он мог бы установить стандарты, сформулировать правила и следить за их выполнением относительно публикации журналистских материалов, и тем самым повысить доверие общественности к прессе. Решение поставить во главе Совета отставного судью Далию Дорнер было ошибочным. Эта должность не для судьи, потому что критерий, с которым судья подходит к оценке того или иного явления, это «законно – незаконно», а не «нравственно – безнравственно».
— Многие СМИ высказывают критику по поводу того, что претенденты на пост премьер-министра Нетаниягу и Ганц отказываются давать интервью и предпочитают выдавать заявления – и это при том, что им не приходится отвечать на неудобные вопросы. Они поступают правильно?
— С точки зрения предвыборной кампании, это – мудрое решение. Дискуссия по вопросам выборов крайне поверхностна. Все, что нам известно о Бени Ганце, как политике – что его рост – метр девяносто. Благодаря облаку молчания, которое его окутывает, он лидирует в опросах. Та же история с Нетаниягу. Журналисты критикуют его за то, что он не отвечает на их вопросы – а он по-прежнему гнет свою линию. Идея Нетаниягу создать телеканал, который будет вести трансляции из «Мецудат Зеэв» — тель-авивского штаба «Ликуда» — была верной, пусть он там и работает. А ведь у него есть еще «Фейсбук» и «Твиттер». Вот Неаниягу и делает, что ему заблагорассудится, и никто ему неприятные вопросы не задает. Ему так удобнее, и такова ситуция, как бы не злились на него журналисты.
— Помогли ли Нетаниягу, с политической точки зрения, его нападки на СМИ?
— Если говорить о преданной ему публике, похоже, что да. Но в целом его нападки на прессу очень проблематичны и вызывают раздражение. Критика в адрес прессы желательна, но для Нетаниягу это лишь повод, чтобы представить прессу в образе врага. Да и почему мы говорим лишь о его нападках на прессу? От его заявлений вроде «арабы толпами валят на избирательные участки» — дурно пахнет. Глава правительства Израиля – это также глава правительства по отношению к арабским гражданам страны. Он вправе высказаться в адрес тех или иных арабских депутатов Кнессета, но к чему эти обобщения? В предвыборной кампании нет места слову «арабы» точно так же, как нет места слову «евреи».
Хаим Биор, «Итонут», М.Р. К.В. 
Фото: Pixabay

2 комментария:

  1. Thanks for sharing, nice post! Post really provice useful information!

    Giaonhan247 chuyên dịch vụ mua hàng trên ebay ship về Việt Nam cũng như dịch vụ mua hộ hàng mỹ với sản phẩm nước hoa pháp chính hãng cũng như hướng dẫn mua hàng trên amazon về Việt Nam uy tín, giá rẻ.

    ОтветитьУдалить
  2. Contact me for help with FORTVISION: Dana@FORTVISION.com

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..