суббота, 30 марта 2019 г.

КОНСТАНТИН ЦИОЛКОВСКИЙ И ЮВАЛЬ ХАРАРИ.


Когда-то очень любил фантастику: читал романы, повести, рассказы всех знаменитых, и не очень, авторов. Большая часть прочитанного забылась, но часто вспоминал небольшой материал в, доброй памяти, журнале "Химия  и жизнь". В этой небольшой статье, под названием "Теория космических эр", Леонид Чижевский рассказал о своей беседе с Константином Циолковским. Суть ее проста: Циолковский был убежден: через миллионы лет человек избавится от своей материальной оболочки и превратится в луч света, для которого Вселенная станет домом  родным, а не безграничным пространством загадочных явлений. В годы упомянутой беседы, до изобретения ядерного оружия, мысль о конце света не посещала ученые умы, а потому удивительная идея преображения хомо сапиенс показалась Циолковскому вполне реальной. Тогда же, лет сорок тому, подумал, что такому "лучистому человечеству" не будет нужно всё то, чем мы живы сегодня. Значит, и весь тот удивительный пласт культуры, создавший, по сути, всю нашу цивилизацию, уйдет в прошлое, за полной ненадобностью.
 Вспомнил обо всем этом, завершив чтение книги Юваля Ноя Харари "Краткая история человечества" на главе "Конец Хомо сапиенс". Вот так - без всякого вопроса. Харари убежден: гонка за бессмертием, в условиях технической революции, приведет к рождению новой, человеческой популяции, причем, не через миллионы лет, как у Циолковского, а, буквально, через десятилетия. Харари пишет: "На заре 21-го века Хомо сапиенс начинает выходить за биологические пределы. Он отменяет законы естественного отбора, заменяя их законами разумного замысла". Харари пишет о биоинженерии, о киборгах, о создании неорганической жизни. Собственно, о том. что в ближайшие годы позволит людям преобразить свою сущность кардинально. Автор бестселлера убежден, что остановить этот процесс невозможно. МЫСЛЬ СТАНОВИТЬ НЕЛЬЗЯ. Харари убежден: не только наши тела станут другими, но и души, чувства, помыслы, представление о счастье: "Как же нелегко нам будет смириться с тем, что ученые смогут воспроизводить не только тела, но и души. Будущий Франкенштейн создаст существо, во много раз превосходящее нас, существо, которое будет глядеть на нас так же снисходительно, как мы смотрим на неадертальцев".
 И здесь невольно вспомнил горький вывод в замечательной книге Владимира Дашкевича "Великое культурное одичание": "Великое культурное одичание - это незаметный, повседневный и отлично отлаженный конвейер уничтожения в нашем сознании архетипов (художественных образов А.К.). Когда их нет, существо, именующее себя человеком, бессильно отличить добро от зла".
 Юваль Харари, видимо, убежден, что именно эти понятия добра и зла не нужны будут новому человеку, как и все архетипы, упомянутые Дашкевичем: Гаргантюа и Пантпагрюэль, Дон Кихот, Робинзон Крузо, Моцарт и Шопен и даже Мастер с Маргаритой. Все. все философские системы, включая религию. Дашкевич спорит с ним, полагая, что наша культура - залог существования человечества на земле. Он убежден в её непреходящий ценности. Дашкевич - человек верующий. Харари - либерал и атеист. Кто из них прав, где таится тень истины - не знаю. Одно лишь вынужден отметить: тревожное и внезапное исчезновение имен и авторитетов в культуре и искусстве. Вполне возможно, новому человеку, на долгом пути к "лучистому человечеству" они и не нужны.    

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..