суббота, 2 марта 2019 г.

ЧЕМ ХУЖЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ

Чем хуже, тем лучше?
Анатолий Гержгорин, Нью-Джерси
 
 
Как-то странно: и в газетах, и в обществе вранья много, 
курс упал, интерес ко всему, кроме войны, иссяк у общества.
А. Чехов, 1904 год 

Мы живем в удивительное и вместе с тем в очень беспокойное время. Никогда еще человечество не добивалось такого материального достатка. И никогда еще не испытывало такого страха перед будущим. Это время серьезной переоценки ценностей. Время отрицания авторитетов и низвержения кумиров. Время политической вакханалии и идеологических тупиков. Время высоких стен и глубоких бункеров. Время, когда ложь называется правдой, а подлость выдается за добродетель. Как же нас угораздило оказались вдруг в мире, где все ненавидят всех? 

Часть первая. Психоз обреченности 

Декабрь - это не просто последняя глава года, но и время прогнозовhttps://www.inpearls.ru/ на ближайшее будущее. Хотя логичней было бы сначала подвести итоги, дабы убедиться сбылись ли предыдущие предсказания. Не знаю, как вы, а я вздохнул с облегчением. Потому что Третья мировая война, которую назначил на 2018 год крещеный еврей Мишель Нострадамус, к счастью, не состоялась. И финансовый кризис, которым нас пугали (и продолжают пугать) экономисты, слава Б-гу, тоже обошел стороной. Пусть даже временно. Не сбылись и мрачные обещания британского ясновидящего Крейга Гамильтона-Паркера, которого прочат в современные нострадамусы. Если, конечно, не считать "разрушительных калифорнийских пожаров", бушующих с той или иной степенью интенсивности практически каждое лето. 

Сколько людей, столько и идей. Только почему-то что ни прогноз, то обязательно зловещий. Вот это и обескураживает. Мир нельзя делить на плохой и хороший. Все зависит от нашего к нему отношения. Или настроения. На самом деле войны никогда не прекращались, а только видоизменялись. Они и сейчас на любой вкус - ассиметричные, гибридные, информационные, кибернетические, психологические. религиозные, террористические... И несть им числа. Естественно и надежд, что они вдруг сами по себе прекратятся, абсолютно никаких. Тут, как говорится, и к гадалке не ходи. Ведь за любой из них всегда кто-то стоит. Финансирует, вооружает, обучает, а в случае необходимости берет и под надежную защиту. Помотрите на ООН, превращенную в ОМОН - орган миротворцев особого назначения. 

Заглянем в историю. Полвека назад произошло событие, последствия которого ощущаются и сегодня: воздушное пиратство из чисто уголовного преступления превратилось в общественно-политическое. 23 июля 1968 года боевики НФОП захватили в Риме самолет авиакомпании El Al и заставили пилотов лететь в Алжир. Там евреев отделили от европейцев и объявили заложниками. После чего потребовали освободить из тюрем тысячу своих подельников, осужденных за разбой и террор. Все шло к тому, что их требования будут безоговорочно выполнены. Но тут неожиданно вмешалась международная федерация пилотов гражданской авиации, объявившая о полной отмене любых рейсов в алжирские аэропорты. Бойкот оказался настолько эффективным, что "несгибаемый" полковник Хуари Бумедьен сломался еще до того, как начались переговоры. И вскоре все заложники благополучно вернулись домой. Вместе с "конфискованным" израильским самолетом. 

Трагизм эпохи находит отражение в ее фарсе. Прошел всего лишь год, и правила кардинально изменились. 29 августа 1969 года был захвачен самолет, следовавший рейсом из Лос Анджелеса в Тель-Авив. Произошло это на промежуточной посадке в Риме. Угонщики направили его сначала в Бейрут, но в последний момент передумали и велели лететь в Дамаск. А дальше повторился уже знакомый сценарий. С той же откровенной селекцией, в результате которой израильтян превратили в заложников, чтобы обменять потом на египетских и сирийских военнопленных. Правда, на сей раз уже без каких-либо протестов и бойкотов. Зато из организовавшей угон Лейлы Халед сделали героя. Ее фотографии в обнимку с "калашом" обошли весь мир, принеся Эдварду Адамсу вожделенный Pulitzer Prize. И умножила ряды последователей. Беда, когда за ум берутся люди, у которых его нет. Думал ли Джозеф Пулитцер, утверждая премию, чем она обернется в конечном счете? 

У гнустности свои законы. Если не удается найти братьев по разуму, то тогда сгодятся и сестры по глупости. Не обремененная карающей дланью правосудия, но зато огероизированная пулитцероносцем ночеподобная Халед очень быстро снова напомнила о себе. 6 сентября 1970 года она вместе с никарагуанским отморозком Патрисио Аргуэльо, обманным путем получившим американское гражданство, предприняла попытку захвата еще одного эль-альского самолета, летевшего из Тель-Авива в Нью-Йорк через Амстердам. Но застать врасплох наученных горьким опытом израильтян не удалось. Обвешанного гранатами Аргуэльо застрелил обслуживавший рейс сотрудник службы безопасности авиакомпании, а впавшую в ступор Лейлу обезвредили пассажиры. Самолет экстренно сел в лондонском аэропорту Хитроу, где Халед передали английским полицейским. 

С того все и началось. У войны много ликов. И самый опасный, пожалуй, - воздушный, где все настолько уязвимо, что возможности выжить почти никакой. Однажды замарав себя кровью, остановиться уже нельзя. Сегодня мы знаем, кто стоял за всеми этими угонами, кто курировал и обучал интернациональную нечисть, прикрывавшуюся надуманной "палестинской национальной идеей". Но тогда, пятьдесят лет назад, нужно было как можно быстрей найти противоядие. Его, увы, так и не нашли. В результате проиграли все. И насмерть напуганные европейцы, которые не только безоговорочно выполняли самые унизительные требования арабских шантажистов, но и тайно договаривались с ними, безропотно откупаясь как деньгами, так и еврейской кровью. Стоило им, к примеру, нажать на Британию, как она тут же депортировала "неподсудную" Халед, вольно или невольно превратив ее в вечный "символ сопротивления". 

Впрочем, ничего не добились и "палестинцы". Пока одни захватывали самолеты, другие в это время готовились к наступлению на Амман. Ближневосточная ситуация накалялась с каждым днем. Усиливая давление на Иорданию, Сирия бесцеремонно вводит на ее территорию две бронетанковые бригады. Обескураженный король Хусейн мечется в поисках помощи. И находит ее в лице... Израиля. Хоть и обескровленного только-только завершившейся войной на истощение с Египтом, за спиной которого маячил Советский Союз, но по-прежнему столь же решительного и твердого. Израильское предупреждение о готовности немедленно задействовать штурмовую авиацию возымело действие: Дамаск начинает отводить войска. А иорданская армия всей своей мощью наваливается на двадцатитысячную группировку Арафата. Итоги "Чёрного сентября" окзались для него плачевными. Порядка 150 тысяч "палестинцев" изгнали в Ливан, где они под его руководством в конце концов разрушили и эту страну. Боевые действия были остановлены 27 сентября 1970 года. А на следующий день после вступления в силу соглашения о прекращении огня сошел в могилу и Абдель Насер. 

Ближний Восток вступал в новую эпоху. Таща за собой старый кровавый шлейф. Говорят, преграды неприступны лишь для тех, кто не умеет их преодолевать. В борьбе с террористическими отморозками Израиль, по сути, остался один. Гнулись все - и немцы, и французы, и шведы со швейцарцами. Никто не знал, как бороться с этой внезапно обрушившейся напастью. Но все знали, что безопасней всего прикрываться евреями. А уж они-то как-нибудь вывернутся. Или... Психологи подобные ситуации называют синдромом общей памяти. Ведь ничто так не связывает людей, как совместно пережитые события. И чем они драматичней, тем сильней взаимная привязанность. Эти группы постоянно "варятся" в собственных переживаниях, и иного мира для них как бы вообще не существует. Воздушное пиратство случалось и раньше. Но носило ограниченный и локальный характер. Требования угонщиков сводились в основном к изменению маршрута следования. Арабы изменили правила, исходя из сугубо политико-идеологических установок. Для них важен был не столько результат, сколько международный резонанс. А когда цель оправдывает средства, то и беззащитные пассажиры становятся важной составляющей общего плана. Ведь их можно использовать в качестве как живого щита, так и разменной монеты. 

Культуру, как и сознание, формирует среда. Арабскую культуру на протяжении последней тысячи лет выковывали приверженцы ордена исмаилитов - наиболее реакционного течения ислама, пустившего глубокие корни на территории современных Ирана, Ирака, Сирии и Ливана. Иногда их еще называют ассасинами или хашишинами, поскольку они постоянно находились под наркотическим воздействием. Нынешних "шахидов" тоже накачивают сравнительно дешевым гашишем, чтобы притупить страх перед смертью. Кстати, слово assassin, что в переводе означает "убийца", можно встретить во многих европейских языках. Так что, лютой и зачастую необъяснимой арабской ненавистью никого не удивишь. Но гораздо опасней враг, о котором не подозреваешь. И то, что симпатии мирового сообщества быстро сместились в сторону угонщиков самолетов, стало для израильтян весьма неприятной неожиданностью. В них, "палестинских патриотах", настойчиво старались видеть не беспощадных душегубов, а потенциальных друзей. Поэтому израильтянам приходилось вдвойне трудней. С одной стороны, противостоять вышколенным убийцам, а с другой - бороться с их многочисленными защитниками. И при этом учиться на ходу. Причем чаще всего ценой большой крови. 

Трудно быть первопроходцем. Да еще в условиях не только хронического цейтнота, но и плохо скрываемой враждебности. Действовать приходилось на ощупь. И в то же время стремительно и умело, несмотря на совершенно неадекватные условия. 26 декабря 1968 года боевики базировавшегося в Ливане "народного фронта" Жоржа Хабаша атаковали самолет авиакомпании El Al в афинском аэропорту "Эллиникон", в результате чего погиб пассажир и была тяжело ранена бортпроводница. Ответ последовал незамедлительно. Уже через два дня израильские командос провели рейд возмездия, уничтожив в бейрутском аэропорту половину всего ливанского воздушного флота. Как отреагировали "сливки" так называемого международного сообщества? Совет безопасности ООН гневно осудил израильские действия и в принятой 31 декабря резолюции № 262 пригрозил жесткими санкциями в случае повторного "разбоя". А Франция ввела эмбарго на поставку оружия. В тот самый момент, когда советское оружие широким потоком текло в Египет и другие враждебные арабские страны. 

1976 год. Экипаж С-130 вернулся из Энтеббе (Уганда) в Израиль, осуществив операцию освобождения заложников-израильтян. Командир экипажа 
Иегошуа Шани в центре в первом ряду. Фото: shaon.livejournal.com

Все политические конъюнктурщики на одно лицо. Они не решают проблем, а лишь создают новые, которые нередко затмевают предыдущие. Израиль дружно осудили и за беспрецедентный четырехтысячекилометровый рейд в Энтеббе, в результате которого были освобождены свыше ста заложников захваченного самолета компании "Air France". Причем на самом высоком уровне. Так, генсек ООН Курт Вальдхайм назвал спасение евреев "актом агрессии", который привел к "грубым нарушениям суверенитета независимого государства". Пять лет спустя не менее яростно нападали и на Менахема Бегина, отдавшего приказ на уничтожение строившегося французами иракского ядерного реактора "Озирак". Так было всегда, когда неприметный с виду Давид бросал вызов могучему Голиафу. Как бы давая понять, что лучше оставаться одинокими в ненавидимыми всеми евреями в свободном Израиле, чем оказаться в любимом всеми Освенциме. 

В любом деле самое трудное - начать. Жаль, что и сегодня никто не задается вопросом: можно ли было изначально обуздать еще вырвавшийся из-под контроля террористический беспредел? Ответ однозначный - можно. Достаточно вспомнить нестандартное решение международной федерации пилотов, прервавшее всякое авиасообщение с Алжиром. Почему же с тех пор эта доказавшая свою эффективность тактика так ни разу больше и не использовалась? Потому что вмешались политиканы. И вместо того, чтобы подвергнуть жесткой обструкции страны, поддерживающие и поощряющие террор, вступали с ними в диалог и шли им на уступки. А тех, кто пытался противодействовать боевикам, не только не поощряли, но и наказывали. Как в случае с капитаном захваченного в Энтеббе лайнера Мишелем Бако, который за отказ покинуть насильно удерживаемых еврейских пассажиров, в итоге получил выговор и был временно отстранен от работы. Кстати, Париж и пальцем не пошевелил для их спасения, хотя расположенные в Джибути французские десантники вполне могли поддержать израильских командос. Зато на бумаге все выглядело чин-чинарем. В 1970 году была принята Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушныых судов. Годом позже - Монреальская. Их дополняли и расширяли. Умышленно искажая смысл и выхолащивая содержание. Ибо больше думали о правах угонщиков, чем о безопасности пассажиров. 

С преступностью борются разными способами. Но предпочтение обычно отдаеют либо закону, либо силе. Когда законы не работают, остается сила. 8 мая 1972 года боевики арафатовского ФАТХа захватили бельгийский "боинг" и посадили его в аэропорту им. Бен-Гуриона. Наспех собранная группа спецназа чуть ли не с белого листа провела операцию, уничтожив террористов и освободив заложников. Но и этот уникальный опыт оказался невостребованным. А ведь как бы он мог пригодиться спустя каких-то четыре месяца! Но европейские политические торгаши уже успели приобрести собственный опыт. Еще зимой того же приснопамятного 72-го, когда вооруженный зажигалкой Али Абу-Санайна "арестовал" самолёт германской авиакомпании "Люфтганза" и потребовал в качестве выкупа три миллиона долларов. И немцы безропотно заплатили. А в сентябре они так же безропотно заплатили и жизнями израильских спортсменов на Мюнхенской олимпиаде. 

Сказать, что германские власти проявили вопиющую некомпетентность, помноженную на преступную халатность и самонадеянность, значит ничего не сказать. Ведь своими бездарными действиями они, по сути, сами погубили попавших в беду олимпийцев. Однако куда важней, как они повели себя после трагедии. В таких случаях пытаются хотя бы загладить вину. Но официальный Бонн предпочел иную тактику, построив ее на лжи, подлости и трусости. Любые израильские просьбы натыкались на отказ. Зато требования какого-то безродного капитана, произведшего себя в полковники, выполнялись безоговорочно. Сначала по распоряжению канцлера Вилли Брандта Ливии выдали трупы пяти убитых террористов, не имевших никакого отношения к этой стране. Похороны "героев-шахидов", которые Муаммар Каддафи возглавил лично, превратились в многотысячную поддержку "справедливой борбы народа Палестины", а приглашенный в качестве почетного гостя Ясер Арафат получил чек на пять миллионов долларов. Спустя два месяца были освобождены и остальные трое террористов. Их, не дожидаясь суда, обменяли на пассажиров очередного захваченного германского лайнера и бережно доставили в Триполи. 

Попытки списать это политическое вероломство на сугубо экономические причины, вызванные удушающей нефтяной зависимостью, на чем до сих пор упорно настаивают карманные иедологи и историки, столь же бессмысленны, как и вера в то, что у вашей заветной мечты миллион шансов, чтобы она непременно сбылась. В 1972 году нефть стоила менее трех долларов за баррель. И ее цена нисколько не зависела от участи того или иного убийцы. Если б тогда наложили санкции против стран, поддерживавших и поощрявших терроризм, не было бы и нефтяного эмбарго, введенного арабами после разгрома в войне Судного дня. Впрочем, задействовать этот механизм могли и позже. Просто в качестве ответного шага. Но не хватило ни политической воли, ни мудрости. Не решились даже отозвать ключевых специалистов, заменить которых было бы некем, либо, на худой конец, запретить поставку нефтегазового оборудования. Увы, жажда наживы оказалась сильней. 

Психоз обреченности чреват тяжелыми последствиями. Тем более, если он массовый. Но когда выбор неизбежен, то и нейтралитет не спасает. 2 апреля 1986 года прогремел взрыв на борту американского авиалайнера, совершавшего рейс из Рима в Афины. А три дня спустя взрывное устройство сработало на дискотеке в западном Берлине, унеся жизни двух американских солдат. За обоими терактами стояла Ливия. Ответ Роналда Рейгана был мгновенным и жестким. Поднятые в воздух самолеты нанесли мощные удары по военным объектам в окрестностях Триполи и Бенгази. И это возымело действие: поддержка международного терроризма резко пошла на убыль. Столь же мгновенным и не менее решительным был и европейский ответ. Германия и Италия запретили американцам использовать свои авиабазы, а Испания с Францией закрыли воздушное пространство, заставив тактические бомбардировщики F-111обогнуть Пиренейский полуостров и выйти к целям со стороны африканского побережья. 

Союзнические отношения и нынче настолько запутаны и хитры, что их выгодней просто заменить денежным эквивалентом. Что в принципе и пытается сделать Дональд Трамп. Несмотря на яростное сопротивление Евросоюза, которому не остается ничего другого, как засучить рукава и заняться, наконец, вопросами собственной безопасности. Потому что кто не хочет кормить свою армию, вынужден будет кормить чужую. Брюссель согласился увеличить расходы на военные нужды лишь после неприкрытой угрозы Вашингтона выйти из НАТО. Хотя совокупный оборонный бюджет стран ЕС и сейчас порядка 200 миллиардов евро, а общая численность вооруженных сил - около двух миллионов человек. Но насколько они боеспособны? На на вооружении германского бундесвера, к примеру, всего 225 "леопардов" разной модификации. Из них лишь 176 в боевом строю. Остальные используются в качестве учебных. Что уж тогда говорить о других? 

Правда, Эммануэль Макрон все еще носится с идеей об объединенной европейской армии. Но особого энтузиазма она не вызывает: французы способны воевать, только прячась за чью-то спину. Они даже от Каддафи умудрилась избавиться американскими руками. Для продажных европейских политиков он был и в самом деле смертельно опасен. Потому что покупал их оптом и в розницу. Оставаясь на протяжении почти двух десятков лет главным банкиром "свободных" французских выборов. А бельгийцы, в свою очередь, никак не могут найти доверенные им 10 миллиардов евро, таинственно исчезнувших с замороженных ливийских активов. По-видимому, ушли на укрепление местной демократии, то бишь на улучшение благосостояния ее столпов. Или если не на явную, то на завуалированную поддержку арабского террора. 

Выбирая между совестью и нефтью, Старый Свет без колебаний выбрал подлость. Освобождая из тюрем по первому же требованию осужденных террористов-убийц. Тайно заключая "джентльменские" соглашения с одиозными арабскими режимами и помогая им демонизировать Израиль. Всячески противодействуя любым израильским актам возмездия, как это было, скажем, во время операции "Гнев Божий" по уничтожению террористического сброда, причастного к расстрелу израильских олимпийцев. Даже теперь, когда террор стал повсеместно чуть ли не обыденным явлением, приоритеты не меняются. Часто ли напоминают нам об 11 сентября 2001 года? И многие ли знают, что за прошедшие с тех пор 17 лет исламисты совершили, по самым скромным подсчетам, еще свыше 21 тысячи терактов, приведших к материальному ущербу и человеческим жертвам? 

Страшная статистика, которую, естественно, стараются не афишировать. Ибо как тогда объяснить тем же парижанам, потерявшим в терактах родных и близких, за какие заслуги патологический убийца Маруан Баргути, отбывающий пять пожизненных сроков тюремного заключения, стал вдруг "почетным гражданином" столичного пригорода Обервилье, а в соседнем Валентоне его именем названа... улица? Или почему Лейлу Халед чествуют в Европейском парламенте, как некоронованную королеву, и приглашают в самые престижные университеты, куда далеко не каждый нобелевец вхож? Чему она может научить? Разве что ненависти к евреям, с которыми продолжает неустанно бороться. Только другим, но не менее опасным оружием - агитационным. В рядах набирающего популярность и силу антиизраильского движении BDS, где сошлись под одной крышей и вырядившиеся в деловые костюмы террористы, и жаждущие реванша неонацисты, и постоянно, как хамелеон, меняющие цвета социалисты... 

Вас не мучает вопрос - почему в странах, называющих себя цивилизованными, так высока степень сочувствия и поддержки незаконных бандформирований и террористических организаций при почти поголовном отсутствии сострадания к жертвам их произвола? Даже если речь не идет напрямую о евреях, хотя именно они - лакмусовая бумажка истинной, а не показной толерантности. Израиль, который никого не грозит стереть с карты мира, а наоборот всегда готов подставить свое плечо, был и остается изгоем в глазах международного сообщества. И, тем не менее, неплохо справляется с навязанной ему ролью этакого международного "хулигана". Назло врагам и ненавистникам, которые только в прошлом году провели через генассамблею ООН по крайней мере два десятка антиизраильских резолюций. А за семьдесят лет число таких "последних китайских предупреждений" перевалило за полтысячи. 

Но за что боролись, на то и напоролись. Террор стал составной частью повседневной жизни. Возвращаясь, как бумеранг, туда, откуда пришел. У него нет ни рамок, ни границ. Он всеяден и всеобъемлющ. И даже склонен к импровизации и. Поэтому с каждым годом действует все изощренней и разнообразней. Воевать с ним малой кровью и на чужой территории уже не удается. Откупиться тоже. Более того, теперь чаще приходится не наступать, а защищаться. Не жалея средств на укрепление безопасности. Любые массовые меропрятия и, прежде всего, спортивные становятся поистине золотыми. А впереди новые вызовы. Та же киберопасность, сопровождающая нас на каждом шагу. С ней тоже уже фактически смирились, как в свое время и с исламским террором. А эффективного ответа по-прежнему нет. 

Сбываются самые худшие предсказания. И это дает повод для... оптимизма. Мир действительно катится. К лучшему. Почему? 

(Окончание следует)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..