суббота, 2 февраля 2019 г.

ЕСЛИ БЫ Я ВЕРИЛ В ЗАГОВОРЫ

ЕСЛИ БЫ Я ВЕРИЛ В ЗАГОВОРЫ

HAIFA INTER.COM

Newsletter of HAIFA INTERnet COMmunication group

 
 
 
 

 Если бы я верил в заговоры

   Я бы обязательно поверил в заговор против Рабина.
   Я редко читаю газету «Маарив». Изредка в течение недели я могу открыть издание, которое раньше под своей шапкой гордо уточняло: «Самая популярная газета страны». Сейчас мне просто интересно узнать, что по какому-то конкретному вопросу написали Алон Бен-Давид или Рон Кофман. Газету конца недели не беру почти никогда. Однако в этот раз я сделал исключение.
   Представляете, поддался на рекламу. В приложении к субботнему выпуску пообещали разоблачение всех теорий заговора в истории убийства премьер-министра Ицхака Рабина. Лично я в заговоры не верю. Именно поэтому не верю автору книги «Кто убил Ицхака Рабина?» Барри Хамишу. Как-то давно уже прочитал его интервью. А этот «конспиролог» там такое нёс! Рабина, значит, убила «мировая закулиса» и Перес ставленник её. Кстати, Барак и Нетаньяху не лучше, все они одним миром мазаны. Короче, этому бы Хамишу да дуэтом с Прохановым выступать – вот это был бы номер. Но воспринимать это всерьёз – увольте. Не верю я в заговоры и особенно – всемирные.
   При этом в публикации Сары Лейбович-Дар говорилось, что сейчас в сети есть несколько роликов, пользующиеся сумасшедшей популярностью. Там и развивают теории заговора в истории убийства Рабина. Вот их и решила разоблачить Сара в своей публикации «Кончина заговора». Просто, обратившись к реальным участникам событий. Вот так, по каждому пункту, чтобы всем стало ясно.
   1 Министр здравоохранения Эфраим Снэ через час после покушения официально сообщает: «Премьер-министр погиб в результате трёх огнестрельных ранений: в грудь, в желудок и в позвоночник». Потом появляется официальная версия, закреплённая сначала в обвинительном заключении, а потом и в приговоре по делу Игаля Амира: покушавшийся произвёл три выстрела из пистолета, дважды попав в спину Рабину, а также ранив телохранителя премьер-министра Йорама Рубина. Сейчас, спустя 20 лет Снэ откровенно злится: «Ой, ну, в самом деле, они радуются моей ошибке. Я говорил через час после убийства, всё ещё было свежо, так я ошибся, так я сказал три пули вместо двух. Да какая разница? Люди что-то придумывают, так и приплетают мою ошибку».
   2 Шофёр Менахем Дамти, управлявший лимузином премьер-министра. Он слышал крики «Холостые!» и «Это не по-настоящему!» и как-то подозрительно долго вёз Рабина до больницы Ихилов. Уж не высадил ли он по дороге убийцу? Дамти: «Я уже слышал, что это я Рабина убил. Естественно, это глупости. Вот крики «Холостые!» я слышал. Наверное, это Игаль Амир кричал. А в машине нас было трое: я, Рабин и Рубин. Там на митинге была моя дочь, но в машине со мной не сидела. Были и два моих брата, Нафтали и Хаим. Нафтали кинулся на Игаля Амира во время третьего выстрела и повалил его на землю. В больницу мы приехали в считанные минуты».
   3 Рабин спокойно садится в машину, вместе с ним Рубин. Они не производят впечатления раненых. Позднее Рубин говорит, что он с Рабиным в машину «запрыгнули». Немного странно. На суде Рубин заявляет: «Мы упали на землю. Я схватил Ицхака за плечи и сказал: ты слушаешь только меня. Через секунду, я обнаружил, что в машине лежу на премьер-министре по дороге в больницу».
   4 Кинематографист-любитель Ронни Кемплер залез на крышу и снимал весь митинг и что особенно странно, одного человека в кипе, впоследствии оказавшимся Игалем Амиром. Так что это скорее похоже на оперативную съёмку. Кемплер: «Я просто испытывал новую видеокамеру. Почему сфокусировался на Амире? Я просто люблю снимать странных людей».
   5 Прямые неувязки. Причём дважды – в самые критические моменты: сначала с диагностикой ранений Рабина, затем с экспертизой обнаружения следов пороховых газов на руках Игаля Амира: в первой экспертизе следов нет, через какое-то время, при повторной экспертизе они обнаружены. Комиссия Шамгара подтвердила подлинность доказательств, предъявленных в суде.
   6 Уж слишком много в этом деле агентов контрразведки ШАБАК. Несколько агентов сразу после покушения успокаивают жену премьер-министра Лею буквально теми же словами, что недавно кто-то прокричал: выстрелы холостые и всё это не по-настоящему. Но даже и не это главное. Агент Авишай Равив всё время крутился возле Амира и даже агитировал его «остановить Рабина». А в самый критический момент рядом не оказался и своему начальству не сообщил об опасности покушения. В 2003 году суд оправдал Равива по всем пунктам и объявил, что Равив ничего не знал о намерениях Амира.
   7 Дочь погибшего премьер-министра Далия Рабин-Философ через пять лет после покушения требовала расследования роли ШАБАК в этом деле. Кроме того, она хранила рубашку, в которой погиб Рабин и на ней было три отверстия. Журналист «Чикаго Паблик Медиа» передал эту рубашку на экспертизу д-ра Люка Хейга. Хейг проводил экспертизы многих громких дел, в том числе убийства Кеннеди. Его вывод – следов свинца нет. Третья дырка могла появиться от каких-то не связанных со стрельбой причин. Может, когда проводили попытки реанимации Рабина. Может, просто прожгли пеплом сигареты. Сама Далия недавно заявила: «Я никогда не верила в теории заговора. У меня были вопросы по поводу ШАБАК, но больше у меня ни к кому нет никаких вопросов».
   Так что я вам на это скажу? Вот верил бы я в теории заговоров, доводы, приведенные в материале Сары Лейбович-Дар, меня бы скорее убедили не в отсутствии заговора, а в том, что таковой, несомненно, был. Опять-таки, по пунктам.
   1 Кто такой в 1995 году Эфраим Снэ? Министр здравоохранения. При этом – врач по профессии. Врач военный, до генерала дослужился. Уж ран в своей жизни насмотрелся, будьте уверены. Огнестрельных – в первую очередь. Он что, две раны от трёх не отличит? Что значит, «хотел сказать две, а сказал три»? Просчитался? Так ведь он не только число назвал, но и точки поражения: грудная клетка, желудок и позвоночник. Не сходится.
   2 Кстати, а почему в машине Рабина за рулём оказался Дамти? Шофёром Рабина всегда был Йехезкиель Шараби, а Дамти был личным шофёром Шимона Переса. Причём работал у него до самого последнего времени. Перес ушёл в отставку, а Дамти всё ещё числится шофёром в управделами премьер-министра. Правда, сейчас развозит, как правило, почту. Оно и понятно – до выхода на пенсию осталось три месяца. Но всё же, в чём была необходимость именно в этом ответственный день усадить в машину Рабина шофёра Переса? И где Шараби? Ну, хоть что-то придумайте: отпросился, зубы болели, бабушка попросила за хлебом сходить, у сына бар-мицва, у дочери свадьба? Что случилось? И это бы не вызывало вопросов, если бы по важным пунктам Дамти оказывался главным, а иногда и единственным свидетелем. Странно.
   3 Со слов того же Дамти мы знаем, что Рабин не поднялся в машину сам, его подсадили его охранники: раненый Рубин и не пострадавший Шай Глезер. В интервью программе 10 канала «Источник» Глезер рассказал, что ему и Рубину было тяжело поднимать Рабина, ибо тот уже сам не двигался. Но со слов того же Дамти, в машину вместе с Рабиным садится не здоровый Глезер, а раненый Рубин. Рубин, по его же словам, не помнит, как влез в машину, но помнит, что лежал на Рабине. Это ещё что? Охранник обязан накрыть объект своим телом, но только в момент стрельбы. Чего, как мы знаем, не произошло, и нейтрализовать Амира пытался брат Дамти Нафтали. Так чего же Рубин улёгся на тяжело раненого Рабина? Вряд ли тому от подобной «заботы» стало легче. Странно. И ещё, почему нам цитируют только показания Рубина, где он сам? Тоже интересный вопрос, ведь в его отсутствии единственным свидетелем остаётся тот же Дамти.
   4 Ладно, поверим, что отчаянный кинолюбитель Кемплер проскользнул через все круги охраны и снимает странного Амира. Вы обратили внимание, что он снимает? Человек не просто ходит в «стерильной» зоне, а активно общается, в том числе, с полицейскими в форме. Потом, когда объявляют о завершении митинга, Амир с полицейскими становится в одну линейку. Потом полицейские уходят, а Амир остаётся. Кстати, кто-то помнит показания этих полицейских? Я – нет. Нас убеждают смотреть видео дальше, до момента, когда раздаются выстрелы. Момент важный, но почему молчат о том, что было до того?
   5 Неувязки в документах – это вам не игрушки. Даже главного судмедэксперта профессора Иегуду Гиса вызвали в Ихилов и не дали везти тело Рабина в Институт медицинской экспертизы Абу-Кабир. Всё слишком серьёзно. И в этот серьёзный момент то ли теряются (это в течение считанных часов, если не минут) важнейшие медицинские документы, среди которых самый главный – карта приёмного покоя. Потом, экспертиза наличия следов пороховых газов на руках Амира. Важнейшая улика. Бывает, что сразу обнаружили, а потом подследственный руки помыл – они исчезли. Но чтобы наоборот? Это в чём ему там руки мыли? Интересно.
   6 Авишай Равив оправдан по всем статьям, за то же дело, за которое получила срок Маргалит Хар-Шефи. Даже не так. Равив агитировал Амира, Хар-Шефи это слышала, но не донесла, за что и села. А агитатор Амира – чист аки агнец! Вы в это верите? Просто агент выполнил задание, за что его сажать? За это – пожизненный пенсион и адвокат, оплачиваемый конторой. Что и произошло на самом деле.
   7 «У меня были вопросы по поводу ШАБАК, но больше у меня ни к кому нет никаких вопросов» – это, по-вашему, признание выводов комиссии Шамгара? Нет, дорогие мои, это слова отчаяния. Далия была наиболее последовательна из всех. Если на пятилетие со дня трагедии Далия требовала расследовать роль ШАБАК в этом деле, то на пятнадцатилетие она взорвала настоящую информационную бомбу. Оказывается, Рабин хотел свернуть «процесс Осло», так как убедился – это дорога в пропасть. Между тем, Далию просто перестали приглашать на все торжественные церемонии. Уж слишком не вписываются её слова в преподносимое нам «наследие Рабина». Так что «больше у меня ни к кому нет никаких вопросов» – это ещё мягко сказано. С рубашкой – вообще анекдот. Это как же они снимали с премьер-министра рубашку, чтобы оставить столь правильную окружность? Шилом? Или это ожог от пепла сигареты? Врачи перекурили над бездыханным телом, пока писали заключение о смерти? Даже не смешно.
   Так бы я думал, если бы верил в теории заговоров. Но я, как вы знаете, не верю. Что там не сходится? Эфраим Снэ всё не вспомнит, сколько в Рабине было дырок, а ведь он министр, генерал и любит, чтобы к нему обращались не иначе, как «доктор»? Ну да, знаем мы наших министров и генералов. Эти доктора-профессора бывает, такое ляпнут, что тушите свет! До трёх он считать не научился! Открою вам секрет: сын главы компартии Израиля Моше Снэ Эфраим – бывший комсомольский вожак. Комментарии излишни. Чего Дамти сел в машину Рабина, вместо Шараби? Похвастаться хотел. Не забывайте, он ещё свою семью привёл: дочку, братьев. Нормальное желание – зарисоваться перед близкими. Вот, с Рабиным на дружеской ноге. Рубашка с дыркой? Вы что, забыли, что Рабин был запойным курильщиком? Перекурил перед выходом из дому и пошёл. Может, не обратил внимания. А может, решил, что и так сойдёт, под пиджаком не видно. Не смейтесь, это же первое поколение сабр, к внешнему виду равнодушных. Жена Ицхака Рабина Лея рассказывала, как они стояли под хупой: он в военной форме, она в платьице и сандаликах. Так что всё может быть. Неувязки в документах? Друзья, мы что, вчера на свет появились? Забыли, как в официальных конторах документы теряются и вместо них вам напишут что угодно. Не встречались с таким? Везунчики. А уж история Кемплера – просто ответ на все вопросы. Он сказал, что любит снимать странных людей. В таком случае митинг – самое удачное для этого место. Но даже не в этом дело. Если бы у пробравшегося через все кордоны охраны Кемплера или кого другого в руках оказалась не видеокамера, а винтовка там или пулемёт? Вот с таким уровнем охраны – это счастье, что убийства не происходят каждый день. Всё просто, господа, всё до обидного просто.

  
   Ростислав Гольцман

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..