пятница, 27 июля 2018 г.

ЭТО БЫЛО, БЫЛО, БЫЛО!!

Парад...

rmoshe
Седьмой канал:
Для подавляющего большинства израильтян – благодаря избирательности израильских СМИ в отборе новостей – осталось неизвестным, что происходило «за сценой» в дни подготовки к «параду гордости», который большинство жителей страны, как религиозных, так и светских, назвало «парадом мерзости». Единственными израильскими газетами, сообщившими об этих невероятных – иначе не назовешь – событиях, были газеты харедимной (ортодоксальной, буквально – богобоязненной) общины «Ятед аНееман», «Мишпаха» и «Б-кеила».

А между тем имевшие место события неизбежно отразятся на всем израильском обществе, граждане которого все еще пребывают в блаженной уверенности, что проживают в «демократическом государстве», или, как любят говорить политические деятели, «в стране закона».

Напомним последовательность событий. «Парад гордости» сексуальных меньшинств, которые настаивали на том, что их гордость будет ущемлена, если им не будет позволено продефилировать по улицам святого Иерусалима, решением БАГАЦа было позволено провести парад в четверг 21 июня. Полиции было предписано обеспечить безопасность гордых демонстрантов от гнева жителей.

Когда все пути юридического противостояния были исчерпаны, и избранному большинством жителей города мэру Луполянскому было отказано в праве запретить парад, жители решили протестовать посредством демонстраций в дни, предшествовавшие параду. На воскресенье 17 июня была назначена массовая демонстрация харедимной общины.

В соответствии с приказом БАГАЦа защитить «гордых сексуальных извращенцев», начальник иерусалимской полиции ген. Илан Франко издал приказ обрушить всю мощь столичной полиции на харедимную общину и отбить у нее охоту протестовать.

Около полуночи после исхода шаббата 16 июня генерал Франко появился во главе войска из 700 полицейских на пересечении улиц Меа Шеарим и Шифтей Исраэль. (Следует отметить, что большинство полицейских были «ясямники» в черной униформе, разработанной для исполнителей разгрома еврейских поселений сектора Газы и северной Самарии и подавления протестов против того преступления.) Вскоре после полуночи начался полицейский погром. Подчеркивается, что слово «погром» здесь не является метафорой. Приводимое описание событий основано на рассказах очевидцев, собранных авторами публикаций в названных выше газетах.

«Когда происходят демонстрации, большинство жителей Меа Шеарим знает, что опасно ходить по улицам, и прячутся в домах. Тем нее менее, полиция без всякого предупреждения ворвалась на улицу Меа Шеарим, нападая на случайных прохожих и избивая их. Я увидел со своего балкона бреславского хасида, который шел в микву перед молитвой «Тикун хацот» (полуночная молитва). Я закричал ему остановиться, но прежде чем он понял, что я кричу, на него жестоко напали со всех сторон, а затем он был арестован полицейскими. Было совершенно очевидно, что полиция приехала, чтобы терроризировать жителей.

«В районе Батей Неман полицейские стучали в двери домов и будили жителей. Они постучали в дверь известного переписчика Торы, 60-летнего человека. Когда он открыл, они начали избивать его дубинками. Когда живущий по соседству глава ешивы вышел, чтобы выяснить, что это за шум, полиция грубо напала и на него».

Шум и крики разбудили многих жителей района, которые стали выходить на балконы, чтобы понять, что происходит. Тогда полиция подкатила мощные водяные пушки и начла без разбора обстреливать дома Меа Шеарим. Потоки голубой и зеленой жидкости разбивали окна, заливали дома и причинили, в конечном счет, огромный материальный ущерб многим семьям. Дети и старки в этих домах испытывали ужас и беспомощность перед лицом этого жестокого нападения».

«Р. Янкель Вйасберг, известный художник, которому уже далеко за 80, был разбужен в середине ночи, когда потоки воды пробили окна его квартиры, уничтожив десятки его картин».

»Другая семья только что вернулась с празднования «шаббата жениха», в преддверии свадьбы их сына. Зеленая вода, ударившая в их окна, покрыла весь дом. Зеленые потоки загадили приготовленные свадебные наряды и штраймл (дорогостоящая круглая меховая шляпа, которую харедим носят по праздникам) жениха. Религиозны книги в доме были залиты зеленой водой, вода промочила все матрасы. Дом выглядел как развалина после погрома».

Это лишь небольшая часть имеющихся свидетельств.

Несмотря акцию запугивания харедимной общины, проведенную полицией в ночь на воскресенье, намеченная на 17 июня демонстрация против возмутительного парада все же состоялась. Она имела место на углу улиц Бар-Илан и Шмуэль А-Нави, и в ней приняли участие тысячи людей.

Выступавшие там крупные раввины, такие как глава раввинского суда харедимной общины, р. Тувья Вайс, р. Стернбух, известные законоучители р. Бенцион Муцафи и р. Яаков Адес, р. Давид Бацри и др., говорили, что Тора предписывает каждому еврею протестовать против творимого зла, иначе грех падает на него самого. Сидя на земле с горящими черными свечами участники демонстрации читали траурные молитвы, читаемые обычно накануне Судного дня, и молили Всевышнего о прощении.

Реакция полиции на демонстрацию была быстрой. На спокойно стоявших демонстрантов напали с обеих сторон вооруженные дубинками полицейские, а полицейские на мотоциклах врезались в толпу, раздавая удары направо и налево стоявшим на тротуарах людям. Это было настолько дико, что даже израильское ТВ это показало.

Насилие продолжалось и в следующую ночь. В понедельник, около 1 часа ночи, силы «Ясам» (спецназ полиции) ворвались в здание большой ешивы в районе Геула. Они наткнулись на студента, выходившего из туалета, набросились на него и с яростью избили.

В Бейт-Шемеше в демонстрации участвовало всего несколько сот человек. Рав Хаим Паппенхайм рассказал: «Я и еще 15 человек остались в синагоге «Шаар А-Рема» расположенной две улицы от места демонстрации. Неожиданно к зданию подъехали две полицейские машины, из которых выскочили 8 ясамников. Он помчались вверх по лестнице, раздавая удары всем, кто попадался на их пути. Все мы выбежали на улицу и скрылись, за исключением одного человека: р. Аарон Фишман заперся в уборной. Полицейские ворвались туда и были его кулаками по лицу и по всему телу. Они отстали от него лишь тогда, когда он рухнул на пол, обливаясь кровью. У него были выбиты два зуба и разбита челюсть. Я отвез его в станцию скорой помощи, но оттуда его срочно повезли в «Хадассу Эйн-Керем», где его зашили и госпитализировали».

Погром полиции продолжался каждую ночь той недели, и все новые и новые дома харедим подвергались нападениям и разрушениям. К концу недели каждая вторая квартира в районе ул. Меа Шеарим и Шивтей исраэль оказалась поврежденной.

Число избитых и раненых полицейскими исчислялось сотнями. Официальное число арестованных 84, из них 40 – подростки и молодежь. Десяткам раненых потребовалась госпитализация. В большинстве своем это были просто прохожие, шедшие по своим делам, или любопытные стоявшие на обочине. Это не помешало полиции напасть на них. Мэр столицы Ури Луполянски, наконец, потребовал от полиции прекратить насилие против невинных жителей.

В Кнессете в ходе пленарного заседания религиозные политики выразили возмущение жестокостью полиции. Р. Моще Гафнни (ЕТ) сказал министру внутренней безопасности Ави Дихтеру: «Это не государство закона – это полицейское государство. Они стреляют из водометов в дома людей, которые никакого отношения не имеют к демонстрации».

Полиция Иерусалима выпустила заявление, в котором утверждалось, что полицейские были вынуждены зайти в Меа Шеарим, потому что там швыряли камни и жгли мусорные бачки. Из заявления полиции следует, что погром был ответом на камни, металлические прутья и цементные блоки, которые в полицейских якобы кидали с крыш и балконов. Это заявление полиции не выдерживает критики, так как для того, чтобы кидали, нужно было вначале войти в район. Кроме того, это в любом случае не объясняет и не оправдывает стрельбу из водометов по без разбора по всем окнам по ночам, когда на улицах вообще почти не было людей, не только демонстрантов.

Дихтер назвал харедим «мятежниками» и сказал, что полиция была вынуждена сломать демонстрацию харедимной общины, потому что она отвлекала полицию от борьбы с преступностью. Очевидно, парад сексуальных меньшинств, в котором участвовало около 2 тысяч гордых любителей нетрадиционного секса и который охраняло 7 тысяч полицейских, не отвлекал полицию от этой задачи и поэтому был разрешен.

Слова Дихтера подтвердили слова жителя Меа Шеарим, который объяснил полицейское насилие следующим образом: наложив коллективное наказание на невинных – маленьких детей и стариков – полиция надеялась запугать всю харедимную общину. Полиция надеется, что теперь харедим подумают дважды, прежде чем заявлять свое несогласие с властями предержащими.

Можно высказать смелое предположение, что акция в качестве предупреждения была адресована также и другим потенциальным несогласным.
МОШЕ АСТРИН

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..