четверг, 21 июня 2018 г.

ДОГОВАРИВАЮТСЯ ПЛОХИЕ ПАРНИ

Договариваются плохие парни. К чему приведет гонка по наращиванию добычи нефти

Цены на нефть по $75-$80 за баррель поставили под вопрос готовность участников «ОПЕК+» сохранять приверженность сделке, заключенной в декабре 2016 года при $40 за баррель. Какой бы выбор ни сделали участники соглашения, они все равно будут восприниматься как «плохие парни, манипулирующие рынком».
Сделка «ОПЕК+» сработала на удивление эффективно. Никто из аналитиков и наблюдателей не ожидал такой высокой дисциплины участников — в результате их согласованных действий добыча была сокращена на 1,8 млн барр/сутки.
По данным за май 2018 года, выполнение квот участниками превысило целевые показатели на 162%. Приз в виде быстрого роста цен до $75-$80 за баррель стал достойным вознаграждением за терпение. Теперь нас ждет рост нефтяной добычи.

Почему дорожает нефть

Конечно, дело не только (и не столько) в усилиях «ОПЕК+». Рост спроса на фоне низких цен был высок и составил 1,5 млн барр/сутки в 2017 году. Кроме того, эффект от сделки усилился благодаря падению добычи на 0,5 млн барр/сутки в Венесуэле — до 1,6 млн барр/сутки.
Динамика добычи остальных участников ОПЕК по сути друг друга нивелировала — перевыполнение квот со стороны Анголы, Саудовской Аравии, Катара и Мексики, практически равно их превышению Ираком, Казахстаном и Суданом по состоянию за май 2018 года.
Если смотреть на взаимоотношения ОПЕК и России, все стороны понимают: в реальности сделка 2016-2018 годов была не столько о серьезном сокращении добычи Россией (откровенно говоря, учитывая качество российской статистики и весьма противоречивые данные о реальном ходе выполнения обязательств, 300 000 барр/сутки — это, скорее, величина статистической погрешности), сколько об обязательстве России не увеличивать добычу еще больше. Эту договоренность страна честно выполнила.
В результате скоординированных действий производителей нефтяной рынок уже в конце 2017 года начал подавать сигналы о том, что ребалансировка достигнута и рынок перешел от состояния перепроизводства к дефициту.
По данным Международного энергетического агентства (МЭА), если в октябре 2017 года избыток коммерческих запасов стран ОЭСР составлял 111 млн баррелей по сравнению со средним пятилетним уровнем, то в феврале он снизился до 30 млн баррелей, а в мае приблизился к нулю.
До конца 2018 года ожидается дальнейшее сокращение перепроизводства. Практически неизбежно продолжится падение добычи в Венесуэле; кроме того, роль сыграет иранский фактор. По различным оценкам, добыча в Венесуэле может снизиться на 0,2-0,4 млн барр/сутки, а добыча в Иране, несмотря на все его попытки законтрактоваться в Азии, на 0,4-0,5 млн барр/сутки.

Как изменятся договоренности

Достижение уровня цен на нефть $75-$80 за баррель поставили под вопрос готовность участников «ОПЕК+» сохранять приверженность сделке, заключенной в декабре 2016 года при $40 за баррель. Цель формально выполнена уже в начале 2018 года: сейчас у стран-экспортеров нет ни одного довода «за» кроме желания дополнительно пополнить бюджеты, и есть много доводов «против» — от разгневанного Трампа до разрушения спроса.
Еще в 2016 году в качестве целевого ориентира участники сделки называли $60 за баррель в сочетании с приближающимся неизбежным сокращением поставок из Ирана и Венесуэлы.
Коалиция «ОПЕК+» оказалась перед выбором. Самое обидное для этой коалиции в том, что какое бы решение они не приняли, экспортеры все равно будут восприниматься как «плохие парни, манипулирующие рынком».
Если они примут решение оставить квоты на текущем уровне, то это будет расцениваться как перегрев рынка. Такое решение может помочь решить ряд болезненных внутренних проблем: у саудитов постоянно откладывается IPO Saudi Aramco, которое они и так решили провести на своей бирже, а международный листинг отложили на потом. В России уже и пенсионный возраст, и НДС повысили, а добыча все заморожена.
При $75-$80 за баррель каждая недобытая тонна — это серьезные потери как для бюджета, так и для нефтяных компаний, которые были морально готовы отложить ввод новых месторождений на год, но тянуть дальше явно не согласны.
С другой стороны, заявить громко о выходе из сделки страны-участники «ОПЕК+» никак не могут: это немедленно приведет к обвалу цен. Поэтому, скорее всего, сохранится риторика про «соглашение на века и поколения» — никто не рискнет официально завершать договор.
Сценарий, где страны «ОПЕК+» будут на словах сохранять приверженность договоренностям, а на деле начнут резко наращивать добычу в погоне за сиюминутной выгодой, ни у кого не вызовет удивления. Это приведет к росту недовольства и внутренней напряженности в самой коалиции со стороны наиболее «обездоленных» участников — Ирана, Ливии, Нигерии, Ирака и Венесуэлы. На деле это уже происходит: Саудовская Аравия нарастила добычу в мае на 0,1 млн барр/сутки, Россия не отстает.
Сейчас самое время попытаться легитимизировать процесс постепенного снятия квот при сохранении декларативной приверженности «общему курсу». Об этом многие говорили, но к консенсусу так и не пришли.

Близится раскол ОПЕК

Россия и Саудовская Аравия ранее планировали предложить странам-членам «ОПЕК+» зафиксировать в качестве ориентира уровни добычи октября 2016 года, которые выбрали отправной точкой для сокращения добычи в венской сделке.
Уже 16 июня глава министр энергетики Александр Новак заявил о продлении соглашения на бессрочной основе: «бессрочное соглашение «ОПЕК+» не будет содержать конкретных объемов добычи, но страны смогут принимать решение о параметрах в случае необходимости».
При этом в третьем квартале 2018 года планируется повысить добычу на 1,5 млн барр/сутки: «во-первых, речь идет о том, чтобы поднять [добычу] только на третий квартал. А в сентябре посмотреть ситуацию на рынке и дальше произвести оценку, что делать дальше», — сказал Новак.
Новые условия сделки, судя по всему, еще не понятны и самим участникам. Ясно одно: добычу будут наращивать. А вот с какой скоростью и насколько смогут реально увеличить добычу — наиболее интересный вопрос, особенно на фоне прогнозов увеличения нефтедобычи в США.
Гонка по наращиванию бурения с большой вероятностью вызовет раскол внутри ОПЕК. Не все страны физически могут нарастить добычу, а для некоторых нынешние высокие цены нефти критичны для экономики. Иран, Венесуэла и Ирак уже высказались против ослабления условий сделки.
Россия и саудиты точно заинтересованы в том, чтобы сохранять хотя бы видимость крепких отношений. Для них это очень сильный геополитический ход: будет обидно на ровном месте потерять такой инструмент.
Фактическая отмена текущей сделки и передача нефтяных цен обратно по контроль «невидимой руки рынка» должны быть предельно осторожными. На одной чаше весов к концу года — минус 1 млн барр/сутки за счет Ирана и Венесуэлы. Это больше половины от объемных показателей сделки и растущий, пусть замедляющимися темпами, спрос на нефть. По прогнозам МЭА он вырастет на 1,4 млн барр/сутки в 2018 году.
На другой чаше весов — рост добычи в США на 1-1,3 млн барр/сутки и потенциальный рост со стороны «ОПЕК+» на 1,5-1,8 млн барр/сутки. К началу 2019 года такая ситуация может привести к формированию излишков нефти на рынке в районе 0,2-0,7 барр/сутки и установлению цены нефти на уровне $50-$60 за баррель.
Такую стоимость члены коалиции воспримут куда менее позитивно. Никогда еще ОПЕК не приходилось осуществлять такую тонкую настройку рынка, тем более в кооперации со странами, не входящими в картель. От всех участников пересматриваемой сделки это потребует большого взаимного доверия, терпения и предельно осторожных действий.
Екатерина Грушевенко

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..