понедельник, 22 января 2018 г.

КАК ВАСЯ МАРСИАНИН ИДЕЮ ПРЕДАЛ

Юрий МООР-МУРАДОВ | Как Вася-марсианин идею предал

0
Хроники эпохи развитого марсионизма

— Я ему сегодня опять чуть не врезал по его круглой марсианской роже, — буркнул Вася Загибалкин за ужином, недовольно мешая ложкой суп в тарелке.
Всякий раз, когда он произносил эти слова, сердце у его жены Маши сжималось. Это предвещало беду. Она заботливо подвинула к нему блюдо с котлетами. Но у Васи не было аппетита. Он выпил разом еще одну рюмку таткусовой водки, пересел на диван и, положив руки под голову, уставился на экран марсобука невидящими глазами – хотя там шел репортаж с выборов на Земле, за которыми он обычно внимательно следил.
Маша тоже встала из-за стола.
"Ему" – означало: начальнику смены на заправке беспилотных марсотакси, который давно уже донимал Васю. Однажды он не удержится, ударит – и его вышвырнут с заправки без выходного пособия. Размеренной жизни наступит конец. С драками на Марсе строго.
Прошло уже более шести лет, как Загибалкины переехали в этот марсианский курортный город, получив здесь от властей просторную квартиру на берегу кратера как имеющие право на особые льготы.
Вася довольно скоро нашел работу — заправщиком беспилотных такси. Зарплата минимальная, но куда еще его возьмут? Языка марсианского он не знает и не учит принципиально, считая его варварским и примитивным. Его земной диплом по обществоведению здесь никакого применения не имеет. Тем более что дипломную работу он как раз и посвятил отрицанию связей земной и марсианской цивилизаций; очень скоро научно было доказано, что именно марсиане были первыми представителями разумной жизни на Земле, и началось массовое возвращение на красную планету.
Маша тоже работала – горничной в гостинице, где останавливаются обычно пришельцы из других галактик. Тяжело – но она не привередливая. Не обращает внимания на забавные рожицы инопланетян, привыкла к их резким запахам. В результате их семья не шикует, но на жизнь хватает. Конечно, хотелось бы смотаться в круиз по планетам Солнечной системы, но это стоит бешеных денег. Раз в три года удается выбраться на отпуск на Землю, но там уже все надоело до чертиков.
Если Вася поссорится с начальником смены, его тут же уволят – и им придется туго. Маша поняла, что должна успокоить мужа. Она села рядом, прижалась к нему, стала гладить по руке. Вася отнял руку, буркнул:
— Я, наверное, уволюсь.
— Но как же мы…
— Не пропаду. Я видел объявление… Нужны патахи в муниципалитете…
У Маши аж дыханье перехватило.
— Ты пойдешь на эту работу? Ты?!
Муниципальные патахи были самым презираемым классом для общины репатриантов с Земли. Патахи должны были в выходной день расхаживать по публичным местам – паркам, проспектам, пляжам — и выписывать штрафы всем, кто пытается в этот день ходить строем. Дело в том, что согласно древним (и диким, нужно признать) установлениям, которым не менее миллиона лет, и которые были введены еще до того, как марсиан рассеяли по Вселенной, было условлено, что раз в неделю люди могут не ходить строем. Это было сделано из благих намерений, чтобы дать простым марсианам отдохнуть, почувствовать свободу хотя бы день в неделю в те суровые века. Но постепенно это из разрешения стало в глазах общества как бы негласной обязанностью, поскольку многие богачи хитростью вынуждали своих слуг и работников ходить строем и в этот святой выходной.
В нынешний просвещенный век решать за весь народ, когда ему ходить строем, а когда нет! Настоящее мракобесие.
Многие из вернувшихся на Марс землян сразу же приняли в штыки все устаревшие древние уложения, и в первую очередь – этот обычай, запрещающий гражданам ходить в свой выходной день строем. Как уже сказано, это в сущности был не закон, а всеобщее негласное соглашение, которое всей душой ненавидела огромная масса "землян" (исключение составляла группа тех, кто "обмарсианились" и пытались во всем подражать аборигенам).
И вот с недавних пор власти, заметив, что все больше новичков открыто нарушают древний обычай и назло остальным ходят в выходной строем, приняли закон.
Министр по внутренним делам Марса г. Барри Чё Тя Подерри, продвигавший этот закон, искренне недоумевал, представляя парламенту законопроект:
"Я не могу понять, почему эти новые марсиане с Земли возражают? Это для их же пользы, это забота и о них. Всю неделю они могут ходить строем, почему им нужно еще и в выходной это делать?"
— Неужели вы прилетели с Земли на свою древнюю родину, чтобы назло нам непременно ходить строем именно в святой выходной? – восклицал он в своем обращении к землянам, вызвав тем самым у них новый всплеск гнева. Да какое его собачье дело?!
Уже месяц по всей красной планете шла мощная волна митингов, на которые выходили противники драконовского обычая. Вася был активным их участником. Он чуть не каждый день звонил на общемарсианский радиоканал, транслирующий на земном языке, и кричал в эфире:
"Я работаю на двух работах, мне некогда ходить строем в будни! Дайте мне право ходить строем в мой единственный выходной!"
Вася, конечно, лукавил – он работал всего на одной работе, да и там не очень старался — иначе не было бы у него постоянных конфликтов с начальством. Но он воевал с мракобесием из принципа! Его на Марсе раздражало все – и смешные средневековые лапсерскафандры марсиан-фундаменталистов, и их длинные чубы, свисающие со лба и закрывающие пол-лица, и черные кепки.
Устроиться в муниципалитет – значит, поймать птицу счастья за хвост. Это стабильный заработок, нет опасения, что когда-нибудь уволят: согласно марсианским законам, даже если нечего было делать, попавшего однажды на государственную службу не увольняли, до смерти платили сначала нехилую зарплату, а потом и хорошую пенсию. Можно будет жить на широкую ногу.
Но – пойти против своей совести? Против своих принципов? Да Вася же все выходные и вечера сидел в марсианских социальных сетях и писал проклятия всем этим, как он называл, "чубастым"!
А что знакомые скажут? Да что знакомые – как он будет жить в ладу со своей совестью? Они уже два раза голосовали за партию, которая обещала прижучить этих чубастиков.
Маша надеялась, что за ночь муж образумится и забудет о своей дикой идее, но утром Вася хлопнул ладонью по зазвеневшему будильнику, повернулся на другой бок и снова заснул.
Проснулся ближе к обеду и первым делом отправил на службу извещение об увольнении по собственному желанию. Когда Маша вернулась со смены, они стали думать, что делать.
Попасть на работу в муниципалитет нелегко. Вакансия патаха появилась, видимо, из-за нового закона. Коренные марсиане ленивы, вряд ли захотят работать в выходной – даже за большие оклады. Но туда могут ринуться те, кого презрительно называют "омарсианившиеся земляне". Поэтому нужно было спешить.
Вася вспомнил, что один из землян по фамилии Шпахтер устроился советником министра: прибыв на Марс, он облачился в лапсерскафандр и отрастил чуб, который был подлиннее, чем у самих марсиан. Привезенная им с Земли фуражка оказалась неплохой заменой местным кепкам. Ждать, пока отрастет такой же чуб у Васи, было некогда.
Маша, как всегда, проявила находчивость: она отрезала часть косы у старшей дочери Елены и приладила ее на голову мужу. Благо у них тот же цвет волос. Поскольку марсиане постоянно носили кепки, никто не догадается, что это у него накладной чуб. А там глядишь – и свой отрастет.
Среди десятка кандидатов только Вася пришел на отбор во всеоружии – в лапсердаке, кепке и с чубом. И понятно, что именно его и приняли на работу.
Уже в ближайший же выходной Вася вышел на охоту. Работа оказалась непыльной: желающих ходить в выходной строем было мало, в основном это были те, кто маршировал из желания насолить, сделать назло властям. Да и рисковать никому не хотелось: идеи идеями, но наказанием было лишение права на год покидать пределы Марса. Самому, что называется, дороже…
Тем более что действительно никто не мешал ходить строем по будням после работы – шагай не хочу!
Однажды Вася чуть не попался: в дальнем конце Центрального парка он заметил около дюжины землян, яростно топавших ногами в лад под военную музыку. Он помчался туда, стал снимать нарушителей на камеру и выписывать штрафы. Один из нарушителей оказался знакомым, стал внимательно вглядываться в его лицо. Вася не растерялся – быстро распушил чуб, скосил глаза и выпятил нижнюю губу, что сделало его похожим на коренных марсиан. Пронесло – знакомый решил, что обознался, и стал со всеми кричать:
"Произвол! Нет засилью обычаев!"
Васе звонили несколько раз недавние соратники по борьбе за хождение строем, звали на митинги и пикеты. Он отказывался под разными благовидными предлогами. Один раз, чтобы не вызвать подозрения и не быть заклейменным за ренегатство, Вася решил выти на митинг. Разумеется, он снял фальшивую челку, оставил дома лапсерскафандр и кепку.
Но что-то в его душе, видимо, надломилось: он уже не лез к микрофону, не так вдохновенно кричал вместе с толпой лозунги:
"Марш – наш! Строй – герой! Обычай – в лужу!"
Даже Маша заметила, что Вася стал скучнее. Этот внутренний разлад, это двойственное положение жгло изнутри его душу. По ночам Васю терзали муки совести. Как он ненавидел Марс и все его порядки, вынуждавшие его жить не в ладу с самим собой! Чтобы немного успокоить свою совесть, он иногда в выходные выезжал с семьей в субботу в далекий лесок, где они полчаса ходили строем.
Бросить? Но это значит – опять жить в нужде, считать каждый марсианский бит. Гнуть голову перед каждым ничтожеством. Вставать рано утром. А здесь у него была машина, на счет ежемесячно заходила круглая сумма.
Но вскоре все изменилось, и он чудесным образом снова расцвел и стал прежним беззаботным мужем и отцом. Перед очередным марсианским праздником все патахи были приглашены в муниципалитет для получения подарков. Стоя в длиннющей очереди, Вася увидел далеко впереди, у самого раздаточного окошка знакомую фигуру. Он пригляделся – точно! Ошибки быть не могло! Это был лидер их Общества борьбы с засильем, редактор главной землянской газеты на Марсе Евгений Графинов. Разумеется, у него под кепкой тоже торчал чуб, одет он был в мешковатый лапсердак, скрывавший его полноватую фигуру. Но Вася его узнал круглому лицу и мушке на левой щеке!
До Василия доходили в последнее время смутные слухи, что издаваемая им газета на грани банкротства. Значит, это правда… Зарабатывать на жизнь, конечно, нужно, но – патахом? Он был трибуном, не чета любителю Васе. Какие боевые передовицы он писал! Метал громы и молнии, обвинял, острил, пригвождал!
Его фраза, брошенная на одном из митингов, стала девизом всех борцов с засильем: "Вы не заставите нас шагать вразброд!"
Уж если сам Графинов…
Вернувшись в тот день домой, Вася впервые за много месяцев расцеловал жену уже у самого порога и ночью спал безмятежным сном.
ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ РАЗЪЯСНЕНИЕ АВТОРА
Вышеописанное не имеет никакого отношения к каким бы то ни было событиям, происходящим на планете Земля, и касается только марсианских хроник; за беспочвенные инсинуации и попытки искать параллели читателей будем подвергать острейшему остракизму.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..