среда, 4 октября 2017 г.

НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН

03.10.17
Мирон Я. Амусья,
профессор физики

На западном фронте без перемен?
(Комментарий дилетанта по поводу выборов в Европе в 2017 г.)

Но в них не видно перемены;
Всё в них на старый образец:
У тетушки княжны Елены
Все тот же тюлевый чепец;

Все белится Лукерья Львовна,
Все то же лжет Любовь Петровна,
Иван Петрович так же глуп,
Семен Петрович так же скуп,

А. Пушкин «Евгений Онегин».

          В течение этого года общегосударственные выборы прошли в трёх странах Западной Европы. Многие возлагали на них свои не очень доброжелательные надежды. Каждый раз предсказывали резкие изменения политической ситуации в странах, где эти выборы проходили. Такие ожидания естественны, поскольку среди значительнейшей части пишущей братии, равно как и политиков, укрепилось ими же насаждаемое мнение, будто Европа стремительно разлагается. Полагают, в том числе и на первый взгляд грамотные люди, что её развитие последних десятилетий, опирающееся на демократические институты и принципы, провозглашающее верховенство прав человека, завело страны в тупик. Такие комментаторы надеются, однако, что ещё не всё потеряно, и многострадальные местные жители, изнывающие от глобализации и политкорректности, к тому же почти поголовно изнасилованные беженцами из мусульманских стран, перестанут молчать, выйдут, наконец, на улицы, или, на худой конец, проголосуют за другую жизнь. За жизнь без демократии, политкорректности, без проклятых прав человека.
          Признаков близкой гибели Европы, какого-нибудь намёка на загнивание её науки, культуры и искусства я не видел и не вижу, хотя пока в этой Европе, в её научных и культурных институтах бываю вполне регулярно, каждый год не менее трёх раз. Где-то прочитал, что Европа настолько омусульманилась, что, например, к Израилю отношение в ней очень плохое даже на уровне простых людей. Признаюсь – мы с женой этого не замечали, хотя нигде не скрывали того, откуда приехали и где в основном живём. Возможно, я осмотрителен в выборе простых людей, с которыми сталкиваюсь. С другой стороны, найти всевозможных уродов можно всюду – важно, как к ним относится общество, в котором они живут – как к уродам и ублюдкам, или людям, выражающим общие взгляды значительного числа своих сограждан.
          Много переживаний у посторонних к Европе вызывают нетрадиционные сексуальные группы. Говорят, что они признак моральной деградации и упадка, виновники малой рождаемости в странах Европы. Сам я считал наказание геев и лесбиянок тюремным заключением, как это было принято в СССР, несправедливым и неуместным. Другое дело, что в моих глазах и парады гордости неуместны. То, чему положено находиться в штанах, не обязательно выводить наружу, в центр общественного внимания. Но и представлять из этого стену, отделяющую «моральный Восток» от «аморального Запада» совсем уж неуместно. Стоит помнить, что посадка геев и лесбиянок в тюрьму не спасла СССР от экономического и политического краха.
          Так уж получилось, не уходя взглядов в совсем седую старину, что всё прошлое в СССР, да и настоящее – в РФ, есть постоянная попытка превзойти Запад по всем направлениям. Доказать себе, что Запад и США либо уже давно заткнуты за пояс, либо желательно их включить в процессе подобного затыкания. Эти настроения проявлялись и у М. Горького в «Городе жёлтого дьявола», и в американских стихах Маяковского с его «У советских собственная гордость. На буржуев смотрим свысока». Мы-то теперь знаем, что затыкание не удалось, что сейчас Запад по-прежнему цель обгона, что желание «догнать и перегнать капиталистические страны» теперь лишь усилилось, и отнюдь не ограничивается слишком конкретными узкими целями - «по производству мяса и молока на душу населения».
          Взаимоотношения с капитализмом на примере Маяковского замечательно высмеял поэт-пародист А. Архангельский:

А мне на них свысока наплевать
Известное дело – буржуйская лавочка.
Плюнул раз – мамочка-мать!
Плюнул другой – мать моя, мамочка!

Танцуют буржуи, и хоть бы хны.
Видать, не привыкли к гостю московскому.
У меня уже не хватило слюны.
Шлите почтой: Нью Йорк - Маяковскому.

Но ведь если не удаётся подняться до них, есть возможность с меньшими затратами и большим успехом решить более простую задачу – опустить их до себя? Не исключаю, что сейчас люди РФ занимаются этим с не меньшим рвением, чем люди СССР – тогда. Выборы есть очень удобный способ посмотреть, сколь проводящая их система здорова и устойчива. Если удаётся обойтись без плесканья «зелёнкой» в лицо оппонента какими-нибудь хулиганами, не афиширующими свою связь с проводящим выборы государством – система этого государства устойчива. Если обращаются к силе, но скрывают, что эти силы прямо выполняют приказ государства – система не устойчива, вне зависимости от того, как она относится, например, к педерастам или лесбиянкам.
За последний год выборы высшей власти состоялись в Голландии, Франции и, прошлое воскресенье, в Германии. Они проходили в обстановке наиболее сильного со времён Холодной войны противостояния, уже теперь не СССР, а Российской Федерации с Западом и США. Противостояния даже более сильного, чем во времена самой Холодной войны, когда столь широкие санкции, как сейчас против РФ, не объявлялись. Не было тогда санкций и со стороны России, направленных против Запада.
Не удивительно, хотя и прискорбно, что в такой обстановке на полную мощность работают пропагандистские машины, ставшие несравненно более мощными, чем в период Холодной волны. Управляющая этими машинами технократия, начисто лишённая чувства индивидуальной ответственности и ошалевшая от приобретённых личных прав, легко становится орудием диктатора или просто человека, готового заплатить заметные деньги. Сила новой, компьютерной, пропаганды в том, что она сравнительно легко делается адресной, и направляет определённый общий посыл, делая его адресным, специально подогнанным для сравнительно небольших групп людей. Техника и технология делает ненужным участие в пропагандистской войне больших масс журналистов, позволяя в полной мере использовать роботы и подложные электронные счета.
Это новая ситуация, в которой небольшая группа при определённых условиях может навязать свою волю значительному количеству людей. Эти условия – наличие существенных противоречий в обществе, когда по каждому значительному вопросу распределение мнений составляет грубо 50 на 50. Отмечу, что длительное искусное применение целенаправленной агитации может способствовать и дестабилизации общества, приведения его в состояние, близкое к 50 на 50.
Примечательно, что всюду в Европе в этом, как и в прошлые недавние годы, выборы прошли в рамках действующих законов, организовано и их результаты (это очевидно) никак не уменьшили приверженности европейцев морально-этическим принципам своей жизни, существовавших и до выборов. Даже самые придирчивые наблюдатели, включая представителей проигравших, не обвиняли победителей в нарушениях процедуры или использовании силы, или так называемого административного ресурса.
Примечательна высокая ответственность граждан за будущее своих стран, да и всего остального мира. Это проявилось в первую очередь в активнейшем участии в голосовании. Распад Европейского союза за это время явно не приблизился, евро не потеряло своего авторитета. Если некоторые иностранные государства и были заинтересованы в смене политического курса ряда европейских стран, в усилении противоречий внутри ЕС, то на данном этапе противостояния они потерпели полное и безоговорочное фиаско. Увы, это не означает, что они прекратят свои дестабилизирующие попытки в будущем. Вполне допустимо предположить, что в их глазах происшедшее – «ещё не вечер».
Право быть избранным обеспечивалось всюду в странах, о которых говорю в этой заметке, законом. Власть не применяла методов «подковёрной» борьбы, не использовала всевозможных стихийных выступлений «рассерженных граждан», орудующих то «зелёнкой», то нагайкой, то спонтанным церковным ходом агрессивно осуждающим какого-либо неугодного официальной церкви политика. Конечно, без всех этих шалостей любителям острых ощущений западные выборы представляются пресными и скучными. Что ж, у каждого - свой вкус. Я же сторонник именно таких выборов. Ранее это спокойствие выборов объясняли отсутствием внешних раздражителей.
Теперь ситуация изменилась, взрывы в местах скопления народа, наезды, удары ножом со стороны мусульманских бандитов дело не редкое, а на процедуре выборов это не сказалось. Однако видно, что и наличие этих раздражителей по существу всё-таки мало меняет дело. По-прежнему, там нет и намёка на военное положение, и в выборах представлены люди самых разнообразных взглядов. Да что Европа. Израиль, постоянно ведущий борьбу с террором, т.е. по существу перманентно воюющий, не прибег к переходу от нормальных, вполне демократических выборов к их эрзац-заменителям военного времени, что позволило бы избавится от присутствия представителей врагов Израиля в парламенте, с следующей из этого необходимости предоставлять ему, врагу, трибуну в парламенте и совсем не малое время в СМИ. Отмечу также факт, удивляющий моих многих гостей в Израиле. Даже в разгар террористической войны, Израиль ни в малейшей мере не ущемляет не только гражданские, но и личные права израильских арабов, которых всегда совсем немало в центре Иерусалима, например, на его улицах, в магазинах, кафе, ресторанах. Странная на взгляд многих иностранцев картина, она убедительно свидетельствует о том, что Израиль воюет не с каким-нибудь народом или религией, но с бандитами.
Замечу, что как показал предыдущий год, полиция Запада по-прежнему энергично борется с проявлениями беззакония, в том числе, разумеется, и с террором.
В марте 2017 прошли выборы в Голландии. Напомню, что почти за год до этого 6го апреля проходил «Консультативный и корректирующий» референдум об утверждении «Соглашения об ассоциации между Европейским союзом и Украиной», на котором слегка более 60% голосовавших (при явке на референдум примерно 30%) высказались против ассоциации Украины с ЕС, препятствуя тем самым воплощению в жизнь решения правительств всех стран ЕС, в том числе и Голландии, об ассоциации ЕС с Украиной. Результаты этого референдума стали существенным ударом по позициям правительства и сигналом возможной победы правой партии, заинтересованной в смене курса или развале ЕС. В выборах участвовало почти 82% имеющих право голоса. Позиции действующего премьера ослабли, но не настолько, чтобы хоть в малейшей мере поставить под угрозу существование ЕС. Страна сказала своё чёткое «да» ЕС и европейским принципам.
Выборы во Франции проходили в два тура, 23 апреля и 7 мая, и в них участвовало почти 80% и 75% имеющих право выбора, соответственно. Они были, пожалуй, первым в Европе случаем применения новых технологий обработки общественного мнения. Победителем, набравшим 66% голосов избирателей, стал тридцатидевятилетний Э. Макрон, чья программа включала и левые, и правые элементы, но в сочетании с приверженностью ЕС и европейским ценностям. Его конкурент, М. Ле Пен, 49 лет, получила во втором туре лишь 34%. Она пользовалась явной поддержкой российских властей, и предлагала для Франции выход из ЕС. Примечательно, что за неё выступала не только власть России, но и такие анти-властные, но и анти-либеральные деятели, как М. Веллер и Ю. Латынина. Проигрыш Ле Пен Веллер видел как катастрофу для культурно близкой России Европы. Ле Пен проиграла, а признаков катастрофы не появилось. А победи ЛеПен, на ЕС можно было бы поставить крест, что в сегодняшней ситуации едва ли способствовало бы уменьшению международной напряжённости.
Самым слабым звеном системы ЕС последнее время казалась Германия. Эта срана имеет наиболее тесные торговые и научно-культурные связи с Россией. Очень много общей истории, ещё живо чувство вины немцев за нападение на СССР 22.06.1941. Германия много теряет от уменьшения торговых связей с РФ. Ещё совсем недавно крепки были и научные, и культурные связи. И вот приходится от столь многого отказываться во имя принципов, которые сами по себе каждодневным целям жизни служат плохо. Как говорил большой писатель, «там много света, но нет там пищи и нет опоры живому телу». С другой стороны, Германия – несомненно системообразующее государство ЕС. Стоит Германии покинуть ЕС, и его существование станет просто невозможным. А в ликвидации ЕС заинтересованы многие – и отдельные люди, и целые государства.
В таких условиях очевиден интерес к выборам в Бундестаг Германии, и, тем самым, к определению нового канцлера ФРГ на ближайшие четыре года. Выборы состоялись 24.09.17 при явке в 76.2%. Замечу эти, вместе с французской с голландской, рекордные явки, были добровольны. Люди пришли на выборы не по просьбе=приказу непосредственного начальника, оказались их участниками не вследствие махинаций и подтасовок избирательных комиссий, не для того, чтобы отовариться в киосках на избирательных участках. Их на выборы привело чувство личной причастности к определению судьбы своей страны. «Если не я, то кто?» - это и есть вопрос-ответ свободного человека.
Против шестидесятитрёхлетней Меркель действовал и её немолодой возраст, и эффект «надоела избирателю» (идёт на четвёртый четырёхлетний срок), и недовольство заметной части немецкого общества приёмом её правительством многочисленных мигрантов из Азии и Африки. Сейчас поток явно ослаб, но даже беглая прогулка по улицам Франкфурта-на-Майне, хорошо мне знакомого уже более двадцати пяти лет, показывает явное и весьма существенное изменение этнического состава города.
Главной силой, выступающей против ЕС, мигрантов и Меркель стала «Альтернатива для Германии» (АдГ), однако люди, её возглавляющие, отнюдь не намерены развалить ЕС, и пересмотреть европейские принципы и моральный кодекс.
Выборы дали партии Меркель 32.9%, а АдГ – 12.6% голосов. Несколько настораживает, что один из лидеров АдГ, А. Гауланд (76 лет) выступает с порочащими его взглядами на нацизм. Так, в сентябре 2017 вышла его видеозапись со словами «Германия должна гордиться своими солдатами в обеих мировых войнах, и людям больше не следует упрекать немцев за Вторую мировую войну». АдГ активно выступает за отмену санкций против России. Думаю, однако, что, хотя политическую жизнь Меркель партия АдГ затруднит, её политику она едва ли изменит. Вообще, скорее лидер АдГ Алис Вайдель (38 лет) предлагает себя альтернативой для Меркель, чем АдГ – альтернативой для Германии.
Прошедшие выборы показали прочность европейской политической системы, её способность изменяться, учитывая интересы избирателей, и устойчивость против вызовов со стороны новых методов обработки общественного мнения. Замечу, что там, где есть нормальные выборы – нет места бунту, демонстрациям с насилием, перекрытию улиц и прочей чехарде. Демократия – это политическая система, позволяющая группе людей обращать внимание всего общества на свои интересы, не прибегая к насилию.
Замечу, что впервые новые, электронные методы обработки избирателей, попыток влияния на их мнение были широко применены в референдуме о том, следует ли Великобритании оставаться в ЕС, или выйти из него. Он прошёл 23.06.2016 при явке в чуть более 72%. За выход проголосовало 51.89%, а за пребывание в ЕС – 48.11%. Поразительна доля участвующих, и полное отсутствие недействительных бюллетеней.
Я был в Великобритании сразу после референдума. Мои коллеги были потрясены его итогом, ждали финансовой катастрофы страны. Прошёл год. Я опять оказался в Великобритании. Страсти улеглись. У людей есть понимание, что надо выполнить волю избирателя, выраженную законным референдумом. Никаких катаклизмов не произошло. Фунт отыграл часть падения. Избиратель в ЕС непосредственно на себе ощущает результаты своих действий. Но у него есть реальная возможность перевыборов и смены руководства.
Кому это выгодно: Шторм «Каталония» в тихой гавани ЕС, — Злой одесситЕщё раз отмечу – у европейской системы значительный запас прочности. Буквально в эти дни он испытывается в очередной раз – попыткой проведения референдума за отделение Каталонии от Испании. Есть разумный закон, как следует добиваться независимости. Он прописан в конституции. Всё, что идёт вопреки её – как минимум – настораживает. О том, что там происходит, мне трудно судить. Но появившиеся сообщения, будто на улицах Барселоны бюллетени, напечатанные без средств защиты, дают каждому и в любом количестве – настораживают. Больно уж на Донбасс в 2014 смахивает. Сходство усиливает и то, что власти Каталонии говорят о 90% поддержки, а фактически идею отделения поддержало менее 39% имеющих право голоса. Настораживает и сообщение из Каталонии от 01.10.17 об используемых митингующими там аналогиях: «Мы не в Киеве, Майдан устраивать не будем. Культурно демонстрируем, скандируем, требуем днем, а на ночь идем спать домой». С трибун митингов время от времени несется: «Крым же ушел! Мы тоже добьемся своего!». Думаю, однако, что Европа и на этот раз выдержит экзамен. Весь вопрос – какой ценой. Ведь трудно забыть, что Испанская гражданская война была предтечей второй мировой, и что Каталония была тогда активнейшей силой на республиканской стороне. Приведенная сегодняшняя картинка говорит сама за себя.
У Израиля совсем непростые отношения с ЕС, позиция которого нередко враждебна государству евреев. Однако Израиль заинтересован в сильном ЕС как торгово-экономическом партнёре, заинтересован в дальнейшем развитии контактов с ЕС в области науки и культуры. ЕС, что звучит на первый взгляд парадоксально, есть значительная сила на пути экспансии мусульманских экстремистов. Израилю нужен и полезен сильный, высокоразвитый ЕС, с его единым безвизовым пространством и одной валютой, гораздо в большей мере, чем конгломерат образующих его государств, самой независимостью понуждаемых конфликтовать между собой.

Санкт-Петербург


ПС. Впервые опубликовано http://club.berkovich-zametki.com/?p=32018

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..