четверг, 12 октября 2017 г.

РЕПОРТАЖ ДЛЯ ЗЛОДЕЕВА

Сергей Беседин | Делегация

Молодой, симпатичный, улыбчивый негодяй, журналист телеканала «Роисся» Борис Драчевников получил от своего непосредственного руководителя Олега Злодеева срочное задание.
– Понимаешь, Борис, – сказал Злодеев, барабаня пальцами по столешнице, – нам нужно показать, что международное сообщество признало Крым. Ну, или почти признало. Что кольцо санкций ослабевает. Что туда уже ездят представительные европейские делегации. Учёные, писатели, политологи. Вот такую делегацию тебе и предстоит собрать. Времени у тебя две недели! За расходами мы не постоим! Проживание, питание, командировочные – все за счёт нашего канала!
– Но, помилуйте, где же я…
– А где же ты – меня совершенно не волнует, – отрезал Злодеев. – Время пошло. Через пятнадцать дней репортаж должен быть готов.
***
Где-то на окраине Хельсинки, на холодном тротуаре, сидел нетрезвый бомж Антеро Виртанен с роскошной, но свалявшейся бородой. Он мутным белесым взглядом смотрел на опустошенную пивную банку. Виртанен старался понять, как за два часа переместился из Эспоо в Мюллюпуро без цента наличных денег. Также Антеро думал, как попасть обратно, хотя и не понимал, зачем ему это нужно.
Над ним склонился молодой улыбчивый человек, похожий на рюсся.
– Тебе плохо? – спросил он по-английски.
Виртанен вместо ответа издал оглушительную отрыжку.
– Тогда поехали в Крым? – предложил незнакомец.
Антеро понял только последнее слово и плотоядно облизнулся.
– Cream? Maybe vodka better?
– Crimea, – терпеливо втолковывал рюсся. – Republic of.
– А там тепло? – осторожно уточнил бомж.
– Тепло! Хорошо! Пальмы!
– Едем, – согласился бомж. – В жопу эту сырую Финляндию. Пять евро дашь?
– Дам пятьсот.
– Я готов, Борис! – сказал Антеро восторженно.
Рюсся изумился:
– Откуда ты знаешь, что я Борис?
– Я смотрел фильмы про русскую мафию, – важно сказал Виртанен. – Вы там все Борисы.
– Только мы переоденем тебя, – заторопился Борис. – В приличный серый костюм и хорошую рубашку. И будешь ты у нас инвестор, специалист по коммерческой недвижимости…
***
Паоло Пелагатти уже несколько лет орудовал щипачом в римском метро. Он на раз научился вычислять туристов с толстыми лопатниками и теперь с ходу заметил молодого человека с юным лицом, который придурковато улыбался своим мыслям. Из заднего кармана у того торчал дорогой смартфон. Паоло подкрался со спины и попытался вытащить модный гаджет. Реакция молодого человека оказалась мгновенной, а пальцы – железными. Он стиснул руку карманника, и Паоло уже через секунду скривился от боли.
– Скузи, синьор! – взмолился мошенник. – Не надо звать полицию! Я пошёл на это от голода, у меня кватро бамбини!
– Хорошо, – сказал юноша. – Я подарю тебе этот смартфон, только поедем в Крым!
– Там есть богатые туристы? – поинтересовался Паоло.
– Сколько угодно! – ответствовал молодой человек. – Но теперь ты не карманник, а доктор экономики. Заодно будем знакомы – Борис Драчевников!
***
Жужа Мольнар, тридцатилетняя блондинка в мини и кружевных чулках, накрашенная грубо и чувственно, присела за столик в одной и будапештских кофеен. Ее намётанный глаз лёг на парня за соседним столиком. На венгра он не походил.
– Йо напот! – поздоровалась она, пересаживаясь к нему. – Орос? Я хочу тебя, красавчик! Это будет стоить всего десять тысяч форинтов! Ты как желаешь, с парадного подъезда или заднего входа?
– Я хочу в Крым! – загадочно сказал парень.
– Это ещё куда? – забеспокоилась Жужа. – В любом случае это только по двойному тарифу!
– По тройному! – предложил странный юноша. – Будешь членом парламента, защитником консервативных христианских ценностей. Лидером какой-нибудь венгерской партии.
– Йоббик? – предложила блондинка.
Парень окинул взглядом ее стати и сказал:
– Да. Пожалуй, Йоббик годится.
– О! – сказала восхищённо Жужа. – Господин знает толк в ролевых играх!
***
Четвёртым в компанию Драчевников взял укурка Каспера из Голландии, решив представить его профессором ботаники и биологии, который интересуется крымскими реликтовыми растениями.
Вся компания встретилась в московском аэропорту и напряжённо поглядывала друг на друга. Борис пригрозил им, что в случае раскрытия инкогнито лишит карманных денег и остальных преференций. Виртанен неловко одёргивал обшлага нового пиджака, купленного в Стокманне. Паоло, воспользовавшись халявой, щеголял в шляпе с мягкими полями, лиловом шарфике и остроносых лаковых штиблетах. Укурок Каспер в чем был, в том и остался, но Драчевников решил, что это можно будет списать на обычную чудаковатость профессуры.
Жужа по своей наивности и девичьей вере в лучшее решила, что все трое, кроме неё – настоящие. Первым делом она подкатила к мрачному финну, который стоял дуб дубом.
– Давайте знакомиться! – выпалила она на плохом английском. – Я Жужа.
– Антеро, – ответствовал бомж. – Инвестор из Финляндии.
– Ох, как интересно! И куда же вы инвестируете?
– По-разному, – процедил Виртанен. – Иногда в алкоголь. Иногда в табак. Бывает, и в продукты питания.
– Такой предприимчивый мужчина! – закатила глаза Жужа.
Как истый итальянец, Паоло этого стерпеть не мог. Он тут же чертиком из табакерки вырос перед Жужей и разразился целым водопадом итальянских комплиментов, из которых было более-менее понятно «перфетта» и «белиссима». Жужа крутила головой, не зная, предпочесть ли финскую основательность Виртанена или аппенинскую пылкость Пелагатти.
– Ребята, вы такие смешные, я не могу, – сказал Каспер и начал мелко хихикать.
Драчевников одним решительным жестом пресёк эту вакханалию и отправил их грузиться в самолёт на Симферополь.
Расселись по местам.
«Отличный ноутбук у пассажира слева, – подумал Паоло. – А что, если… эх, черт, нельзя».
Виртанен раскинул ноги, запустил в браки пятерню и стал вольготно чесать в паху. На самолёте он летел первый раз в жизни и хотел выжать максимум удовольствия из этого приключения.
– Босс, тут выпивка бесплатная? – озадачил он вопросом Бориса.
– Нет, – твёрдо ответил Драчевников. – За деньги.
– Давайте пересмотрим наш контракт, – забеспокоился Антеро. – Пусть в него входят две бутылки алкоголя на борту.
– Стыдитесь, – одернул его Борис. – Вы же крупный бизнесмен.
– А где сказано, что крупный бизнесмен не может цедить свою любимую водку «Финляндия» мелкими глотками? – резонно возразил Виртанен.
Драчевников скривился и даже отодвинулся от финна подальше, показывая, как ему неприятно.
– Вы что, испытываете myotahapea? – озаботился Антеро.
– Что это? – удивился Борис.
– Ну когда делаю что-то плохое я, а стыдно вам, – разъяснил Виртанен.
– Да, – сердито сказал журналист.
– А мне плевать! – захохотал финн. – Красотка, давай-ка мне эту бутылку виски с тележки, вот этот белобрысый все оплатит.
Тем временем Жужа начала проявлять признаки нимфомании. Она долго вертелась на кресле и наконец громогласно объявила:
– Пойду в туалет! Мальчики, кто со мной?
– Ио! – вскочил с места всегда готовый Паоло.
– Где ваша совесть? – прошипел Борис, придвинувшись к Жуже. – Ведёте себя как проститутка!
– Megbasztam at anyadat! Я и есть проститутка, ты что, забыл?
– Тише! – Драчевников сделал страшные глаза.
– Но я, по крайней мере, честная давалка, на каждую услугу у меня твёрдый прайс, а то, что предлагаете вы, это уже настоящее б-ство! – распалялась девушка.
– Иди уже в туалет, – махнул рукой Борис.
– Ох, какие вы забавные все, – снова хихикнул Каспер.
***
Сели в Симферополе. У Жужи после троекратного посещения уборной довольно блестели глаза. Виртанен так нагрузился, что шёл, выписывая ногами кренделя. Каспер ржал.
– Не расслабляемся, – прикрикнул Драчевников. – Впереди ещё основная часть. Со сцены надо будет сказать приветственное слово!
Народу по случаю прибытия иностранцев собралось немного. Но телевизионщики, ловко стимулируя прохожих мелкими суммами, увеличили за каких-то десять минут толпу втрое.
– Слово предоставляется венгерскому парламентарию Жуже Мольнар! Поприветствуем! – выкрикнул Борис.
– Я так рада быть сегодня в дружественном Крыму, – начала Жужа. – Тут такое ласковое солнце, что у меня стало мокро в трусиках! А ветерок такой прохладный и игривый, что сосочки у меня напряглись… Некоторые считают, что Россия взяла Крым силой, а мне кажется, что это соитие было по любви…
Борис схватился за голову.
– Что она несёт! Выпускайте Виртанена!
Финн по своему обыкновению тупо уставился на собравшихся и наконец выдавил по-русски речь, которую он репетировал три дня:
– Страавствуйте, браатья! Я ратт, что сефотняя поссетил республику Крыы…
И тут на сложной для финна букве «ы» его вывернуло и весь аэрофлотовский обед оказался на полу.
– Заканчиваем! – замахал руками в ужасе Драчевников. – Все! Баста!
Отдышавшись, финн грустно спросил:
– Босс, это конец? Я уволен?
Борис критически оглядел его с ног до головы и сказал:
– Куда ж я теперь тебя дену? Почисти костюм, отоспись и через два часа сделаем ещё дубль. Массовка, не расходитесь! У инвестора сложная акклиматизация!
Сергей Беседин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..