пятница, 5 мая 2017 г.

Откуда берется тяга к «вредной» еде?

Откуда берется тяга к «вредной» еде?

Зожник перевел статью Стефана Гаинэта – кандидата наук в области нейробиологии, который 12 лет исследует проблемы нейродегенеративных заболеваний, старения, пищевого поведения и ожирения. Он автор книги «Голодный мозг: перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать». Передаем слово автору.
Люблю съесть толстый кусочек пиццы, а лучше сразу три. Этот мясной, сырный и «помидорный» ароматы бьют в ноздри, и я смотрю на открытую засаленную картонную коробку с блестящими треугольными кусочками внутри. Знаю, сегодня мне будет невероятно тяжело себя контролировать. Дайте мне неограниченный запас пиццы и, скорее всего, я доведу себя до плачевного состояния. Это именно та еда, которая делает нас толстыми, подталкивает к метаболическим заболеваниям, истощает наши силы и, в конце концов, укорачивает жизнь. Но почему же я продолжаю её есть?

Во всем «виноват» допамин

Для того чтобы понять, откуда берется страсть к еде, сначала мы должны понимать, что эта страсть собой представляет. Предлагаю начать с определения. Тяга к еде – это состояние повышенной мотивации, которое направлено на поедание конкретной пищи. Это не то же самое, что и чувство голода, которое является неспецифической мотивацией к потреблению любой пищи, содержащей калории. Тяга к еде и чувство голода – это отдельные мотивации, которые зарождаются в разных участках мозга в ответ на отдельные сигналы.
Это приводит нас к следующему ключевому вопросу: откуда эта мотивация берется? Человеческий мозг запрограммирован таким образом, чтобы важные цели, такие как необходимость выживать и продолжать свой род, мотивировали нас к действию. К ним относят секс, воду, социальную поддержку, физический комфорт, и, конечно же, едуНа протяжении жизни мы узнаем, как достигать этих целей более эффективными путями, и один из ключевых игроков данного процесса обучения – мощная молекула под названием допамин.
Вот как она работает. Когда одно из ваших действий позволяет достичь запрограммированной цели, мозг высвобождает допамин в определенных участках, включая вентральный стриатум. Это повышает вероятность того, что когда в следующий раз мы окажемся в такой же ситуации, то поведем себя точно так же.
В техническом плане принято говорить, что таким образом наше поведение было усилено, закреплено. А происходит следующее: сенсорные сигналы, такие как внешний вид, звуки, запахи, вкус и расположение, становятся мотивационными спусковыми крючками, которые заставляют нас повторить предыдущее действие. Чем больший всплеск допамина, тем более мотивированы вы будете в следующий раз, когда столкнетесь с теми же сенсорными сигналами.
Это прекрасно видно на примере наркотиков (кокаин, метамфетамин), которые вызывают громадный выброс допамина. Именно эта молекула мотивирует к поиску наркотика настолько сильно, что им наркоман заменяет составляющие нормальной жизни – еду, сон, работу и отношения.

Еда как наркотик

Как все это работает в случае с едой? Исследователь Энтони Склафани разбирался в этом вопросе на протяжении последних 30 лет и вместе с коллегами добился значительного прогресса. В 1988 году Склафани впервые продемонстрировал, что крахмал, который напрямую вливается в желудок крыс, может развить у них предпочтение к аромату, который в этот же момент распознается их носом. Другими словами, если вы даете крысе ароматизированную вишневую воду, когда в её желудок вводят крахмал, в дальнейшем крыса будет предпочитать именно вишневую, а не другую воду. По предположениям ученых, крахмал в желудке закрепляет сигнал в мозгу.
Исследования показали, что не только крахмал закрепляет такое пищевое поведение: сахар, жир и белок — обладают таким же эффектом. Ученые продемонстрировали, что сенсорные датчики во рту и тонком кишечнике распознают глюкозу, фруктозу, жирные кислоты и аминокислоты. После обнаружения этих питательных веществ датчики посылают сигнал в мозг, после чего высвобождается допамин. При этом чем выше концентрация нутриентов, тем выше всплеск допамина. И хотя нам хотелось бы верить, что мы не имеем ничего общего с крысами, исследования показывают, что у людей происходят такие же процессы.
Все это говорит о том, что мозг не запрограммирован реагировать на пищу в общем. Он стимулируется конкретными свойствами пищи, и чем выше их концентрация, тем выше уровень мотивации к ее потреблению.
Вернемся обратно к пицце. Я не помню, когда впервые ее попробовал, наверное, тогда я был ещё ребенком. Хотя я хорошо представляю те ощущения. Как только первый кусочек пиццы прошел через мой пищевод и попал в желудок, а после этого – в тонкий кишечник, сенсоры начали посылать сигналы в мозг. Они сказали ему: эта пища является превосходным источником жиров и углеводов, а также неплохим источником белка. Уровень допамина начал повышаться, а мой мозг отметил мясной, сырный и «помидорный» аромат и вкус, блестящие треугольные кусочки, а также испачканную жиром картонную коробку.
С каждой пиццей, которую я ел последующие несколько раз, эти ассоциации усиливались. В один момент одного лишь запаха или вида пиццы было уже достаточно, чтобы мой рот наполнялся слюной. Это происходит со мной каждый раз.
Это объясняет тягу к жирной, набитой калориями еде, которая так распространена в нашей жизни и отрицательно влияет на наше здоровье: чипсы, картофель фри, бекон, печенье, торты, мороженое, шоколад. Мы их жаждем очень сильно, ведь они доставляют именно то, что наш мозг инстинктивно ищет: концентрацию крахмала, сахара, соли, жира и белка.

Шоколад и теобромин

Шоколад – это продукт, которого большего всего жаждут женщины, да и многие мужчины тоже. С точки зрения мозга это понять несложно, ведь шоколад – это не только концентрированный источник жира и сахара. В составе этого продукта содержится вызывающее привыкание вещество – теобромин. Как и его брат кофеин, теобромин является мягким стимулятором, который действует на тот же участок мозга, что и допамин. Теобромин усиливает естественную способность жира и сахара вызывать всплеск допамина, что у многих людей приводит к мощной тяге к еде, а у некоторых – к поведению, характерному наркоманам.

Что делать?

Понимание механизма тяги к отдельной пище позволяет нам более эффективно ею управлять. Поскольку жаждой движут сенсорные стимулы, такие как вид или запах аппетитной еды, самый простой способ победить тягу – не подвергать себя воздействию стимулов.
Если вас не будет окружать «нездоровая» еда, у вас будет меньше шансов её съесть, а тяга к ней может даже снизиться. Именно поэтому пицца редко пересекает мой разум, даже несмотря на тот факт, что я жажду её, когда она находится где-то рядом.
Я избегаю ситуаций, которые провоцируют тягу к пицце: я редко её заказываю, я редко хожу в заведения, где её готовят, и редко смотрю рекламу по ТВ, где всплывают её изображения. Хотя время от времени я себя все-таки балую – да будут прокляты последствия!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..