понедельник, 9 января 2017 г.

Могила Шевченко на Голанах, или Умань наоборот

Могила Шевченко на Голанах, или Умань наоборот
 
 
Кризисная ситуация вокруг могилы Тараса Шевченко на Голанских высотах создалась не сразу. Поначалу никто в Израиле не видел угрозы национальной безопасности в том, что тысячи украинцев ежегодно приезжали к своей святыне. Они шепотом читали стихи своего духовного лидера, забавно раскачиваясь на высоком холме с видом на озеро Кинерет и гору Хермон.
Правительство Биньямина Нетаниягу начало осознавать масштабы проблемы только в 2014 году, когда 10 марта – в честь 200-летия со дня рождения Великого Кобзаря, из киевского Борисполя в аэропорт Бен-Гурион прибыли десятки чартерных рейсов, которые привезли сразу 20 тысяч украинских паломников.
 
В тот день воздушные ворота Израиля оказались впервые парализованы странными людьми в овчинных бекешах и барашковых шапках, которые громко декламировали вслух и требовали борща со сметаной и пампушками в зоне “дьюти-фри”.
Израильские пограничники и таможенники работали в невыносимых условиях, обнаруживая во время досмотров сумок и чемоданов свертки сала с чесноком. Увиденное и унюханное включало у израильтян “тревожную кнопку” - срабатывала генная память их прадедов о гайдамацких набегах.
Надежды на уменьшение потока паломников после юбилея не сбылись в 2015 году, когда в Израиль из Украины прилетели сразу 25 тысяч человек.
Прогноз на 2016 год составлял уже 30 тысяч украинцев, рвущихся почитать стихи и помолиться на могиле своей национального гения.
 
Проблема обострилась, когда многие украинцы решили не покидать Голаны, незаконно оставаясь в Израиле и после окончания сезона паломничества.
Традиционный период поклонения святым местам украинства - с 8-9 марта (даты рождения и смерти поэта) по 22 апреля (дата выкупа Шевченко из крепостного рабства), стал растягиваться на год и больше пребывания, что нарушало условия безвизового режима между двумя странами.
Вокруг могилы Шевченко на холме с видом на Кинерет и гору Хермон стихийно вырос постоянный городок украинских паломников Кфар-Тарас. Более тысячи паломников круглый год жили в антисанитарных условиях, теснясь в палатках и наскоро сколоченных бараках, разводя костры и разбивая огороды. Участились случаи пропажи овец и коров из соседних израильских кибуцев.
Сначала в посёлках Рамот и Маале-Гамла, а затем в Тверии, Хайфе и Иерусалиме на стенах домов стали появляться странные надписи: “Ш.. ше.. шев.. Шевченко мi-Голан”.
Журналисты, побывавшие в Кфар-Тарасе, слышали из некоторых шатров подозрительное хрюкание совершенно недопустимых в Израиле животных. Фотографы “Едиот Ахронот” засняли над палатками паломников дымящиеся трубы самогонных аппаратов. Жители Голанских высот, города Тверия и всей Галилеи быстро подсели на украинскую горилку, причем её разлив и продажа обходились совершенно без контроля израильских налоговиков.
 
В криминальных кругах Украины тем временем ширилась легенда: якобы Тарас Шевченко завещал, что тому, кто посетит его могилу 8-9 марта, на весь год простятся грехи. Из разных городов Украины к могиле Шевченко на Голанах потянулись гопники, владельцы чебуречных киосков и уволенные по люстрации прокуроры. Все они участвовали в особых молениях по “Кобзарю” с употреблением легких наркотиков для духовного очищения и медитации.
 
Робкие попытки полиции Израиля навести порядок в “украинском квартале” на Голанах привели к столкновениям с паломниками. Из некоторых палаток раздались даже выстрелы из травматических пистолетов, сопровождаемые обильными цитатами из поэмы Шевченко “Гайдамаки”.
Тогда из Киева стали приглашать ежегодно по 10 сотрудников Национальной полиции Украины, но они приезжали только на первую декаду марта – на пике ежегодного паломничества. Остальное время города ситуация в Кфар-Тарасе всё больше выходила из-под контроля. Поток украинских паломников на Голанах создал правовую “чёрную дыру”, не подчинявшуюся ни законам Израиля, ни законам Украины.
Украинский институт национальной памяти назвал Голаны и северный берег озера Кинерет “этнографическими украинскими землями, на которых нужно реализовать закон о декоммунизации”. По инициативе этого Института Верховная рада внесла в Кнессет предложение о переименовании города Тверия – “так как это название похоже на российскую Тверь и напоминает об имперском наследии римского кесаря Тиберия”.
Вместо Тверии Украинский институт национальной памяти предложил название “Генiсаретськi Плавнi”, найдя это выражение в дневнике одного утонувшего украинского паломника 19-го века.
Мосад сообщил, что отдельные группы украинских паломников призывного возраста и спортивного телосложения не только возлагают цветы у могилы Шевченко, но и проникают с Голанских высот на восток – в соседнюю Сирию. По странному стечению обстоятельств, там как раз участились взрывы на российских военных базах и падения самолетов с российскими триколорами. Москва потребовала от Иерусалима остановить паломничество украинцев на Голаны.
 
Именно тогда по приказу премьер-министра Нетаниягу был создан межминистерский оперативный штаб “Шевченко”, объединивший представителей армии, спецслужб, МИДа, МВД, транспортников, медиков, психологов и историков. Штабу поручалось в кратчайшие сроки составить рекомендации по окончательному решению “украинской проблемы”.
Историкам была поставлена задача: дать правительству подробнейшую научную справку о том, как вообще так получилось, что великий украинский поэт был похоронен именно на Голанах.
 
Далее мы процитируем попавший нам в руки конфиденциальный отчет группы историков, подготовленный ими для оперативного штаба “Шевченко”. Приводим этот секретный документ без купюр.
“Совершенно секретно.
 
В 4-х экземплярах – Премьер-министру, главе Мосада, министру обороны и министру иностранных дел Государства Израиль.
 
Тема: История захоронения Тараса Шевченко на Голанских высотах и формирование проблемы массового паломничества украинцев к этому месту". 

Исторический контекст
 
В 1847 году украинский поэт Тарас Шевченко был сослан в солдаты царским правительством, после чего он проходил службу в различных российских крепостях на юго-восточном берегу Каспийского моря (сегодня – Туркменистан) – в качестве наказания за свои стихи.
Годы мучительной солдатчины усилили религиозность Тараса Шевченко, а пребывание в азиатском регионе вызвало его интерес к странам Востока. Поэтому после окончания срока службы в 1857 году Шевченко не стал возвращаться в холодную Российскую империю. Вместо этого он по берегу Каспия добрался на юг в ближайший персидский порт, затем достиг Тегерана, и с караваном персидских купцов-евреев отправился в Иерусалим.
О путешествии Тараса Шевченко по Святой Земле мы имеем лишь отрывочные сведения, Поэт и художник перемещался без паспорта ненавистной ему Российской империи, поэтому ему пришлось стать турецко-подданным. Некий еврей Янкель (“наш гарний жидок з-пiд Винницi”, как напишет позже Шевченко в своем дневнике) заплатил турецким властям бакшиш за новое удостоверение личности для Шевченко.
Пребывание на Святой Земле и библейские пейзажи вызвали у измученного армией Тараса Шевченко прилив сильнейших религиозных чувств, которые позднее были описаны психиатрами как “Иерусалимский синдром”. Поэт ходил по Иерусалиму, воображая себя то царем Давидом, то Моисеем, то пророком Иеремией.
 
Сочувствуя лишенным родины евреям, Шевченко осенью 1858 года пишет украинские переводы псалмов Давида. Например, псалом 137-й:
“На ріках круг Вавилона,
Під вербами в полі,
Сиділи ми і плакали
В далекій неволі
І коли тебе забуду,
Ієрусалиме,
Забвен буду, покинутий
Рабом на чужині.
І язик мій оніміє,
Висохне, лукавий,
Як забуду пом’янути
Тебе, наша славо”
 
Вера в помощь Всевышнего и будущее возвращение еврейского народа на Святую Землю проявились в шевченковском переводе 53-го псалма, который, по сути, стал предвестником сионизма за 40 лет до Теодора Герцля:
 
“Хто ж пошле нам спасеніє,
Верне добру долю?
Колись Бог нам верне волю,
Розіб’є неволю.
Восхвалимо Тебе, Боже,
Хваленієм всяким;
Возрадується Ізраїль
І святий Іаков”.
Глубокие религиозные переживания Шевченка и ожидание мистического Избавления от руки Творца выразились в его переводе 82-го псалма:
“Встань же, Боже, суди землю
І судей лукавих.
На всім світі Твоя правда.
І воля, і слава”.
 
Наши эксперты отмечают, что финальная строчка перевода этого псалма, который в рукописи был доставлен в Украину, подтолкнула осенью 1862 года украинского этнографа и поэта Павла Чубинского написать стихотворение “Ще не вмерла України, ні слава, ні воля”, ставшее впоследствии гимном Украины.

Пребывание Шевченко на Голанах
 
Покинув Иерусалим, Тарас Шевченко весной 1859 года отправился на север Израиля. Специалисты могут лишь предполагать по косвенным данным, что следующие два года Шевченко провёл в скитаниях по Галилее, в городе Тверия и вокруг озера Кинерет (называвшееся тогда Галилейским или Генисаретским морем).
Есть доказательства того, что Шевченко обогнул озеро Кинерет с севера и отправился через Голанские высоты к самой высокой точке этих мест – на гору Хермон (или Ермон, как тогда говорили). Судя по всему, поэт застал сезон таяния снегов на Хермоне, когда водные потоки стекают ручьями в Кинерет и наполняют далее реку Иордан. Это отразилось в шевченковском переводе 133-го псалма:
 
“Або роси Єрмонськії
На святії гори
Високії Сіонськії
Спадають і творять
Добро тварям земнородним,
І землі, і людям, —
Отак братів благих своїх
Господь не забуде,
Воцариться в дому тихім,
В сім’ї тій великій,
І пошле їм добру долю
Од віка довіка”.
 
Далее мы имеем более достоверную информацию, подтверждаемую турецкими источниками. Зиму 1860/61 годов поэт провёл среди славян-мусульман в деревне Скопье на Голанах возле берега озера Кинерет. Турецкие власти веком ранее предложили эти земли для бесплатного заселения мусульманским мигрантам из района сегодняшней Македонии.
Накануне дня рождения 9 марта 1861 года Тарас Шевченко подхватил сильное воспаление легких, которое было усугублено большим объемом выпитого спиртного на праздновании его 47-й годовщины. Всё это привело к скоропостижной смерти украинского поэта 10 марта того же года. Скорбящие жители деревни похоронили его примерно в километре от деревни – на холме среди Голанских высот, откуда открывается вид на озеро Кинерет, реку Иордан и гору Хермон.
Только через год траурная делегация с берегов Днепра во главе с Павлом Чубинским смогла добраться до Святой Земли. Земляки Шевченко приехали в деревню, чтобы организовать перевозку тела великого поэта в Украину. Но когда мухтар – староста села, передал гостям личные вещи умершего Кобзаря, произошла шоковая сцена. Среди бумаг Тараса Шевченко была найдена авторская рукопись нового завещания поэта – написанный незадолго до смерти неизвестный вариант “Заповiта”:
 
“Як умру, то поховайте
Мене на Голанах
Серед степу широкого
Помiж добрих ланах,
Щоб і пальми, i тополi,
Іордан і кручі
Було видно, було чути,
Як реве ревучий.
Як понесе з гiр Лівана
У Кiнерет-море
Кров ворожу... отойді я
І лани і гори —
Все покину, і полину
До самого Бога..”
 
Украинской делегации ничего не оставалось, как выполнить волю покойного и уехать обратно в Киев ни с чем. Тело Тараса Шевченко осталось на Голанах. На его могиле было поставлено лишь скромное надгробие.
Начало паломничества украинцев на Голаны
В следующие сто лет лишь отдельные путешественники-украинцы добирались до места захоронения своего национального кумира. Сначала этому мешала Турецкая империя, затем обе Мировые войны, затем арабо-израильские войны.
Голанские высоты в июне 1967 года были освобождены Израилем в ходе Шестидневной войны. Жители-мусульмане покинули деревню Скопье, а опустевшие старые дома были снесены – кроме небольшого дома, в котором встретил свою последнюю весну великий поэт. На месте Скопье был построен новый израильский посёлок Рамот, который в дальнейшем стал центром украинского паломничества к могиле Шевченко.
В ходе Войны Судного дня сирийская армада из 700 советских танков прорвала израильские позиции в центре Голанских высот, но была остановлена и уничтожена в двух километрах от могилы Шевченко в ходе исторического боя 6 октября 1973 года с сорока двумя израильскими танками. Отступившие сирийцы назвали это “битвой у Шейх-Тараса”, что немало способствовало созданию легенды о мистических особенностях этого места.
В конце 1970-х годов израильские власти заключили негласное соглашение с главой Компартии Украины Виктором Щербицким, разрешив приезд маленьких групп литературоведов к могиле Тараса Шевченко – по линии Академии Наук Украины. Ажиотажное паломничество к этой могиле началось только после провозглашения независимости Украины, а особенно после победы Майдана в 2014 году.

Рекомендация группы историков для оперативного штаба “Шевченко”
Единственным способом решения “украинской проблемы” на Голанах и наведением порядка на севере Израиля является соглашение с правительством Киева о перезахоронении останков Тараса Шевченко в Украине – с оплатой эксгумации и транспортировки останков за счет Израиля”.
 
 
 
Редактор по Израилю и СНГ американской газеты "Форум Daily"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..