пятница, 15 июля 2016 г.

ЛОЖЬ, ТОЛЬКО ЛОЖЬ...



Ложь, только ложь
и ничего кроме лжи
 Институт сионистской стратегии проанализировал аргументы, с помощью которых организация "Адала" убеждает зарубежную общественность в том, что Израиль представляет собой "государство апартеида"
 Дов Конторер

Организация "Адала", аттестующая себя как "юридический центр в защиту прав арабского населения в Израиле" и существующая, подобно множеству организаций аналогичного типа, на средства Евросоюза, ряда европейских правительств, сороссовского "Института открытого общества", Фонда Форда и других зарубежных институций (в 2012-2014 гг. прямые дотации иностранных правительств составили 59 процентов ее бюджета), принадлежит к числу самых активных участников международной кампании по делегитимации Израиля. Представители "Адалы" регулярно участвуют в мероприятияхBDS, на которых им, как правило, поручается обосновать тезис о том, что Израиль представляет собой "государство апартеида".
Аудиторию этих мероприятий, просеянную уже по факту своего априорного сочувствия к требованию о политическом и экономическом бойкоте Израиля, характеризует доверие к любой клевете на еврейское государство - от стандартных заплачек об "ужасах оккупации" до старомодных инсинуаций в духе кровавого навета, получающих время от времени новую жизнь. Данное обстоятельство позволяет представителям "Адалы" не опасаться того, что публика потребует от них настоящих доказательств, или, если такое все же случится, что прозвучавшее требование будет поддержано организаторами мероприятия.
Как следствие, им бывает достаточно выйти на трибуну, представиться, взять нужную ноту негодования и заявить, что в Израиле действуют 57 законов, носящих дискриминационный характер в отношении арабского населения. Уже на то, чтобы просто зачитать список этих законов, уходит не менее четверти часа, после чего еще полчаса выделяется на краткую характеристику  некоторых из них. Далее следуют аплодисменты, одобрительные возгласы зала, причмокивания губами. Публика, составив компетентное мнение, расходится на кофе-брейк или встречает следующего оратора.
Действующий в Иерусалиме с 2005 года Институт сионистской стратегии решил произвести детальную проверку инсинуаций "Адалы" и поручил своим экспертам проанализировать список законов, упоминаемых в выступлениях представителей этой организации. Результаты произведенной работы составили текст доклада, занимающий свыше шестидесяти страниц. Ознакомившись с этим документом, нельзя не поразиться изобретательности сотрудников "Адалы", обнаруживающих признаки "апартеида" в самых неожиданных местах.
                                                                                                         * * *
Так, в 53 из 57 релевантных законов вообще не содержится упоминаний об этническом происхождении и/или религиозной принадлежности граждан Израиля, или, если таковые содержатся, они явным образом подчинены задаче недопущения дискриминации. Примерами последнего рода являются Указ о порядке отправления власти и правосудия (1948), в котором выходные и праздничные дни в Израиле определены согласно еврейскому календарю, и Закон об использовании еврейской календарной даты в официальных публикациях (1998). Оба акта выводят из сферы своего действия учебные заведения с преподаванием на арабском языке и местные органы власти в населенных пунктах арабского сектора. Им предоставлено право устанавливать выходные и праздничные дни по собственному усмотрению (за исключением Дня независимости, который определяется как единственный общегражданский праздник), и от обязанности указывать в своих публикациях еврейскую дату они также освобождены.
К дискриминационным, с точки зрения "Адалы", относятся все законы, выражающие через различные элементы государственной сиволики принцип существования Израиля в качестве национального государства еврейского народа: Закон о государственных флаге, гербе и гимне (1949), Закон о государственной печати (1949) и т.п. Фактом дискриминации "Адала" считает уже и то, что на бело-голубом полотнище израильского флага нашлось место маген-давиду, но не нашлось места мусульманскому полумесяцу или, допустим, свастике, которая была любимейшим символом великого муфтия Аль-Хусейни и его берлинских единомышленников, входивших в круг отцов-основателей палестинского национализма.
Как ни странно, данный тезис кажется убедительным спонсорам "Адалы", многие из которых представляют страны, использующие крест в качестве главного элемента на своих флагах (Великобритания, Дания, Швеция, Норвегия, Финляндия, Швейцария) и не находящие в этом ущемления прав своих мусульманских меньшинств, не говоря уже о живущих в этих странах евреях. Всего по признаку установления ненавистных арабским националистам элементов израильской государственной символики "Адала" относит к категории "дискриминационных" восемнадцать законов.
В 21 случае лживый диагноз "Адалы" также основан на общей концепции этой организации, в рамках которой противоправным считается существование любых институций, выражающих связь Государства Израиль с еврейским народом. По этому признаку в список "Адалы" включены такие акты, как Закон о статусе Всемирной сионистской организации и Еврейского Агентства (1952), Закон об институте "Яд Бен-Цви" (1969), Закон о сельскохозяйственной школе "Микве-Исраэль" (1976) и т.п. Однако в фактическом отношении деятельность всех этих институций является дискриминационной точно в такой же степени, как и деятельность любого учебного заведения арабского сектора, Музея исламского искусства в Иерусалиме или даже самой "Адалы", претендующей на выражение интересов арабского населения в Израиле.
Несомненное преимущество евреям дает лишь Закон о возвращении, призванный исправить многовековую историческую несправедливость, соответствующий решению ООН о создании еврейского государства и имеющий аналоги в юридической практике ряда демократических стран. Иммиграционная политика государства может носить избирательный характер, в отличие от его внутренних установлений, и этот принцип был зафиксирован Высшим судом справедливости: "Ключ от дверей нашего дома действительно выдается в первую очередь представителям еврейского народа, но все те, кто уже живут этом в доме, будучи гражданами Израиля на законных основаниях, пользуются равными правами".
Как минимум в тринадцати случаях существует огромная разница между фактическими положениями осуждаемых "Адалой" законодательных актов и тем, как они интерпретируются этой организацией, причем иногда даже самая злонамеренная интерпретация оставляет место вопросу: в чем именно состоит предлагаемый к осуждению факт дискриминации? Например, Закон о Голанских высотах (1981), распространивший на территорию северного плато действие израильского судебного и административного права, не нравится экспертам "Адалы" по вполне понятным причинам (им не нравится все, что служит интересам Израиля), но доказать наличие в этом законе хоть каких-то элементов дискриминации категорически невозможно – ведь именно он предоставил право на получение израильского гражданства всем жителям Голанских высот.
Восемь законов, включенных в список "Адалы", очевидно направлены на обеспечение личной безопасности граждан Израиля, к какой бы группе населения те ни принадлежали. Эти законы относятся к лицам, подозреваемым в террористической деятельности, и они не проводят различия между евреями и арабами. Если угодно, сама готовность считать данный пласт израильского законодательства направленным исключительно против арабского меньшинства говорит о дискриминационном подходе самой "Адалы", огульно отождествляющей с арабами любых потенциальных преступников.
В семи случаях "Адала" объявляет дискриминационными законы, относящиеся к лицам, которые не являются гражданами Израиля, и к неизраильским институциям. О масштабах лжи и абсурда, заключенных в таком подходе, говорит следующее обстоятельство: в список осуждаемых "Адалой" законов включен Указ о торговле с вражескими странами, оставшийся в корпусе израильского законодательства со времен британского мандата. Данный акт объявлен дискриминационным на том основании, что все три государства, на которые он распространяется в настоящее время, являются арабскими и/или мусульманскими странами: Сирия, Ливан и Иран.
В ряде случаев осуждаемые "Адалой" законы если и содержат элементы дискриминации, то таковая направлена не против арабов, а против еврейского большинства. Например, Основной закон о Кнессете, одно из положений которого (статья 7а) запрещает участие в парламентских выборах партиям, отрицающим существование Израиля как еврейского и демократического государства. Эта поправка фактически использовалась до настоящего времени лишь однажды – против списка раввина Меира Кахане на выборах 1988 года. Также и критикуемый "Адалой" Закон о социальном содействии демобилизованным солдатам (1994) обеспечивает служащим в ЦАХАЛе представителям национальных меньшинств явное преимущество в сравнении с евреями, на которых лежит безусловная обязанность трехлетней воинской службы. И это – даже безотносительно к тому обстоятельству, что сама ситуация, при которой израильские арабы освобождены от воинской службы, обеспечивает данной группе населения огромные преимущества на старте социальной карьеры, полностью компенсировать которые не могут никакие льготы демобилизованным военнослужащим.
В других случаях тезис о дискриминационном характере того или иного закона основывается на статистическом анализе контингента лиц, осужденных за его нарушение. Иначе говоря, по изумительной логике "Адалы", то, что арабы составляют большинство среди преступников, осужденных за совершение определенного преступления, доказывает, что нарушенный ими закон специально направлен против арабов.
Наконец, к числу дискриминационных "Адала", конечно, относит и те законы, которые если не запрещают полностью, то, по крайней мере, проблематизируют некоторые аспекты, связанные с ее собственной деятельностью: Закон о причинении ущерба государству через содействие антиизраильскому бойкоту (2011), Закон о финансировании некоммерческих организаций (те его положения, которыми НКО предписывается сообщать о получении финансовых средств от иностранных правительств), поправка к Закону об основах бюджетной политики (ею запрещается перевод государственных средств общественным учреждениям, насаждающим тезис о накбе) и т.п.
Напластования лжи в публикациях "Адалы" и в выступлениях ее представителей едва ли способны по-настоящему удивить израильтян, но в том, чтобы опровергнуть их на фактическом уровне, была объективная необходимость, и с этой задачей успешно справился Институт сионистской стратегии. Данная статья дает лишь самое первичное представление о масштабах проделанной им работы. Всем, кто желает составить более обоснованное мнение о затронутой здесь проблеме, может быть рекомендован полный текст доклада "Организация "Адала" против Государства Израиль", доступный – к сожалению, лишь на иврите - на сайте упомянутого Института (http://izs.org.il/).

1 комментарий:

  1. Благополучная и сытая Европа на подсознательном уровне чувствует себя беспомощной перед фанатиками-мусульманами, стремящимися на тот свет к вожделенным девственницам. Куда безопасней давить на Израиль. Тем самым они надеются по своей наивности задобрить безумцев-фанатиков и отвести беду от себя.

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..