понедельник, 25 апреля 2016 г.

КИШИНЕВ В ИЗРАИЛЕ


Семья Рисманов привезла с собой деда Мишу, бывшего чекиста, уже в маразме.
Ехать в Израиль он бы никогда не согласился, ибо всю жизнь слово "сионист" использовал как ругательство, а в последние годы, в минуты просветления, пугал им своих правнуков. Поэтому ему сказали, что семья переезжает из Ленинграда в Кишинев: дед там родился, там производил первые обыски и аресты, отчего сохранил о городе самые теплые воспоминания и мечтал в нем побывать перед смертью. Маленький, сморщенный, дед был уже за пределами возраста, и очень похож на пришельца.
- Дети, это уже Кишинев? - приставал он ко всем в шереметьевском аэропорту, а потом в Будапеште.
В самолете он тихо дремал. Но обед не пропустил. Потом снова дал храпака. Когда подлетали к Тель-Авиву, дед открыл глаза, увидел сквозь иллюминатор синюю гладь и удивился:
- Разве в Кишиневе есть море?
- Есть, есть, - успокоил его внук. – Это искусственное море.
- А, Братская ГЭС! - догадался дед и блаженно закрыл глаза.
Когда приземлились, деда разбудил гром оркестра.
- Чего это они? - удивился он.
- Это тебя встречают, - объяснила дочь.
Дед растрогался.
- Еще не забыли! - он вспомнил сотни обысканных квартир, тысячи арестованных им врагов народа и гордо улыбнулся. - Хорошее не забывается!
Когда спустились с трапа, к деду подскочил репортер телевидения.
- Вы довольны, что вернулись на свою родину?
- Я счастлив! - ответил дед, от умиления заплакал, рухнул на колени и стал целовать родную землю.
Этот эпизод отсняли и показывали по телевидению. Дед был счастлив и горд, вслушиваясь в слова «саба», «оле хадаш», «савланут», и вздыхал, что уже окончательно забыл молдавский язык.
- А ты смотри Москву, - посоветовал ему внук и включил русский канал. Шла передача «Время». На экране показывали очередь у израильского консульства на Ордынке.
- Куда это они? - подозрительно спросил дед.
- Тоже в Кишинев, - ответила дочь.
- Кишинев не резиновый! - заволновался дед. - Что, для них других городов нет? Свердловск или Якутск, например...
- Они торопятся в Кишинев, чтобы не попасть в Якутск, - съязвил внук.
Но дед Рисман долго не мог успокоиться.
- Сидели, понимаешь, сидели, а теперь - все ко мне, в Кишинев! Раньше надо было думать!
С утра до вечера он дремал на балконе, наблюдал, прислушивался, фиксировал, снова дремал. Ничто не вызывало его подозрений: звучала русская речь, продавались русские газеты, из открытых окон гремели русские песни.
- Румынов много, - обобщил дед, увидев толпу арабов. - Надо границу закрыть.
- Вот только ты еще на эту тему не высказывался! - огорчился внук.
Раздражали деда и вывески на иврите:
- Почему на русском не пишут? Сплошная молдаванщина!
- Это их республика, их язык, - втолковывала ему дочь. - Зачем им русский?
- Как это зачем?! - возмутился дед. - Затем, что им разговаривал Ленин! Что, они об этом не знают?
- Наверное, нет, - утихомиривала его дочь.
- А, тогда понятно, - дед сменил гнев на милость. - Но ты им обязательно об этом расскажи - они сразу заговорят.
- Скоро все по-русски заговорят, - успокоил его внук. - Даже они, - внук указал на трех эфиопских евреев, сидевших на скамейке перед их подъездом.
- А это кто такие? - испуганно спросил дед.
- Тоже молдаване.
- Почему такие черные?
- Жертвы Чернобыля, - открыл внук военную тайну. - Прибыли на лечение.
- Да, сюда теперь все едут! - произнес дед с гордостью за свой родной Кишинев. - Не зря мы для вас старались! Нет пьяниц - вот вам результат антиалкогольного указа! Воспитательная работа на высоте - нигде не дерутся. Витрины полны - это плоды Продовольственной программы. А вы все ругаете КПСС, все недовольны!..
Дед разволновался и стал выкрикивать лозунги: - Вот она, Советская власть плюс электрификация всей страны! Мы наш, мы новый мир построим! Правильным путем идете, товарищи!.. - От волнения всхлипнул. - Дожил я, дожил. На родной земле!
Снова пал на колени и стал целовать кафельные плитки балкона.

Автор: Александр Каневский

Область прикрепленных файлов

2 комментария:

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..