среда, 25 декабря 2013 г.

ХВАТИТ ЖРАТЬ! рассказ фантастический




 Он говорит: «Нет ничего омерзительней человека жрущего. Вы только посмотрите, какая гадость: челюсти ходят, кадык дергается, глотает, как удав, слюны полон рот, а то еще и мимо рта. Это миф, что можно есть красиво».
 Это он ролик специальный снял в каком-то ресторане.
 - Мерзость, - повторил гость, выключил телевизор и скрестил руки на груди. – Но я спасу мир не только от уродства пожирания, но и от трагедии войн, нищеты, голода. Я, Ефим Палиевский, спасу нашу цивилизацию от неминуемого краха.
 - Похвально, - сказал я. – Не вы первый и не вы последний. Спасителей было много. Только после каждой очередной попытки становилось еще хуже.
 - Ваша правда, - кивнул он. – Беда в том, что новая идея не была подкреплена техническим прогрессом. Я же предлагаю уникальный симбиоз новой философии и технократического прорыва. Вот почему мое изобретение станет последним и решающим шагом,  - обещал Ефим Палиевский и вытащил из кармана потертый футляр из-под часов. Помедлив, футляр раскрыл. Внутри, на черной подкладке, лежали крупные розовые таблетки: каждая величиной с ноготь большого пальца.
 - Вы давно завтракали? – спросил гость.
 - Давно, - признался я. – Пора обедать.
 - Обедать не будем! – торжественно объявил Палиевский. – Вы проглотите одну, всего одну таблетку – и целый день сытости я вам гарантирую.
 Шустрым человек оказался Ефим Палиевский. Пять секунд – и вот уже он стоит передо мной со стаканом воды.
 - Ну! Не станем медлить!
 - За что это вы меня так? – спросил я. – Что я вам сделал?
Вместо ответа гость решительно отправил в рот одну из таблеток и запил ее глотком воды.
 - Вот, - сказал он. – Умрем вместе…. Шучу, шучу! Жить будем сто двадцать лет, не меньше.
 - Не хочу так много, - мне совсем не хотелось глотать совершенно незнакомый, подозрительного вида, розовый катыш.
 - Придется, - утешил меня гость. – Ну, сколько ждать?
-  Хотелось бы…. Ну, в общих чертах – состав?
- Военная тайна, - усмехнулся гость. – Одно могу сказать: никаких белков, жиров и углеводов. Не будет больше сеятелей и пахарей. Конец тяжкому и унизительному труду. Животноводов тоже не будет. На свалку весь молочный продукт.
- И йогурты, - вздохнул я.
- Перестаньте! – только отмахнулся Ефим Палиевский. – Поймите, мы ставим точку на всей этой гнусной культуре кулинарии. Время – вот что по-настоящему дорого! Только представьте, сколько теперь появится свободного времени? Никакой       кухни, никаких обедов, завтраков, ужинов!
 - Буренок не будет, - вздохнул я. – Овечек, баранов, коз…. Слушайте, ¸даже петухов и кур?
 - Только в зоопарке! – отрезал гость. – Ну, вперед!
 - На мышах испытывали? – спросил я.
 - На лошадях исключительно.
 - И как лошади? Живы?
 - Эффект потрясающий!
 - В каком смысле?
 - Овсом отборным брезговали три дня, а две наши кобылы на дерби первыми пришли.
 - У кобыл сильный организм…. Послушайте, - оживился я. – Вам бы с этим к ученой публике, к политикам…. Политики любят жить долго, если при власти. Зарядку делают, теннис, гольф…. Вы бы им эту таблеточку.
 - Опасно, - не сразу отозвался гость. – Такое начнется. Поймите, эта розовая таблетка - смертельный приговор сельскому хозяйству и не только: в мире без конфликтов и кризисов и они, политики, не будут нужны…. Нет. К политикам не пойду. Они меня, вместе с моим изобретением под сукно…. А то и сгноят на корню или шлепнут сразу.
 - Ну, а ученые? – напомнил я. – Нобелевку могут дать.
 - Дадут, жди, - усмехнулся гость. – Догонят и еще дадут. Зависть, уважаемый, правит миром. Зависть!
 Тут я попробовал для отвода глаз устроить спор философский, даже прикрыл на всякий случай футляр с  таблетками, и Ефим Палиевский сдался.
 - Хорошо, - сказал он, спрятав свое сокровище в карман. – Сегодня состоится заседание нашего клуба ТАБЛ-ТАБЛ. Я уполномочен официально вас пригласить, - и он протянул мне бумажку тоже розового цвета, на которой значился адрес этого клуба и время заседания.

 Большой ангар в промышленной зоне был практически пуст, если не считать полусотни суровых мужиков у трибуны. Выступал мой знакомый истребитель вкусной и здоровой пищи.
 - Табл-табл! – кричал он. – Новый мир близок. Новый мир свободы и равенства. Табл-табл!
 И все присутствующие дружно подняли над головой кулак и поддержали Палиевского дружным воплем: «Табл-Табл!»
 - Конец обжорству и голоду! Конец зависти голодных к сытым. Конец мукам бедности, когда мать не знала, чем накормить своего ребенка. Конец эре всеобщего, звериного пожирания. Табл-табл!
 - Табл-Табл! - все тем же образом поддержали оратора собравшиеся.
 - А что, - подумал я, - есть в этой идее рациональное зерно. Чем, собственно, человек отличается от скотины в главном, если тоже озабочен только одним: как бы набить брюхо, а тут никаких проблем. Где-то производятся эти самые таблетки, проглотил одну – и ты сыт и доволен: не надо бегать по магазинам, жечь газ и электричество на кухне, тратиться в ресторанах.
 - Поэты, художники, писатели, музыканты, философы и актеры! – кричал Палиевский. – Наступит ваша эра! Духовная пища станет главной и единственной в жизни человечества. Люди перестанут отвлекаться на тупое и гнусное заполнение желудка. Грянет светлая эра подлинных искусств, духовного пробуждения. Табл-Табл!
 - Табл-Табл! – заорали собравшиеся.
 - Табл – Табл, - невольно повторил я вслед за всеми.
 - Нет более порочного наслаждения, чем наслаждение вкусом пищи! – продолжал оратор. – Кровь, охота на живые существа, жестокость, мучительство! Кто был на бойнях, хорошо знает, как омерзительно это все выглядит. Мы отказываемся пожирать живые существа, как волки и акулы! Не будем больше глотать траву, как кролики и мулы! Мы люди! Табл-Табл!
 - Табл-Табл! – в очередной раз подняло кулаки собрание.
 - Нет больше проблемы ожирения! Нет вислых животов! Нет тысячи болезней, связанных с потреблением яда привычной пищи! Табл-табл!
 - Табл-Табл! – дружно заорали мужики. 
 Я, на этот раз, тоже заорал вместе со всеми, пожалев, что отказался попробовать розовую таблетку. В общем, оформил я членство в этом клубе, заплатил солидный вступительный взнос и получил дюжину розовых таблеток.
 С тех пор озабочен я только одной проблемой: выпить хочется, а закусить нет никакой возможности – постоянно сыт, а что за выпивка без закуски? Чистый разврат и путь к злостному алкоголизму. Обратился к Ефиму Палиевскому с просьбой срочно придумать алкогольную таблетку. Он обещал этим заняться в ближайшее время. Придумает – и счастье моей жизни станет полным.

 Верю Ефиму.  А пока сижу богатый, сытый, трезвый и пишу этот рассказ о пищевых таблетках, способных перевернуть мир. Я и доктору предложил этот путь к спасению нашей цивилизации, но он категорически отказался. Сказал, правда, что уважает мой выбор, попросил только не нервничать и, кроме таблеток, не отказываться от даров пищеблока закрытой больницы, куда я попал, как раз, после приема седьмой розовой пилюли. Табл-Табл!  

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..