понедельник, 15 ноября 2021 г.

Новый сериал Netflix об испанских охотниках на нацистов: отделение фактов от вымысла

 

Новый сериал Netflix об испанских охотниках на нацистов: отделение фактов от вымысла

Подготовил Семен Чарный 9 ноября 2021
Поделиться
 
Твитнуть
 
Поделиться

УNetflix новый сериал о группе выживших во время Холокоста, охотившихся на нацистов в Мадриде в 1962 году, сообщает The Times of Israel. Сериал под названием «Ягуар» — это типичный боевик‑триллер со множеством боевых сцен, зажигательной музыкой и симпатичными актерами.

Первоначальный импульс при его просмотре таков, что хочется описать этот фильм на испанском языке как производное от других фильмов и сериалов об охотниках за нацистами, таких как «Бесславные ублюдки» Квентина Тарантино и «Охотники» от Amazon. Однако это означало бы упустить главное.

Ценность сериала в том, что он раскрывает малоизвестные страницы истории: арест и убийство в нацистских концлагерях тысяч испанских республиканцев, Испания диктатора Франко, ставшая после Второй мировой войны убежищем для сотен нацистских военных преступников.

Следует отдать должное создателям сериала Рамону Кампосу и Хеме Р. Нейре за то, что они затронули темы, не знакомые даже широкой испанской публике, не говоря уже о международной зрительской аудитории. Но в этой ситуации, как при любой художественной трактовке истории, существует необходимость отделить факты от вымысла.

Вымысел: драматическая постановка

В первой из шести серий сериала рассказывается об Изабель (Бланка Суарес) — женщине чуть более 30 лет, пережившей концлагерь Маутхаузен. Она устраивается официанткой в ресторан в Мадриде, обслуживающий нацистских военных преступников и членов немецкой общины эмигрантов.

В течение года Изабель выслеживает Отто Бахмана, нацистского офицера, убившего ее отца в Маутхаузене. Бахман регулярно обедает в ресторане со своими дружками, и мы видим, как они собираются, чтобы отпраздновать день рождения Адольфа Гитлера и поклясться в своей преданности ему, обещая завершить его дела.

Изабель (Бланка Суарес) и Отто Бахман (Стефан Вейнер).

В тот момент, когда Изабель (у которой по необъяснимым причинам, похоже, есть оружие и боевая подготовка) собирается убить Бахмана, ее захватывает группа из четырех охотников за нацистами, взявших исполнение закона в свои руки. Как и Изабель, они не евреи, но они тоже пережили Холокост и хотят поймать нацистов живыми, чтобы те предстали перед судом, а их преступления стали известны миру.

Изабель присоединяется к группе, став ее пятым участником.

«Ягуар» показывает, через воспоминания, что Изабель в возрасте 10 лет была депортирована в Маутхаузен вместе со своим отцом и старшим братом. После убийства отца ее разлучают с братом и заставляют работать прислугой в доме коменданта лагеря. Там она знакомится с различными офицерами, которые либо работают в Маутхаузене, либо навещают его, включая врача по фамилии Хайм.

По мере развития сюжета мы узнаем о прошлом других членов группы: Лусены (Иван Маркос), Сордо (Адриан Ластра), Марсе (Франческо Гарридо) и Кастро (Оскар Касас). Все они сильно пострадали во время войны и получили физические и духовные травмы.

Кастро (Оскар Касас), Сордо (Адриан Ластра), Изабель (Бланка Суарес), Лусена (Иван Маркос) и Марсе (Франческо Гарридо).

Изабель нужна группе не только для того, чтобы ситуация не вышла из‑под контроля, но и потому, что она единственная, кто может идентифицировать Хайма. Через таинственного куратора группы Лусена узнает, что Хайм будет бежать из Европы через Испанию и задачей Бахмана будет обеспечить его безопасный проезд.

Остальная часть фильма посвящена тому, как охотники за нацистами использовали свои навыки разведчиков, чтобы приблизиться к Бахману и схватить Хайма. Как во всех боевиках, здесь много засад, перестрелок и промахов.

Факты: испанские республиканцы как жертвы Холокоста

Члены группы охотников за нацистами в «Ягуаре» — это выжившие из числа полумиллиона испанских республиканцев, бежавших из страны после гражданской войны в Испании (1936‑1939) и оказавшихся во власти правительства Виши после того, как Германия оккупировала Францию в 1940 году.

Нацистски‑фашистский режим Франко в Испании отказался признать их испанское гражданство и классифицировал как врагов государства. Несколько тысяч испанских республиканцев присоединились к французскому «Иностранному легиону» и организациям Сопротивления.

По словам Хосе Марии Ирухо, журналиста‑расследователя газеты El País, тысячи испанских беженцев были отправлены во французские лагеря для задержанных, а 48000 были депортированы в Германию. Из них 9161 человек были депортированы в нацистские концентрационные лагеря, 8000 — в Маутхаузен и его филиал Гузен.

«Две трети из них не выжили, около 450 человек были убиты газом», — рассказывает Ирухо.

По оценкам экспертов, через систему лагерей Маутхаузена с августа 1938‑го по май 1945 года прошли 197464 заключенных. По меньшей мере 95000 заключенных умерли там, более 14000 из них были евреями. Хотя там встречались граждане всех оккупированных немцами стран, но среди испанских республиканцев, по словам Ирухо, он считался «лагерем испанцев».

Ирухо говорит, что ему не было известно о каких‑либо семьях или детях (как Изабель из «Ягуара»), которые были заключены в Маутхаузене.

 

Алехандро Баер, социолог, директор Центра исследований Холокоста и геноцида при Университете Миннесоты, изучающий испанскую память о Холокосте, подтверждает, что испанских детей среди заключенных в Маутхаузене не было: «Я пишу об этом в своей книге под названием «Память и забвение в эпоху после Холокоста», совместно с Натаном Снайдером».

Соавторы этого исследования проводят различие между преследованием евреев и испанских республиканцев во время Холокоста. Первых заставляли страдать и умирать из‑за того, кем они были, в то время как последних преследовали за их политические убеждения.

Баер иллюстрирует это на примере первого поезда с семьями, который прибыл в Маутхаузен в 1940 году. Поезд был заполнен 927 испанскими республиканскими беженцами из южной Франции, но в лагерь взяли только мужчин. Женщин и детей отправили обратно на французско‑испанскую границу.

«Ягуар» намекает на различие между мужчинами и их семьями, когда в воспоминаниях отец Изабель пытается уговорить ее остаться в вагоне для перевозки скота, в то время как немецкие солдаты вытесняют оттуда людей. Изабель не слушает его и в итоге становится свидетелем убийства отца и сама едва избегает пули, когда нацистский офицер Бахман решает пощадить ее.

Испания как убежище для нацистских военных преступников

Испания культивировала миф о том, что оставалась нейтральной во время Второй мировой войны. Правда же в том, что правительство Франко вело игру с обеими сторонами.

«[Испания была] одновременно открытым сторонником нацистского дела и — осторожной, не воинственной страной, пытающейся добиться благосклонности западных союзников», — пишет Баер в статье «Испания и Холокост: спорное прошлое, спорное настоящее» в соавторстве с Педро Корреа.

После войны Испания приютила нацистских военных преступников (предположительно, в количестве сотен) и позволила им свободно жить на своей территории.

«Испания была одним из главных убежищ для нацистов после Второй мировой войны, а в некоторых случаях служила базой, с которой можно было бежать на корабле в Бразилию или Аргентину. Во многих других случаях это была дружественная страна, в которой начиналась новая жизнь. Наши кладбища — хорошее доказательство того, что некоторые [нацисты] спокойно умерли здесь», — отмечает Ирухо.

Он рассказывает обо всем этом в своей книге «Черный список: нацистские шпионы, защищенные Франко и церковью». В конце 1990‑х он натолкнулся в архивах правительства Испании на составленный союзниками в 1947 году список из 104 нацистов, скрывавшихся в Испании. Ирухо исследовал его и обнаружил, что ни один из внесённых в список не был выдан.

«Союзники составили несколько списков нацистских беженцев во франкистской Испании и безуспешно требовали их выдачи… Многие [нацисты] нашли убежище в домах испанских семей, другие скрывались с помощью режима Франко и церкви», — говорит Ирухо.

Отсутствие сотрудничества в привлечении нацистов к ответственности продолжалось и после 1975 года, после диктатуры Франко, в том числе при сменяющих друг друга демократических правительствах.

«В Испании не было никаких изменений. Попыток вычистить эти конюшни не возникало. Мы ничего не могли там сделать, и это трагедия», — рассказывает «охотник за нацистами» Эфраим Зурофф, директор израильского офиса Центра Симона Визенталя.

«Охотник за нацистами» Эфраим Зурофф

Не все нацисты держались в тени. Некоторые жили открыто, не меняя своих имен, общаясь с официальными лицами правительства Франко.

«Дипломаты, бизнесмены, журналисты, кинопродюсеры, профессиональные агенты и члены СС, гестапо, абвера и СД составили обширную нацистскую сеть с контактами в доминирующих элитах испанского общества», — говорит Ирухо.

Отто Бахман — это Отто Скорцени?

Похоже, образ Отто Бахмана вдохновлен реальным нацистом, Отто Скорцени, который действительно после войны с комфортом жил в Испании.

«Ягуар» помещает вымышленного Бахмана в Маутхаузен, по‑видимому, соединяя в этом персонаже черты капитана СС Георга Бахмайера, реального коменданта лагеря с марта 1940 года, и Скорцени. Подробности жизни Бахмана в Испании совпадают с деталями жизни Скорцени.

Последний был известным спецназовцем, возглавлявшим множество дерзких операций, любимцем Гитлера. Он наиболее известен тем, что в 1943 году ворвался в отель на вершине горы, чтобы спасти заключенного там итальянского фашистского лидера Бенито Муссолини.

Отто Скорцени, оберштурмбанфюрер СС. 

В Испании Скорцени стал торговцем и дилером, который нажил состояние, заключая сделки на местном и международном уровне.

Документальный фильм 2020 года «Самый опасный человек Европы: Отто Скорцени в Испании» (также демонстрируемый на Netflix) показывает, как различные журналисты и исследователи используют рассекреченные, недавно обнаруженные личные документы, чтобы собрать воедино сведения о том, что Скорцени делал после войны.

«Скорцени сотрудничал с ЦРУ из Испании, и бизнес значил для него гораздо больше, чем политика: он не различал политические «цвета». Он даже оказывал влияние на испанскую администрацию, чтобы заставить немецкие компании участвовать в строительстве американских баз в Испании», — отмечает Ирухо.

Документальный фильм свидетельствует о том, что Скорцени работал также на израильскую разведку «Моссад». После того, как Скорцени обучал египетских и палестинских военных и якобы познакомил Египет с нацистскими учеными, которые могли помочь в разработке ракетной программы Египта, «Моссад» завербовал его в обмен на то, чтобы вычеркнуть из своего списка целей.

Помогал ли Скорцени нацистам бежать в Испанию или через нее?

В «Ягуаре» мы видим, как это делает вымышленный Бахман.

«Скорцени был настоящим махером, поэтому вполне возможно, что он помогал нацистам добираться до Испании», — говорит Зурофф, используя идишский термин, обозначающий «дельца‑ловкача».

Ирухо не согласен с ним: «Нет никаких доказательств того, что он помогал бежать каким‑то нацистам».

Ариберт Хайм был настоящим врачом‑нацистом

«Ягуар» не пользуется псевдонимом в случае с доктором‑эсэсовцем Арибертом Хаймом, пресловутым «Доктором Смерть», или «Маутхаузенским мясником».

 

Хайм был известен как садист, который пытал заключенных, обращавшихся к нему за медицинской помощью (ужасающие подробности чего неоднократно упоминаются в «Ягуаре», особенно в его заключительной серии). По словам Зуроффа, он убил сотни людей всего за шесть недель, которые провел в Маутхаузене.

Хайм бежал в Испанию лишь в 1962 году, когда ему сообщили, что к нему подбираются немецкие следователи. А после войны он спокойно жил с женой и детьми в Баден‑Бадене, в Германии.

«Кроме прочего, он работал гинекологом», — рассказывает Зурофф.

Ирухо, который работал над делом Хайма в течение нескольких лет, настаивал, что Скорцени не участвовал в помощи Хайму в побеге из Европы и утверждения о том, что Хайм долгое время скрывался в Испании, ложные.

Однако Хайму удалось бежать через Испанию, и его «пункт назначения» на протяжении десятилетий был неизвестен.

Зурофф, Ирухо и другие исследователи полагали, что Хайм находится в Чили, где жила его незаконнорожденная дочь. Это оказалось неверным: в 2009 году сын Хайма Рудигер признал, что его отец умер в Каире в 1992 году.

Хайм оказался среди нацистов, искавших убежища на Ближнем Востоке. В Каире Хайм принял ислам и имя его стало Тарек Хусейн Фарид.

«Охотники за нацистами» так и не нашли Хайма, вероятно, никто не знает даже, где он похоронен. Хайм просил передать его тело в дар науке, но в исламской стране это было не принято. Его похоронили в могиле безымянного нищего.

«Как будто он посмертно смеется над нами», — замечает Зурофф.

В Испании не было групп охотников за нацистами

Хотя Изабель и остальная часть группы «Ягуар» выглядят как очень поучительное развлечение, они полностью вымышлены.

«Насколько мне известно, таких групп [как изображено в «Ягуаре»] не существовало», — говорит Зурофф.

Ирухо выражается еще более определённо: «В Испании не было групп, занимавшихся охотой на нацистов».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..