пятница, 29 октября 2021 г.

Праматерь грехов и успехов наших

 

Праматерь грехов и успехов наших

Зависть. Видимая и тайная. Она – сигнал тревоги для того, кто тяжело воспринимает чужой успех, и для того, кто его добивается. Зная об этом, тысячи лет философы и психологи, изучая феномен, не перестают теряться в догадках, что же это за чувство. Но сходятся в одном. Зависть – великая сила. Созидающая, если порождена желанием превзойти соперника обликом и талантами, или разрушительная, если в ее основе – банальная ненависть к более удачливому. Правда, поэт Андрей Дементьев выразился категоричней: «Зависть белой не бывает»

Photo copyright: Carlos Ebert, CC BY 2.0

Универсальное чувство

Вообще-то зависти с поэтами повезло. Это научные трактаты, посвященные феномену зависти, как правило, недоступны и неинтересны широкой аудитории. А вот томик поэта – вполне. Из Италии, от Франческо Петрарки мы некогда услышали: «О, Зависть, о коварное начало». Уильям Шекспир выразился конкретнее: «Обидно мне, что ласки нежных рук Ты отдаешь танцующим ладам, Срывая краткий, мимолетный звук, – А не моим томящимся устам». Оттуда же, из прошлого, из глубины веков отозвался Омар Хайям: «Ты богат и известен, тебе повезло, Но для зависти стал ты прекрасной мишенью».

Белая, черная, разъедающая и даже созидательная… Это все о ней, о зависти. Ей подвержены сильные мира сего и простолюдины, богатые и бедные, мировые звезды и безвестные жители разных континентов. И братья библейского Иосифа, и отвратительная старуха с языком в виде змеи на картине Джотто 1300 года, и герои романа Юрия Олеши о советской эпохе «Зависть» – все они представители неистребимого племени завистников, населивших все исторические эпохи.

Социологи и психологи едины во мнении: зависть является вневременным универсальным чувством. Она стара, как само человечество, и подобна раковой опухоли, которая сжирает организм изнутри, не подозревая, что погибнет вместе с ним. По словам американского публициста Джозефа Эпштейна, зависть является единственным смертным грехом, который не приносит удовольствия: она генерируется, стоит только утолить ее пасть прежним, теперь уже утоленным желанием.

Зависть – это смесь чувств: неполноценности, враждебности и негодования. Достаточно осознать, что у кого-то есть над тобой неоспоримое преимущество, и тебя начинает поглощать ощущение несправедливости со стороны судьбы.

Психологи Йельского университета установили, что в основе 60% всех разговоров между взрослыми людьми – чувство зависти. Скорее всего, среди детей и подростков процент выше: в этом возрасте особенно престижно быть лучшим из лучших – самым сильным, умным, красивым, удачливым.

Мужская и женская…

Католическими богословами зависть была названа смертным грехом. Число грехов и их градация зависят от оценки религиозных авторитетов в разные исторические эпохи. К примеру, с VI века зависть признана в качестве смертного греха в Католической церкви, уточняет немецкий профессор-теолог Хериберт Нидершлаг.

В перечне десяти заповедей, которые Моисей принес с Синая, зависть стоит десятой. Кстати, десятая заповедь адресована исключительно мужчинам: «Не желай дома ближнего твоего: не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего». Проще говоря, считается, что мужняя жена – часть имущества. Унизительное приравнивание ее к ослу устами Творца женщина запомнила. Она мстит, используя свое испытанное оружие: красоту и интуицию.

Но и сама не перестает быть жертвой зависти. Эксперты говорят: современные женщины завидуют модной одежде, новой прическе, элегантным туфлям, цвету лака на ногтях, вниманию мужчин к другим дамам.

Если же даму природа наградила не столь щедро, не беда. Существуют головные уборы, вид ткани, крой платья, украшения на нем, бижутерия. Подтверждение – облик средневековой венецианки, воплощенный кукольным мастером.

Главный объект женской зависти, конечно же, не гардеробного свойства. А муж, любовник, друг, а потом уже социальный статус, зарплата, дача, машина. Мужчины же чувствительно реагируют на карьерный взлет, престижность марки автомобиля или размер коттеджа.

Зависть, безусловно, претендует на ведущую роль в перечне моральных поражений. Она – праматерь грехов наших.

Истоки и способы противодействия

Библейские истории о зависти многочисленны. Отец Иосифа, Иаков, всегда выделял его среди других своих сыновей от разных жен. Иосиф возгордился и стал рассказывать братьям сон, где «солнце и луна и одиннадцать звезд поклоняются мне». Число небесных тел обозначало обитателей дома Иакова. Понятно, братьям это понравиться не могло. Было решено разом покончить с ненавистным выскочкой. По чистой случайности они не убили Иосифа, но довольствовались тем, что продали его в рабство купцам, направлявшимся в Египет.

Истоки завистливого отношения – в осознании особенностей, которые имеются у другого и которых у вас нет. И хотелось бы ими обладать, но не тут-то было. Возникает ощущение неполноценности, наступает разочарование, порой охватывает гнев. Человек обижается, по сути, не на счастливчика, а на самого себя. У него нет голоса, как у испанского тенора Пласидо Доминго, и яхты, как у российского олигарха Романа Абрамовича. Нет и никогда не будет. Но ведь хочется и спеть, и отправиться в круиз…

В принципе, петь можно в семейном кругу, а покататься на велосипеде. Мир от этого не станет менее интересным. И окружающие смогут по достоинству оценить наши таланты. Известность тоже будет. Правда, в ином масштабе.

Но ведь хочется удивить мир собою! Власти германского города Хамм придумали выход, как возвыситься над людьми, сделав считанные движения мускулами. Они соорудили на пьедестале высоченный стул, забравшись на который человек оказывается на уровне второго этажа. Возвышение номинальное и чисто символическое, но все же…

Зависть – как чума, утверждает Людвиг-Георг Браун, экс-президент Торгово-промышленной палаты Германии. Иными словами, вид недуга, от которого одной таблеткой не избавишься. Нужные иные лекарства, которые сами по себе излечение не гарантируют.

Если зависть – болезнь, то есть ли противоядие? Конечно. Собственное сердце. Но поскольку природа человека все же несовершенна и черпать доброту попросту неоткуда, надо искать другие средства.

Вот, например, ритуальная практика. Этот опыт подтвержден как древней историей человечества, когда люди стремились утишить зависть богов, неся к жертвенникам первые плоды нового урожая, так и реалиями сегодняшнего дня.

В Олонецком районе России, что в Карелии, местный камень шунгит возведен в ранг универсального средства. Шарик из него используют в качестве виагры, пирамидку из него – как защиту от негативной энергетики, кубик – как гарантию успеха в бизнесе. Роль шунгита в практике фэн-шуй исполняет, к примеру, фигурка лягушки с монеткой во рту. Считается, что так в дом притягивается материальное благополучие.

В дачном товариществе неподалеку от моего дома я обнаружил другую лягушку. Она работала вахтершей у входа на личный участок. Правда, с короной на головке. Если присмотреться вдаль, то можно обнаружить скульптуру дамы с роскошными формами.

Видимо, хозяйка намекала на сказку «Царевна-лягушка», когда та попеременно становилась то земноводной, то женщиной ангельской красы, трудясь, утоляя чье-то материальное желание в светлое время суток и склоняя в темное к предварительным, перетекающим в иные ласкам мужской пол. Кем только ни станешь, чтобы добро от сглаза уберечь.

Вот такая многоцелевая всепогодная лягушка, вызывающая зависть гостей дачного товарищества.

Земноводными практика не ограничилась. По сей день в ряде культур практикуются амулеты против дурного глаза – зависти ближайшего родственника и первого встречного. В Туве, к примеру, люди все чаще обращаются к шаманам, ламам и разным бабкам, чтобы избавиться от порчи, которая, как считается, вызвана чьими-то магическими заклинаниями, проклятием или просто злобным взглядом.

– На самом деле никакой мистики здесь нет, – отмечает Татьяна Ондар, кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры педагогики и психологии Тувинского государственного университета. – Только психология. В зависимости от профессии, образа жизни, круга общения люди в той или иной мере постоянно находятся под прицелом множества глаз, подвергаются обсуждению, критике, злословию. Чем успешнее человек, тем больше он рискует оказаться под прицелом завистливого окружения.

Подобные мнения имеют отражение в языческих практиках и монотеизме. В Шемот (20, 3-17) лишь одна строка в перечне заповедей напрямую указывает на зависть: «Не домогайся дома ближнего твоего. Не домогайся жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего». Остальные утверждают это намеками, начиная с первой, за которой мерцает опаска самого Господа в том, что Его собираются заменить («Да не будет у тебя других богов сверх Меня») и последующими, отвергающими поклонение кумирам и изображения в трех сферах бытия, суетное произношение имени Господа и далее по тексту.

Но ведь и убийство, и прелюбодеяние, и кража – порождения все той же зависти. Да, зависть была причиной первого на свете убийства. Как известно, старший брат, земледелец Каин, убил младшего, скотовода Авеля, по причине, связанной с родом занятий. Всевышний предпочел мясо, а не зерно в качестве жертвоприношения. Почему, не очень понятно. Считается, что Творец ни при чем, хотя, как известно из того же Священного Писания, без Его воли не упадет даже волос с головы человека.

Так или иначе, но первые криминальные в человеческой истории ситуации – убийство, оно же братоубийство – были спровоцированы завистью.

Откуда она берется? Мудрецы, отвечая на этот вопрос, приводят короткую притчу. Однажды завистнику было дозволено попросить у царя все что угодно с условием, что его соперник получит вдвое больше. Подумав немного, он попросил, чтобы ему выкололи глаз.

Ну да, именно взгляд выхватывает из объектов бытия то, чем хочется обладать во что бы то ни стало и любыми способами.

Аристотель одним из первых подчеркнул связь зависти с неравным распределением богатства. Философ Артур Шопенгауэр назвал ее ядовитой жабой, Вильям Шекспир – зеленоглазым монстром. Это чудище заставляет людей совершать социально неприемлемые действия, побуждая вмешиваться правосудие в конфликты, чаще всего бытового характера.

Зависть сопровождает человека всю его жизнь, с младых ногтей.

Знаменитый философ, наш современник Адин Штейнзальц в книге «Простые слова» указывает, что это острое человеческое переживание проявляется в самом раннем возрасте. «Даже маленьких детей обуревает это чувство; стоит ребенку увидеть у кого-то в руках что-то понравившееся ему, его первое побуждение – схватить и отнять. С годами объекты зависти, конечно, меняются, но сама ее природа остается неизменной. Становясь взрослыми, мы перестаем завидовать игрушке в чужой руке, но вместо нее появляется что-либо иное – скажем, солидный банковский счет. В общем, зависть носит настолько универсальный характер, что мы частенько либо не замечаем ее, либо не считаем, что она создает нам проблемы».

Итак, все что угодно может стать поводом для ревнивого отношения: от пакетика вполне доступных любому чипсов до часов Rolex 2012 года за «скромные» 350 тысяч рублей.

Сплошной позитив

Разумеется, зависть тесно связана с духом соперничества. Это – другая сторона желания обладать. Ведь соревнование становится мощной созидательной силой. Особенно когда дело касается не тела, а познания мудрости, совершенствования собственных знаний. То есть зависть становится разновидностью лекарства, определенная доза которого может использоваться во благо (для снятия боли, кардинальное лечение) и как яд. Поэтому молва придумала градацию: злая зависть, опасная зависть и хорошая зависть.

Немецкий социолог Гельмут Шек убежден: зависть можно победить, находясь в группе доброжелательно настроенных людей. Зная ее разрушительный нрав, люди способны противостоять ей, обмениваясь, к примеру, имуществом, теми предметами, которые вызывают зависть.

Однако для умного, инициативного и талантливого человека чужой успех – замечательный повод для активизации собственных усилий. Почему он смог, а я нет? Да я могу не хуже. Таков ход размышлений очень многих представителей высшего общества. По мнению социолога Зигхарда Некеля, который провел соответствующие исследования, этим объясняются многие успехи в среде национальных элит. Роскошной жизни других не надо завидовать – надо ее создавать самому.

Можно ли реализовать сегодня такое чудо света, как висячие сады Вавилона? Можно, но не сразу. Десять лет потребовалось, чтобы преобразовать склон горы Кармель, нависающей над Хайфой. Автором проекта является ирано-канадский архитектор Фариборз Сахба, в котором, что называется, генетически заложено тяготение к изысканным образцам Востока, умноженное западным опытом.

Перед вами Бахайский сад или бахайские сады. Как бы ни называли его или их, чудо неизменно восхищает. Разночтение (сад или сады) возникает оттого, что террас 19, но в целом это продуманный и законченный комплекс. Русскоязычные жители города поименовали его на свой лад – Бахайфский сад, соединив таким образом и географическую точку, и учение бахаистов, и ландшафтный изыск.

Зависть как повод для созидания, самосовершенствования, оригинальных проектов – самый продуктивный путь. По этой причине международное рекламное агентство Young & Rubicam изобрело слоган: «Все, что вам нужно для успеха, – зависть».

Пламя, пожирающее дрова. Досада, не ведающая праздника. Это все о ней, о зависти, праматери наших грехов и удач, падения и достижений.

Что самое поразительное, объект зависти имеет мало отношения к реальным потребностям конкретного человека. Штейнзальц указывает на главную потребность – на место, которое тот хотел бы занимать в обществе. И приводит яркие примеры. В некоторых примитивных цивилизациях женщины выбивают себе передние зубы, чтобы считаться красивыми. Если говорить о современности, тоже найдутся впечатляющие образцы.

Совершенство тела – самый распространенный повод для зависти. Причем, касается это не только эротической привлекательности. Стоит посетить любой спортивный клуб или секцию, чтобы увидеть, как люди истязают собственное тело, чтобы придать ему желаемую форму. Порой для достижения стандартного идеала красоты они истощают свою плоть настолько, что становятся похожими не на топ-модели, а на огородные пугала. Причем, это для них не имеет особого значения, потому что «их гораздо больше волнует соответствие моде, распространенной в конкретной социальной группе. Если мода диктует определенный внешний вид, то они считают необходимым добиться соответствия ей, даже если в глубине души не приемлют ее».

Радикальные способы

Ну а если что-то пошло не так? «У него может возникнуть желание отобрать его у того, кто им обладает, и стать его полновластным хозяином. Зависть в таком случае может стать причиной преступления. Грешно желать чужую жену или имущество, принадлежащее другому, но еще хуже пытаться завладеть этим, ибо тогда зависть превращается в алчность», отмечает Штайнзальц.

То есть это уже не просто глубоко схоронившееся в душе ощущение: оно требует обязательного выхода.

От «не доставайся же ты никому» из знаменитого суда царя Соломона, который для того, чтобы определить истинную мать и самозванку, предложил разрубить ребенка пополам до «грабь награбленное» и тотальной уравниловки ввиду отсутствия собственного таланта и горячего желания делать жизнь достойной.

Если говорить по существу, радикально искоренить зависть можно единственным способом.

Довольствоваться тем, что у тебя есть.

Еще точнее – научиться радоваться жизни, любить ее. Возможно, тогда и она ответит тебе взаимностью.

Александр МЕЛАМЕД. Фото автора

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..