четверг, 28 октября 2021 г.

«Эта ненависть может быть только антисемитизмом»: в Париже начался судебный процесс над двумя мужчинами, обвиняемыми в жестоком убийстве пережившей Холокост Мирей Кнолль

 

«Эта ненависть может быть только антисемитизмом»: в Париже начался судебный процесс над двумя мужчинами, обвиняемыми в жестоком убийстве пережившей Холокост Мирей Кнолль

26 октября в суде присяжных в Париже открылся процесс по делу об убийстве над двумя мужчинами, которых семья их жертвы — 85-летней французской еврейки, выжившей во время Холокоста, которую зарезали и ограбили в результате нападения на почве антисемитизма, — объявила «монстрами», сообщает «The Algemeiner».

Photo copyright: pixabay.com

Подсудимые, 32-летний Ясин Михуб и 25-летний Алекс Карримбакус, были обвинены в жестоком убийстве Мирей Кнолль, при этом в качестве отягчающего обстоятельства им была вменена антисемитская ненависть. У обоих приятелей, познакомившихся в тюрьме, есть судимости за кражи, хранение наркотиков и насилие. Михуб также ранее был судим за сексуальное насилие. Его мать, Зулиха Хеллаф, также предстает перед судом по обвинению в очистке ножа, которым убили Кнолль, страдавшей от болезни Паркинсона и передвигавшейся только с помощью ходунков.

Кнолль, которая жила одна в квартире в 11-м округе Парижа, с детства знала Михуба, который жил со своей семьей в том же здании. 23 марта 2018 года Михуб, который часто навещал Кнолль без предварительного уведомления, пришел в ее квартиру с Карримбакусом. Во время визита, который начался с того, что пара пила портвейн в квартире Кнолль, Кнолль получила 11 ножевых ранений, и ее квартира была подожжена. Вызванные на место пожарные обнаружили в квартире ее частично обгоревшее тело. Михуб и Карримбакус представили следователям разные версии убийства. Карримбакус утверждал, что Михуб обвинил Кнолль в даче показаний полиции, которые позволили посадить его в тюрьму, прежде чем перерезать ей горло с криком «Аллаху Ахбар». Но, по словам Михуба, именно Карримбакус зарезал Кнолль, когда он приступил к ограблению ее квартиры. Оба мужчины обвиняют друг друга в том, что они устроили пожар в квартире Кнолль после ее убийства.

Следователи, работавшие над этим делом, сообщили французским СМИ 26 октября, что рассказы обоих мужчин «не очень достоверны», учитывая их продемонстрированную склонность «лгать» и «манипулировать». В ноябре 2020 года Апелляционный суд Парижа отклонил апелляцию обвиняемых о снятии отягчающего обвинения в антисемитизме. Суд счел «правдоподобным» заявление Карримбакуса о том, что он слышал, как Михуб читал Кнолль лекцию о «финансовом положении евреев, их хорошем достатке», на что Кнолль ответила, что не у всех евреев хорошее положение. Суд также отметил «двойственное отношение Михуба к исламистскому терроризму, который, в частности, пропагандирует антисемитизм».

Полицейское расследование после смерти Кнолль установило, что Михуб был регулярным посетителем исламистских и антисемитских сайтов и был уже известен властям тем, что хвалил братьев Куаши, исламистов, которые совершили теракт против сатирического журнала «Charlie Hebdo» в январе 2015 года. Защитник Карримбакуса Карим Лауафи 26 октября продолжал настаивать на том, что по обвинению в антисемитизме должен отвечать только Михуб. Ссылаясь на материалы дела Михуба, Лауафи утверждал, что «эти элементы отсутствуют у Алекса Карримбакуса. Если преступление носит антисемитский характер, его нельзя винить в этом».

Шарль Консиньи, адвокат, представлявший Михуба, возражал, что элемент антисемитизма был сфабрикован Карримбакусом. «Он существует только потому, что Карримбакус придумал мотив, а у прокуратуры не хватило смелости отказаться от него перед лицом общественного давления», — заявил он. Жиль-Уильям Гольднадель, адвокат семьи Кнолль, заявил 26 октября, что оба обвиняемых должны понести «суровое наказание за это ужасное преступление». «Нам понадобится чудо, чтобы они сказали правду», — заявил Гольднадель журналистам, входя в зал суда, добавив, что убийство Кнолль было явным случаем «антисемитизма, мотивированного финансовой выгодой».

Дэниел Кнолль, один из сыновей Мирей Кнолль, заявил журналистам у здания суда, что ожидает «сурового вердикта» по делу, разбирательство по которому продлится до 10 ноября. В отдельном интервью новостному агентству «franceinfo» Даниэль и его брат Ален Кнолль откровенно рассказали о последствиях убийства своей матери, которая девятилетним ребенком в 1942 году пережила пресловутую облаву в Вель д’Ив, когда французские полицейские организовали депортацию 13000 евреев в концлагерь Аушвиц.

«Я не плакал с тех пор, как умерла моя мать, и надеюсь, что, когда убийцы будут осуждены, я наконец смогу плакать», — заявил Ален Кнолль. «Я хочу знать, кто ударил мою мать одиннадцать раз ножом», — продолжил он. «Вы должны действительно ненавидеть, чтобы иметь возможность делать это, и эта ненависть может быть вызвана только антисемитизмом». Его брат Даниэль добавил: «Эти люди не являются частью общества. Они монстры, их нужно рассматривать как монстров. Мы можем говорить с монстрами? Я думаю, что с ними будет почти невозможно говорить».

Французская еврейская община с тревогой наблюдает за процессом по делу Кнолль, помня о шокирующем решении, вынесенном ранее в этом году высшим судом Франции, освободить от уголовной ответственности мужчину, обвиняемого в убийстве Сары Халими – 65-летней еврейки, также убитой в своей квартире. Обвиняемый, Кобили Траоре, читал мусульманские молитвы, избивая Халими в ее парижской квартире 4 апреля 2017 года, а затем выбросил ее тело из окна третьего этажа. В апреле 2021 года, к ярости французской еврейской общины, Траоре был признан не подлежащим суду, после того, как назначенный судом психиатр пришел к выводу, что употребление каннабиса в ночь убийства временно сделало его невменяемым. Керен Кнолль, внучка Мирей Кнолль, заявила «The Algemeiner» 26 октября, что «правосудие для Мирей Кнолль должно означать правосудие для Сары Халими». «Будет ли наконец правосудие для евреев во Франции?» – вопрошала она.

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..