пятница, 20 августа 2021 г.

Carina Cockrell-Ferre. ФЕЯ ТУМАННОГО ТАЛЛИННА

 

Carina Cockrell-Ferre. ФЕЯ ТУМАННОГО ТАЛЛИННА


20 августа 1991 года исполняется 30 лет восстановления независимости Эстонии. За это время у эстонцев получилась прекрасная, успешная страна. Опять абсолютно европейская. И очень уютная, человеческая.
 
Самое лучшее во всех путешествиях три вещи: предвкушение, возвращение и воспоминания.
У меня моментально возникло чувство, что мы встречались, хотя встречаться не могли нигде и никогда.
Веселые морщинки, сережки из голубого халцедона, зеленая, явно самовязанная с большой фантазией, кофта с разноцветными пуговицами, умиротворяюще долгие гласные, глаза цвета тумана, широкая эстонская юбка и полосатые гольфы.
-Мы - маленькая, бедная страна. А тут еще и туман! - с веселой иронией, словно объявляя о грядущем приключении сказала она на очень хорошем английском, (даже лучше, чем хорошем: английскому явно и органично подходила эстонская мягкость!) когда мы уселись в автобус,- Вы не поверите, но я за всю свою жизнь не помню дней, когда исчезло бы все, как сегодня: даже панорама Таллинна с залива. Нет, помню один день. Мы были в лесу, на даче, с отцом, и сосновый лес вдруг исчез. И я помню свой страх и свою радость, когда все кончилось и туман рассеялся. Тогда я впервые поняла, что все плохое проходит тоже. Удивительно, как в старости к нам возвращаются дни, когда мы испытали первые сильные чувства, не правда ли? Наверное, в этом есть какой-то особый смысл. Пожалуйста, проверьте по номеру, в свой ли вы попали автобус.
Я уже знала, что явно попала в самый правильный автобус.
Хороший экскурсовод всегда немного похож на свой город и страну, всегда выглядит его их человеческой реинкарнацией.
-Она никакой не экскурсовод, - шепнула я Брэтту- Она или состарившаяся и перебравшаяся в Таллинн Пеппи Длинный Чулок: тут ведь совсем недалеко, или эстонская лесная ведьма. В самом хорошем смысле. В смысле фея. Престарелая фея, которая живет в деревянной избушке и вяжет вот такие удивительные кофты. А иногда возит иностранных туристов. Ее нужно внимательно слушать. В своем рассказе об этом городе она обязательно скажет что-то важное, именно для нас.
А туман в Таллинне был такой, что мир практически исчез. Даже наш огромный лайнер исчез. Неясно было, на земле мы еще или уже летим внутри облака. И остался только автобус с наполнившим стекла туманом и голос престарелой лесной эстонской феи по имени Инге.
И было странно и восхитительно слушать историю этого Невидимого Города, (как из Italo Calvino), построенного на соли, потому что именно продажа драгоценной тогда соли, сделала его богатым. И о том, как покоряли эстов по очереди
датские монархи
шведские короли
магистры рыцарских орденов и “христово воинство” короля Вальдемара
купцы Ганзейские
российские самодержцы
советские вожди
И туман потихоньку рассеивался, и проступали готические шпили - рыцарские копья - словно туман скрывал строй великанов крестоносного воинства. Инге рассказывает о городе так, что веришь: она жила здесь всегда, с самого начала времен и все это видела, и фантазия переплетена с историей, и непонятно, что- где…
—Когда рыцари вернулись из Иерусалима ни с чем…когда это было? Думаю, Длинный Герман уже строился…они вдруг увидели, что мы еще верим в своих лесных, морских и озерных богов, начали обращать нас в свою веру. Ну, мы сделали так, как они хотели: с рыцарями в состоянии фрустрации опасно спорить…Но ведь от этого наши эстонские боги ведь все равно никуда не делись, они просто стали стараться реже попадаться на глаза, - подмигивает Инге, и все смеются.
—Инге, почему Длинный Герман? - вспоминаю у Вероники Долиной: “Сквозь туман, как сон старинный, проступают далеко Этот Герман, вечно длинный, вечно толстая Марго”
—О, это две знаменитые башни - любовники. Рассказывают разное, но мне нравится вот эта история: Герман был рыцарем, но уходя в крестовый поход не стал надевать на свою Маргариту пояс верности, как другие, а просто взял с нее честное слово. А Маргарита была редкой красавицей и ее стали осаждать разными, очень лестными, предложениями самые завидные мужчины города. И сдерживать их и себя ей становилось все труднее. И тогда она, чтобы успокоить страсти внутри, пристрастилась к знаменитым таллиннским марципанам (обязательно попробуйте!). И стала такой…широкой, что мужчины отстали сами собой. Что сказал на это Герман, вернувшись, неизвестно. В общем, умница Маргарита совместила приятное с полезным. А марципаны наши даже в аптеках с 13 века продавались, как лекарство. Лекарство от тоски и для счастья. А все миндаль, смешанный с шафраном по тайному рецепту
—Немцы владели здесь землей и мы работали на их фермах. Это была тяжелая жизнь. А вот император Петр Первый любил наш город и наше пиво, у нас даже в его честь посажены двe липы у того дома, где он заснул однажды, как простой житель Ревеля (так раньше назывался наш город): с нами это тоже часто бывает. Одна липа - там, где были его ноги, другая - где он преклонил голову. Сейчас они огромны, но вы увидите, какого гигантского роста был Император Петр. И еще - он построил здесь удивительнейший дворец…Это был лучший император, самый понятный. Он умел уважать другие народы, даже небольшие и слабые.
Ни дат, ни статистики, ни официальных исторических трактовок, ни заученных из википедии фраз! А как еще лесная фея может рассказывать об истории? Только так.
А потом мы въезжаем в туманный лес. И этот лес - прямо в городе. В лесу - совершенно “пастернаковские” деревянные дачи. Обычно лес вырубают, чтобы построить город. Редко город строят прямо в лесу. И приходят давно забытые - запах свежевымытых деревянных полов, грибов, сирени на террасе, запах воздуха перед летней грозой. Какой удивительный город!
И вдруг на одной из дач вижу табличку…министерство обороны, а на другом воплощении летнего дачного уюта…посольство Китая…
-А вот эта улица названа в честь знаменитого в Таллинне повара, лучший повар в 17 веке.
Мне нравятся столицы, где улицы называют в честь поваров, которых помнят несколько веков! Если честно, я вообще не представляю, как мог столько десятилетий продержаться здесь СССР- ничего более чужеродного ему, чем этот лесной, маленький, очень ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ город, невозможно и представить.
Памятник русскому кораблю “Русалка”, затонувшему когда-то у этих берегов. Ангел укутан туманом.
-У нас в городе живет много русских и они очень любят Таллинн и не хотят жить больше нигде. И большую часть года они - вполне понятные и добрые люди, с которыми мы живем в согласии, но в месяце мае они вдруг начинают бросать камни и собираться в большие группы, и громко кричать, и требовать благодарности, что освободили нас от фашизма. И это действительно так, и мы за это благодарны, но после этого они “освободили” нас от такой свободы и такой жизни, к которой мы успели за свою историю привыкнуть, что было еще больнее. Но ведь даже маленьким странам хочется быть собой, а не кем-то еще. Но май проходит, мы знаем - это просто надо пережить- и мы возвращаемся к нормальной жизни в своей стране. А когда наступила власть Сталина, у нас собрали 22 тысячи самых зажиточных и влиятельных, и образованных наших людей и арестовали, и увезли туда, откуда никто не вернулся. 22 тысячи - это очень больно для такой маленькой страны, как наша, это очень большая рана. Моя семья потеряла родных, семья моего мужа потеряла близких. Мы всех их помнили по именам. Каждого, и фотографии остались: нас ведь не так много, мы все тут друг друга знаем. Как после этого быть благодарными? Мне очень трудно. Я всего лишь нормальный человек. Но это все в прошлом и пусть там остается.
В прошлом? Мне вспомнились шеренги гипсовых сталиных в питерских сувенирных магазинчиках для иностранцев...
Подумалось: хорошие отношения с соседями это просто. Уважают не того, у кого самая большая дубина (их не уважают, от них защищаются), а самого мудрого, процветающего и спокойно уверенного в себе.
Церковь Нигулисте с ее знаменитыми, средневековыми Плясками смерти знаменитого любекского мастера Нотке!
—Мы живем, слишком часто принимая друг друга как должное, —неожиданно говорит пожилая эстонская фея, голос ее дрогнул, и понимаешь: это прочувствовано. —Не ценим друг друга, не бережем, раним, считая, что бессмертны. А потом наступает день, когда понимаешь, что самого главного - не заметил, а уже поздно, непоправимо и поздно…
—Ну вот, собиралась показать вам третью в мире по красоте панорамы Таллинскую бухту, а не получится. Знаете, почему? Город не хочет показывать вам всего себя сразу. Таллинн хочет, чтобы вы вернулись!
Мы влюбились.
За один день.
Фото: Oleh Dovhal
image.png

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..