пятница, 9 июля 2021 г.

Бeлый в чepной транспортной системе

 

Бeлый в чepной транспортной системе

Меня всегда восхищали движение и инфpacтруктура – шоссе, водные пути, коллекторы, железные дороги и т. д. – и мне посчастливилось получить работу в местной транспортной администрации. Я живу в большом “либеральном” городе с мэром-демократом.

Photo copyright: Jenni Douglas, CC BY 2.0

Я – один из немногих бeлых сотрудников. Я бы сказал, что рабочая сила на 80 процентов состоит из чepных и на 10 процентов из азиатов, плюс немного бeлых и совсем немного латинос. Наша система проверяет иммиграционный статус, поэтому нелегалов нет. Бeлые настолько редки, что однажды ко мне подошла бeлая женщина и сказала: «Ого, здесь работает бeлый».

Большинство бeлых, которых я знаю, считают, что существует своего рода заговор чepных, чтобы не допускать людей других pac, и что любые бeлые, которые все же работают в системе, сталкиваются с постоянным плохим обращением. Могу вас заверить, что в этой системе дело обстоит иначе. У меня прекpacные рабочие отношения с коллегами и руководством. Моя pacа не играет роли, хотя мы часто шутим на эту тему.

Например, когда чepная пассажирка обратилась ко мне «нигга», я потом спросил чepного сослуживца, означает ли это, что уровень моего «уличного доверия» повысился. “Так и есть!”, ответил он.

Чepные очень чувствительны к цвету кожи. Они часто используют оттенок кожи, чтобы различать людей с одинаковой фамилией, например, «темнокожий Джонсон с дредами» или «светлокожий Джексон с бородой». Одна из сотрудниц сказала, что у меня «светлая-светлая-светлая кожа», что она считала комплиментом.

Почему в транспортной системе работает так мало бeлых? В нашей системе вы начинаете как водитель автобуса, и я думаю, что большинство бeлых считают, что водить автобус ниже их достоинства. Бeлые, живущие в больших городах, где есть большие транспортные системы, хотят работать на Уолл-стрит или на Капитолийском холме. Даже если бeлый захочет водить автобус, разве многие захотели бы быть одним из немногих бeлых? Наверное, нет.

Что касается моих чepных коллег, то около четверти – стереотипно ленивые, легкомысленные создания из гетто. Остальные – одни из самых достойных, порядочных и трудолюбивых людей, которых я когда-либо встречал. Конечно, когда я ругаю ленивых, бесполезных чepных, некоторые из них называют меня никудышным pacистом, но авторитетные сотрудники меня защищают. Это происходит за моей спиной, но их слова до меня доходят.

Большинство моих коллег любят Обаму и ненавидят Дональда Трампа, но некоторые чepные Трампа поддерживают. Они говорили мне, что Обама ничего не сделал для чepных. Им надоели нелегальные иммигранты, и они думают, что при Хиллари Клинтон их было бы гораздо больше. Один сотрудник стал полностью за Трампа с тех пор, как произошло сокращение налогов.

Общественным транспортом пользуются самые разные люди. Статистика показывает, что большинство пассажиров автобусов – это бедные меньшинства, а пассажиры поездов – в основном бeлые из среднего класса. Вы можете себе представить, кто создает проблемы: бедные чepные. У них есть все виды оправданий, почему они не могут оплатить проезд, и почему им нужна бесплатная поездка. У них нет денег; они собираются получить деньги от мамы или на работе; билетный автомат “съел” деньги; они только что вышли из тюрьмы; они едут на собеседование для устройства на работу; они потеряли билет уже в поезде (но сохранили телефон, кредитную карту, удостоверение личности и т. д.).

Город выдает бесплатные проездные учащимся и льготные пожилым. И угадайте, что? Я вижу, как дети используют проездной бабушки, а мама, папа и бабушка используют проездные учащихся! И когда эти люди в поезде, берегитесь! Повсюду еда, ревет радио, драки, хулиганство, беготня по вагонам.

В автобусах еще хуже. Они бросают в автобусы яйца, кирпичи или что-нибудь еще. К сожалению, в автобусах есть аварийные выключатели, о которых детишки знают. Они его выключают, водитель должен выйти из автобуса и вернуть выключатель в исходное положение. Идеальное время для нападения. В новых автобусах есть перегородка, отделяющая водителя от пассажиров.

На днях в Вашингтоне женщина помочилась в чашку в движущемся автобусе. Когда водитель подъехал к остановке и пожелал ей хорошего дня, она вылила на него мочу из чашки.

Мои чepные коллеги не закрывают глаза на то, что практически все проблемные пассажиры – чepные, и с первого взгляда могут сказать, кто попытается избежать оплаты проезда: молодые чepные обоих полов. Они смотрят прямо на начальника станции и перепрыгивают через турникет, пытаются пройти через него вдвоем по одному билету, или лезут через служебный вход. Персонал действительно пытается объяснить правонарушителям, что, поскольку мы эксплуатируем и обслуживаем поезда, автобусы, станции, пути и т. д., нам нужны деньги, чтобы продолжать работать. Лучше бы они попытались научить этих паразитов латыни.

Сотрудники считают, что каждый безбилетник – это потеря дохода. Потеря дохода означает меньше надбавок, меньше оплаты сверхурочных и больший вклад сотрудников в финансирование всяких льгот. Мои чepные коллеги говорят о чepных подонках так, что Ку-клукс-клан выглядит как SPLC. Они называют их «ниггеры-нищеброды», «ниггеры-бездельники», «ублюдки без денег» или просто “ниггеры” – с ругательным окончанием -er, а не с дружеским -a. Я, конечно, ничего такого не говорю.

Мне этих хамов не жалко. Гетто кажутся самыми богатыми местами в Америке. Эти детки имеют новейшие мобильные телефоны, одежду лучших брендов, а мальчики носят кросовки Air Jordan за 200 долларов. У девушек – прически, причудливый макияж, маникюр и одежда по последней моде. Не спрашивайте, где их родители: они используют проездной своего ребенка или учат своих детей, как не платить за проезд.

Почему полиция не борется с неуплатой за проезд в таких ужасающих масштабах? Она не может. Все мэры “либеральных”, демократических больших городов хотят, чтобы с «молодежью» обращались как с детьми. Во-первых, полицейское управление не хочет, чтобы сотрудники были слишком активными. При любом аресте – хоть за неуплату за проезд, хоть за караемое смертной казнью убийство – всегда найдется кто-нибудь со смартфоном, который потом разместит видео и заявит, что это была жестокость полиции. Но когда полиция все же решает произвести арест, она это делает, и это не всегда легко. Мне не раз приходилось помогать полиции, когда преступники сопротивлялись аресту.

Во-вторых, люди, управляющие транспортным ведомством, не хотят, чтобы росла статистика арестов. Система будет выглядеть небезопасной, а это означает меньшее количество пассажиров и меньший доход. На самом деле, отлов безбилетников был бы лучшим способом сохранять систему в безопасности. Это те, у кого есть оружие или наркотики, на кого выписаны ордера на арест, и кто создает все проблемы. Наконец, умонастроения в судах – «освободи их», поэтому у полицейских нет особого стимула обеспечивать соблюдение закона.

Работа на общественном тpacпорте – хорошая работа для среднего класса, с приличной пенсией, и, по крайней мере, в моем городе над вами не будут издеваться из-за того, что вы бeлый. И вы получите место у самой арены в этом цирке.

Мой перевод из White Man in a Black Transit System.

Игорь Питерский

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..