суббота, 24 июля 2021 г.

"НАДЛАН"

 

«Надлан»

terrasisr

Вид на Тель-Авив с «Балкона Израиля», в центре Шомрона
.

Михаэль Никомаров

 

(«НАДЛАН» — נדל»נ – недвижимость, ивр.)
Именно так левые «окрестили» территории Иудеи и Самарии, освобожденные в 67-м году. Смысл этого определения в том, что Иудея и Самария это лишь товар для торговли, и их можно будет использовать для обмена на мирные соглашения, нормализацию с арабскими странами и для прочих политических и дипломатичеких целей.

Сами же Иудея и Самария как таковые никакой ценности для Израиля, по убеждению левых, не имеют. Более того, если их удастся обменять на тишину, стабильность и добрососедское сотрудничество, их отдача скажется на благополучии страны благприятнейшим образом.

Мало того, мы тем самым сможем избавиться от клейма «оккупантов» и «государства-апартеида», что улучшит наш имидж в глазах цивилизованого мира и устранит значительное препятствие для прогресса во всех областях.

В этом определении уже содержится определенное лукавство.

This week in Jewish history | Future Israeli Prime Minister and “Father of the Nation” David Ben-Gurion born - World Jewish Congress

С самого начала наши «отцы-основатели» хорошо понимали, что никакие договоры и соглашения с арабами ничего не значат, если не будут подкреплены силой и… наличием стратегического территориального буфера, каковой представляет для центра страны Иудея и Самария. Кроме того даже левый Бен-Гурион понимал, что нависающую над «Бен-Гурионом» Самарию, населеную арабами, лучше держать под своим военным контролем.

Так что, несмотря на надежду продать ее в обмен на мир, осущетвлять это, левые не шибко спешили. Спешить с этим они начали лишь в последние пару-тройку десятилетий, когда левый сионизм окончательно извратился в пост-сионизм, что означает отдать всем все, на этом заработав, и смыться, «выключив за собой свет».

Вместе с тем, наши левые, то есть сторонники отдачи Иудеи и Самарии арабам, делятся на две категории.

Это либо пост-сионисты, для которых Израиль перестал обладать самостоятельной ценностью. Патриотизм ими полностью утрачен, вытравлен из сознания или загнан в дальний угол. Они не видят ничего страшного в страшных прогнозах о ликвидации нашей страны, сами о них пишут с самодовольством и зарабатывают на европейских грантах за сво «работу». Однако лишь немногие действительно стригут с этого купоны. Большинство решает вопрос в частном порядке, покидая страну и уезжая на «благословенный» Запад, тем самым подрывая массовость своего движения в стране.

המחאה היא הזדמנות להחזיר את הכיבוש לסדר היום, מלמטה, מהרחוב" - שיחה מקומית

Другие же левые, напротив, отнюдь не утратили своего патриотизма, им дорога страна, и они не мыслят себя без нее. Но они считают, что ради пpинципа справедливости, мы обязаны уйти с «чужой» земли, а все проблемы, связанные с этим, — это наши проблемы.

Аргумент же, что арабам куда лучше под израильской «оккупацией», чем под властью своих коррумпированных властей, они парируют столь же убедительно:

«Это их проблемы, как им распорядиться своей независимостью. Наш моральный долг. Власть над другим народом безнравственна»,

— говорят они. Эта абстрактно-гуманистическая позиция со временем показала свою полную несостоятельность. Подавляющее большинство этих левых гуманистов воочию убедилось, во что конкретно выливается это абстрактное «причинение добра»: предоставленные самим себе, арабы режут друг друга и винят во всем тех, кто дал им свободу, то есть самих этих левых «гуманистов».

Те же арабы, что живут среди нас и с которыми левым мечталось жить в мире и согласии, потому что «они такие же люди, как мы», и стоит им дать лишь равноправие и исправить наши ошибки с дискриминацией, — эти арабы показали, что они мгновенно используют это, как слабость, выживают евреев и устраивают в Нацерете и Кафр-Кане все ту же Газу, в которой стонут и из которой норовят удрать.

Это привело к отрезвлению большинства левых идеалистов. Так же, как абстрактный гумманизм коммунистов, приведший на практике к страданиям и гибели миллионов «осчастливленных», так и результаты абстрактной «справедливости» по отношению к арабам испугали левых и заставили посмотреть правде в глаза.

Таким образом отношение левых к территориям Иудеи и Самарии, как к «надлану», «недвижимости», товару для обмена на мир с соседями, перестало быть актуальным. Их стало больше занимать, как снизить международное давление, сохраняя свою власть над «территориями». Отсутствии внятного ответа на вопрос, что делать, сдвинуло их в прагматический центр, лишенный вообще всякой идеологической цели, где собрались все, и справа, и слева, разочарованные в собственном бессилии или наоборот, обрадованные коллапсом всех идеологий и триумфом жлобско-прагматической «идеологии».

От массового идеологического движения за абстрактную справедливость осталась горстка активистов «Мереца», еле преодолевшего электоральный барьер.

Тем временем и правые изменились. «Два берега у Иордана, и оба наши» Ликуд давно не поет. Идеология светского национализма, подразумевающая спокойствие и процветание в своей стране, закономерно привела к такому же прагматическому пониманию реальности, что и бывших левых. А именно, что ради них стоит удовлетвориться лишь частью этих «берегов», и чувствовать себя «беседер» со своей сионистской совестью.

Предвыборная встреча руководителей Ликуда с израильскими арабами (Фото»walla»)

Да и национально-религиозный лагерь, в конце концов, смирил свой воинственно-поселенческий азарт на бюргерское степенное самодовольство в благоустроенных ишувах с хорошими домами, чистым воздухом и комиссией по приему новых членов.

Численность еврейского населения за «зеленой чертой» стала показателем успеха поселенчества вместо процентов занятой территории. В обмен на тишину, арабам фактически позволили овладеть всей Иудеей и Самарией – то, чего они добивались прежде путем террора.

Фактически, бывшие правые теперь тоже стали идеологическим центром, то есть такой же идеологической «дыркой от бублика», какой стали бывшие левые. Не «де-юре», так «де-факто» свыше 90% Иудеи и Самарии и так уже уступлены арабам, и их вполне устраивает это «де-факто»: «де-юре» на Востоке – пустой звук, стекляные бусы для европейских «дикарей». Сегодня спор между левыми и правыми — это, что отдать и что оставить от тех крох территорий Иудеи и Самарии, которые евреи успели в свое время заселелить. Вот и все, что осталось от былого «надлана».

Как же так вышло, что столь драгоценный товар, за который предполагалост купить мир и спокойствие на все времена, оказался так бездарно разбазарен в обмен на сиюминутную хрупкую тишину, то и дело взрывающуюся обстрелами и интифадами? Неужели и бывшие левые, и бывшие правые прагматики не понимали, что ни уступки арабам, ни заключение с ними договоров, ни предоставление им самостоятельности и даже независимости не снизит опасность их нападения, а напротив, лишь придаст им дополгительные силы и возможности для него?

Что попытки откупиться от них приведут к рэкету с их стороны, что фактически поставит нас в положении их заложников, «зимми», платящих «джиззю» – налог за право на жизнь для неверных?

Конечно, все всё прекрано понимали. Это мы не правильно думали, что для левых Иудея и Самария – «надлан».

На самом деле это вовсе не так.

On Jews and Judaism: Selected Articles 1961-1990 (Hebrew Edition): Kahane, Meir, Kahane, Meir: 9789652223500: Amazon.com: Books

Иудея и Самария – сердце Эрец-Исраэль, святая Земля, заповеданная нам Торой. Как отмечал рав Кахане, заселять ее не право наше, а обязанность, мицва, повеление Свыше.

Правами можно поступиться, имуществом, в том числе и недвижимым «надланом», тоже. Повелением Свыше «поделиться», прийти к компромиссу невозможно.

Это понимают все арабы. Ислам заповедует джихад, и захват наших земель, нашей страны, да и всего мира это для них не право, а долг. И они прекрасно понимают, что наш отказ от заселения Эрец-Исраэль это не уступка в наших правах, а отказ от повеления Вс-него. И это делает нас трусливыми вероотступниками, сбродом ничтожеств, «кузнечиками в их глазах».

Но, как левым на самом деле наплевать на арабов с их незаисимостью и их благополучием, а интересует абстрактная справедивость (хорошо оплаченная Евросоюзом), так им глубоко наплевать и на то, что арабы думают о нас.

Им гораздо важнее другое: их власть в нашей стране. Они прекрасно понимают, что реальное овладение, заселение наших сердцевинных, заповеданных земель Иудеи и Самарии станет очевидным исполнением пророчеств и приведет к взрывному подъму религиодного созания в народе. Власти левых придет конец.

Этого они боятся и не могут допустить. Не в том даже дело, что что в страну вернется Шабат и кашрут. Правые, даже религиодные, придя к власти, не установят диктатуру, это не про нас. «Государство Галахи» – это жупел для пропаганды. На самом деле левые боятся расплаты за все те преступления против народа и страны, которые они успели совершить за десятилетия своего официального и неофициального господства.

Эти предатели и преступники и сегодня во власти. А дети тех, кто уже отошел в мир иной, составляют нашу «элиту». Им есть, чего бояться.

Поэтому они и развивают антирелигиозную истерию вокруг «государства Галахи», «еврейского Шариата» и «иудейского Ирана». Многие верят. Особенно те, кому вообще евреи не нравятся. И таких сюда везут все больше и дают влияния все больше, и микрофоны все чаще…

Но что же правые? Им-то, казалось бы, не след плестись за левыми негодниками, потакая им в слепой ненависти к еврейской вере. Ведь, вот она их «ахиллесова пята», вот оно, их слабое место, их болевая точка: Иудея и Самария.

Начни заселять ее – и не жалкими клочками, жмущимися друг другу поближе к пресловутой «зеленой черте», а на деле, по всей территории, не боясь ни арабов, ни европейцев, ни ООН и ни «дистейта» – и власти левых придет конец. Народ воодушевится, а мир, увидя это, лишь остолбенеет. Как это было в 67-м.

Казалось бы, это столь очевидно! Почему же правые не воспользуются этим? По трем причинам.

Во-первых, за время, что левые были у власти (опять же, что номинально, что фактически, контролируя все государственные институты, СМИ и академию), им удалось создать систему, при которой правое движение полностью парализовано, кастрировано и подкуплено.

כשפרס דאג מהתקף הלב של בגין: "עקבתי בחרדה"

Во-вторых, правые именно в силу своей национальной идеологии озабочены единством народа и, придя к власти (как Бегин в 77-м), не устраивают «охоту на ведьм», а напротив, торжественно объявляют, что никого не тронут, не уволят и все оставят, как есть, лишь бы не допустить гражданской войны.

Ни массовый правый избиратель, ни его его процеженные через левую цензуру лидеры не хотят обострений. Лидеры будут лгать, а избиратель предпочтет быть обманутым. Что и происходит.

Даже религиозные сионисты, которые, казалось бы, должны рваться в бой, делают это больше словесно, а в самые решающие «моменты истины» куда-то исчезают, позволяя беспрепятственно ликвидировать очередной форпост «молодежи холмов» и публично отмежовываются от «экстремистов-машихистов», фактически предавая саму Тору.

כרטיס קבר: הרב אברהם יצחק הכהן קוק הראי"ה » הר הזיתים, ירושלים

Третья причина, почему правые не спешат восползоваться слабым звеном у левых, дежит еще глубже. Это кризис иудаизма. Попытка рава Кука найти новые пути еврейской веры, адекватный эпохе возвращения народа в Сион, не получила своего развития.

Сам Рав не дожил ни до Шоа, ни до 1947, ни до 1967 года, а мы все топчемся на том же месте, не имея ответов на новые вопросы. За минувшие без малого сто лет, нового рава Кука у нас так и не появилось. Религиозный сионизм захлебнулся.

С одной стороны, он продолжает жить по Галахе Галута, кое-где косметически подправленной с учетом «новостей» последнего столетия. С другой стороны он плетется в хвосте светско-правых политических движений, неспособный создать свою собственную политическую стратегию. Даже сегодня, когда на голове нашего премьер-министра впервые в истории государства мы видим кипу, мы не видим, чтобы правительство начало делать то, что соответствовало бы истинно национально-религиозной идеологии, то есть заселения территорий Иудеи и Самарии.

Напротив, мы видим, какими уступками, комромиссами, почти предательствами национальных интересов пришлось ему заплатить за право оказаться в своей должности. Конечно, еще рано подводить итоги, может быть, он окажется умнее, смелее, последовательнее и принципиальнее, чем выглядел все годы, что мы его знаем. Но верится в это слабо. Ведь для собственной стратегии нужна собственная идеология, а ее у национально-религиозного лагеря, как не было, так и нет.

…Иногда мне кажется, что эти вопросы лежат вообще за областью человеческого понимания. Что появление новой идеологии, более того, новой формы иудаизма это революция масштаба революции рава Йоханана бен-Закая. Что под силу это лишь Машиаху. Что времена эти наступили, и потому весь мир сейчас «штормит».

А если так, то лишь озарение Свыше, явит нам Истину в лице Царя-Машиаха. Мы же, топчащиеся у подножья, услышим лишь Голос Вс-него. Чтоб не умереть.

Июль 2021

Авторский блог

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..