среда, 10 февраля 2021 г.

Политкорректность – это неизбежный путь к диктатуре и жесточайшему террору

 

Марк Зальцберг | Политкорректность – это неизбежный путь к диктатуре и жесточайшему террору

«…Вы видите людей, которые поют “Марсельезу”, – и им это сходит с рук. На первых порах это меня ужасно смутило. Думаю: сам-то я, разумеется, не пел – но как бы не пострадать за присутствование!»
М.Е.Салтыков-Щедрин. Книга «За рубежом». Эпизод в Париже.

«Жить не по лжи»
А.Солженицын

Photo copyright: Anthony Crider, CC BY 2.0

Слова нашего великого сатирика как нельзя лучше подходят сейчас к политической ситуации, давно уже наблюдаемой в Америке людьми, не лишёнными исторической памяти.

Правительство, ограничивающее своих граждан в свободе слова, неизбежно теряет контроль над их мыслями, планами и просто поведением. Они же молчат! Таким образом управление страной становится весьма проблематичным. И единственным способом узнать реальное направление мыслей своих граждан, а тем более оппозиции, является создание мощной тайной полиции, тотальной слежки и системы доносительства. Иного пути не существует. Ведь вся печать становится подцензурной! А что на самом деле думают подданные? А кто их знает! Это хорошо известно из практики всех тираний, таких как гитлеровская, сталинская или тирания времён Римской Империи.

Другого пути корректировать управление не существует. Америка уже серьёзно ограничила свободу своих граждан не только открыто выражать своё мнение, но даже заниматься теми областями знаний, которые правительству не угодны или кажутся опасными. Неизбежно и то, что в Америке давно уже существует практика шельмования своих граждан в средствах массовой информации, вплоть до изгнания с работы неугодных и натравливания на них всевозможных левых организаций.

Вы скажете, что всё это происходит стихийно и правительство тут не при чём. Но это не так! Если государство в лице органов правосудия не наказывает агрессивные левые организации и отдельных лиц за травлю и даже насилие над своими оппонентами, то кого же как не правительство можно обвинить в терроре и насаждении стандартного образа мыслей и стандартного поведения граждан в угоду существующей власти. Мало того, в стране за последние 20 лет введены такие законы, которые прямо вынуждают нас помалкивать во избежание неприятностей. Мы чувствуем, что загодя виноваты во всём! Точно как в СССР. С Законом ведь не шутят!

Тем, кто долго жил в СССР, памятны бесконечные политические занятия, на которых всем без исключения достаточно взрослым гражданам буквально вбивали в сознание официальную пропаганду марксизма. Я помню, как меня и моих коллег профессионалов с университетским образованием регулярно заставляли заниматься в школах политпросвещения, где часто малограмотные преподаватели несли такую чушь, что было невыносимо их слушать! И было бы это смешно, когда часто седых уже слушателей как малых детей наставляли невежды, но если учесть, что эти занятия имели ещё одну скрытую цель, то не да смеха было. Было страшно! Цель эта состояла в контроле над мыслями. Любой неполиткорректный вопрос, а тем более спор с преподавателем немедленно становился известным в соответствующих местах с весьма неприятными последствиями для несогласного. При тотальной цензуре эти политзанятия служили обратной связью для государства. Пока занимаются и не протестуют значит послушны и можно не беспокоиться!

В случае со мной это было вдвойне дико. Я 6 лет преподавал на пятом курсе в Ленинградском Технологическом Институте, а меня «учили» уму-разуму люди намного ниже меня по знаниям, возрасту и социальному статусу. И правительству было абсолютно безразлично мое отношение к этим занятиям. Оно это прекрасно знало! Но пока я и мои коллеги на эти занятия ходили и хорошо себя вели, это означало лояльность. Больше ничего от нас и не требовалось. Но стоило нам задавать неуместные вопросы или спорить с преподавателем, как нас вызывали в лучшем случае в дирекцию, а часто и в КГБ для угрожающей беседы. А кое-кто навсегда исчезал из института, где я работал.

Я давно на пенсии и мало знаю о нравах, царящих теперь в местах работы граждан Америки. Но время от времени я узнаю от своих молодых друзей и знакомых о таких же порядках, как в СССР, царящих теперь в Америке. Перед тем как приступить к работе на новом месте, служащих собирают для явно политического инструктажа, где долго и нудно рассказывают им о чём можно и о чём нельзя говорить с коллегами. Как вести себя с женщинами, представителями цвeтнoгo нaceлeния. Как обращаться с людьми нeтpaдициoннoй ceкcyaльнoй ориентации и так до бесконечности. И такое регулярно повторяется!

Свод этих правил необъятен, оскорбителен и неприемлем в нормальном обществе, тем более в обществе образованных профессионалов, а не буйных подростков или уголовников. Кары для нарушителей жестоки и известны. Увольнение с работы в лучшем случае. Где мы живём? Как мы дошли до жизни такой? Когда я впервые в этой стране поступал на работу в 1980 году, ничего подобного не было. Кроме инструктажа по технике безопасности никаких других наставлений нам тогда не делали.

Проработав затем 15 лет в университете и 10 в NASA, я о подобном не слыхивал! В те годы никого не интересовали мои политические взгляды, а термина «политкорректность» даже не существовало. И говорил я всё, что вздумается. За этим я и родину покинул. Там всё было запрещено и жить в обстановке тотального контроля стало невыносимо и опасно.

А теперь и в Америке каждое слово, каждая мысль превращена в политическую. Очень похоже на СССР. Закон запрещает выражать своё мнение по любому поводу, если это мнение неполиткорректно! А что это такое до сих пор намеренно не сформулировано точно. И доносчики появляются сразу за цензурой. За законами, отменяющими свободу слова. Есть у них теперь возможность отомстить обидчику, удовлетворить свою зависть и жадность. Такова природа среднестатистического человека особенно из низов. Диктатура даёт возможность этому среднестатистическому человеку проявить свою подлую сущность во всей «красе»! Этот отъявленный негодяй защищён Законом от критики и преследования. Он востребован! Мало того, месте с доносчиками появляются так называемые АКТИВИСТЫ! Это особая порода людей, не достигших ничего в жизни и никому не известных. Они особенно страшны!

Политкорректность, поддержанная Законом, позволяет им мгновенно стать известными, необходимыми и успешными. Они как волки на добычу кидаются на тех, кто не хочет ходить в строю и произносить «правильные» речи. И является ещё одна нелепость. Теперь в почёте и безопасности весьма странные особи.

Гoмoceкcyaлиcты, биceкcyaлисты, лecбиянки, тpaнcгeндepы и прочие им подобные. Им, составляющим только 1–2% от популяции, позволено теперь диктовать обычным людям нормы поведения. Попадать в высшие эшелоны власти! Они стали доминирующими в обществе. Особенно в искусстве! Да и в политике тоже. Закон защищает их от критики! А за критику оных Законом предусмотрены суровые кары. Снова спрошу, где мы живём? Разве такое общество нормально? Жизнеспособно? Нам прямо предписывается публично выражать любовь к этой категории граждан. Никоим образом не враждебность! Только любовь! Т.е. лгать на каждом шагу! А разве мы их любим? Мы их и понять-то не в состоянии! Хочет ли кто-то иметь такого ребёнка или родственника? Ответ ясен! Я не раз спрашивал. Все хотят видеть внуков похожих на них! И это нормальное желание теперь зовут pacизмoм или гoмoфoбиeй. Или ceкcизмoм, в крайнем случае. (Кстати, это что такое?)

А наше правительство тем временем хочет в законодательном порядке изменить человеческую природу. Ну точно, как большевики. И мы кончим тем же, ибо насиловать бесконечно природу нельзя! Мы дошли до того, что принадлежность к белой расе стала считаться преступлением! Мы в своём уме?! Половина нации запугана точно как в СССР!

Я хорошо помню, как это происходило в СССР. Казалось бы, как и в Америке только общественность участвовала в гонениях Шостаковича, Ахматовой, Зощенко, Пастернака и многих других. Союзы Советских писателей, Союзы композиторов и прочие дружно ругали их, требуя жестокой кары, называя их предателями и отщепенцами.

Но это только на первый взгляд. А на самом деле всё это делалось по указке правительства и по ней же вдруг внезапно прекращалось. Выгнанный со всех работ Шостакович вдруг отправляется делегатом от СССР во Францию на Конгресс борцов за мир. Оставшийся без работы и денег Булгаков, обвиняемый во всех грехах как антисоветчик, вдруг получает работу во МХАТе и так далее. Совершенно непонятная терминология употреблялась в СССР для уничтожения инакомыслящих и травли всех, неугодных. Кто понимал эти клички? Мелкобуржуазный, перерожденец, меньшевик и даже меньшевиствующий мещанин, безродный космополит, кулак и подкулачник. А кому теперь понятны такие американские клише, как ceкcиcт, гoмoфoб, pacиcт? Мы идём точно по пути СССР и так же, как СССР непременно плохо кончим.

Ложь порождает насилие – насилие порождает ложь. А всё вместе означает катастрофу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..